Вампир в профкоме
09.03.2019 00:00
Я решила, что надо обязательно рассмеяться ей в лицо

вампир в профкомеДобрый день, любимая газета! Наконец-то осмелилась написать вам. Каждый номер прочитывается в нашей семье сначала галопом по Европам, как в летний день с жадностью пьёшь воду, а потом не спеша, со смаком, – особенно понравившееся. А уж в третий раз читаю, что сильно зацепило. Нередко с мужем пускаемся в обсуждения. Теперь он и сам, как только почтальон принесёт «Мою Семью», сначала просмотрит «свои» страницы, а потом уже мне отдаёт, чтобы я не била копытом от нетерпения. А написать хочу о встрече с людьми, с которыми лучше вообще никогда не встречаться.

Этот случай произошёл 24 года назад. Я тогда жила в Казахстане, работала в производственно-дорожном участке и много лет была председателем профкома. Все материальные блага распределялись строго по спискам, согласно очерёдности. Списки были заверены начальником предприятия, председателями профкома и трудового коллектива. Листки висели на видном месте для всеобщего обозрения. Это означало, что профком обязан находиться в курсе жизненных условий всех рабочих.

Однажды к нам пришла жена одного тракториста. В тот момент меня не было на месте, уехала на объект. С гостьей разговаривала секретарь профкома Валентина Антоновна. Когда я вернулась, то поразилась плачевному состоянию, в котором находилась моя Антоновна. Её руки дрожали, лицо пунцовое, голос прерывался.

– Что тут случилось? – спросила я.
– Приходила Нина, жена тракториста, – пробормотала Валентина.
– Ну и что? Почему ты так отреагировала? Я тебя ни разу такой не видела. Давай-ка выпей что-нибудь для успокоения.

Валентина выпила лекарство, а потом продолжила:
– Она сказала, что завтра снова придёт, но хочет пообщаться лично с тобой.

Я не придала этому особого значения.

На следующий день Нина появилась в моём кабинете, и что-то странное начало происходить уже со мной. Резко закружилась голова, ни с того ни сего бросало то в жар, то в холод, руки дрожали. Я не могла усидеть на месте, хотелось куда-нибудь убежать. А Нина с самодовольной улыбкой продолжала поливать грязью мужа и дочь, хотя пришла с чисто бытовым вопросом – им не привезли полагавшуюся работникам капусту.

Даже не помню, когда эта женщина ушла, но она успела сообщить, что завтра вернётся кое-что обсудить. Ночью я не спала – думала, как защититься от неё, потому что мне стало по-настоящему страшно. И придумала вот что: эту Нину надо обязательно сбить с темы и рассмеяться, хоть над чем-нибудь.

На следующий день при разговоре с Ниной меня снова начало бросать в дрожь, я даже стала заикаться, хотя прежде за собой такого не замечала. И только когда я рассмеялась, увидела, как скривилось лицо Нины. Она наконец-то впервые замолчала. И тут я истерически расхохоталась, сама не знаю почему. Тогда эта дама, не сказав ни слова, вылетела из кабинета и больше не приходила.

Валентина Антоновна со смехом мне пеняла:
– Ну что, поверила бабским бредням?

Даже сейчас вспоминая тот случай, чувствую, как внутри пробегает холодок. До сих пор не могу понять, что же это было. Очевидно, я и секретарь столкнулись с мощным энергетическим вампиром. Но почему мой истерический смех так испугал эту женщину? Интересно, знает ли кто-нибудь ответ на мой вопрос.

Из письма Валентины Морозовой
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №10, март 2019 года