СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Священник – умирающая профессия
Священник – умирающая профессия
12.03.2019 18:12
Батюшка отказался служить, пока не угостят курицей и водкой

СвященникЗдравствуйте, дорогая «Моя Семья»! Я вас очень уважаю и выписываю газету с первого номера первого года издания. Можно сказать, живу «Моей Семьёй» – очень люблю её. Не пропускаю ни одного выпуска. Но сейчас хочу обратиться за советом к отцу Александру Дьяченко.

Мне 83 года. Я всегда очень верила в Бога и верю до сих пор. Ходила в храм, пока позволяли ноги, но сейчас уже не могу – я инвалид-колясочник. Да и, признаюсь честно, разочаровалась в нынешних батюшках. Многие из них в последнее время ведут себя слишком нагло.

Когда ещё могла ходить, бывало, являлась в храм, покупала свечки, ставила, а их тут же собирали с подсвечника и кидали в урну. Но как же так можно поступать? Зато в храме ходят с подносом – собирают пожертвования. Подойдут и смотрят прямо в глаза: мол, давай деньги. Но если нет ничего у человека, если он пришёл помолиться Богу, как быть тогда? Если ничего не дашь, так эти прислужницы с подносом посмотрят на тебя с таким презрением, даже не знаешь уже, что и делать.

Ещё об одной неприятной ситуации хочу рассказать. Умер кум – он жил в нашей станице. Мы с мужем помогали с организацией похорон, решали вопрос с отпеванием. Но прежде чем отпеть покойника, в церкви нас спросили: «А где ваш кулёк?» Так вроде бы полагается – приносить гостинцы батюшке за помин. Мы честно ответили: «Мы не знали насчёт кулька – у нас сейчас ничего нет, но мы вам обязательно после отпевания принесём». Однако батюшка отказался отпевать нашего кума, пока мы не собрали ему кулёк с курицей, мясом, водкой и сладостями. Я была в шоке.

А вот другой случай. У меня два сына, оба участвовали в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Без последствий не обошлось: спустя много лет старшего сына замучили болезни, он совсем слёг. Когда был уже совсем плох, попросил меня: «Мама, сходи к батюшке, позови, пусть исповедует и причастит напоследок». Приехала я в церковь, обратилась к женщине за свечным ящиком. Попросила, чтобы священнику передали мою просьбу о причащении умирающего сына. Пояснила, что сын очень плох, нужно торопиться – его постоянно тошнит. Но женщина ответила: «Если его рвёт, то батюшка не поедет, не будет причащать». Но хотя бы пособоровать уходящего из этого мира можно? Мой сын на следующий день умер, так и не приняв Святых Тайн.

Как я плакала после его смерти – не передать словами. Почему священник отказал моему сыну в последнем причастии? Ведь сын верил в Бога. И вообще вся наша семья верующая, молимся постоянно дома. Когда молюсь и что-нибудь прошу, очень часто всё исполняется. Никогда ничего чужого не взяла, никого не обманула. Стараюсь жить по заповедям. И все мои дети тоже верят в Бога, читают Библию, акафисты, молитвы. Я всегда учила внуков читать «Отче наш».

Хочу вас попросить, отец Александр, помочь разобраться ещё в одном непростом деле. В нашей станице есть батюшка. Если мы ему не заплатим, он отпевать не приходит, а батюшке из другой станицы отпевать в нашей почему-то не разрешает. Говорит: «Это моя территория». Имеет ли он право так судить?

Извините меня, батюшка Александр, я пожилой человек. Не знаю, может, и обидела кого – все люди разные. Но не верю я этим священникам.

Ваши рассказы очень люблю, ни одного не пропускаю, читаю каждый лист «Моей Семьи». Ещё раз извините за такое несвязное письмо. Надеюсь на вас, что поможете мне разобраться. Если с мужем едем на машине, обязательно заезжаем в храм в другой станице. Вызываю батюшку, даю ему деньги, чтобы он помолился за рабу Божию Надежду и раба Божия Александра. Бог нам помогает. Всего доброго!

Из письма Надежды Васильевны,
Кабардино-Балкария


Комментарий священника

Уважаемая Надежда Васильевна, здравствуйте! Прочитал ваше письмо и узнал, какого мнения вы о нас, сегодняшних священниках. Увы, слышу такое постоянно и часто об этом читаю. В СМИ хороших отзывов в наш адрес появляется всё меньше.

Тем не менее не стану осуждать своих собратьев, о которых вы написали. Во-первых, я с ними не знаком. А, во-вторых, не знаю, насколько вы объективны. Скорее всего, ни с кем из этих батюшек вы не общались по-настоящему, глаза в глаза.

Однако для меня дико слышать, что к умирающему пригласили священника, а тот отказал в последнем напутствии. Бывает, конечно, что зовут к больному, а болезнь зашла так далеко, что человек не принимает ни пищи, ни воды. В таком случае частичка Святых Даров действительно может спровоцировать рвотный рефлекс. Порой звонят, а человек уже в агонии. Здесь мы бессильны. Но если больной ещё в разуме, я не отказываю. В любом случае с человеком можно хотя бы помолиться, подержать его за руку. Поверьте, это уже немало.

Хочу обратиться ко всем читателям, у кого дома доживают век престарелые родители или тяжелобольные родственники. Не тяните до последнего! Зовите священника, когда с человеком ещё можно говорить. Когда он понимает, кто и зачем к нему пришёл. Дайте родным шанс на покаяние! Поверьте, это важнее, чем потом человека просто отпеть. Всё это нужно делать вовремя, тогда не возникнет обид и недоумений.

Не помню случая, чтобы мы отказали в отпевании усопшего родственника. Даже если у людей нет денег, отпеваем Христа ради. Единственные в этом вопросе канонические запрещения – не отпевают самоубийц и людей некрещёных. Некоторые отцы принципиально отказываются отпевать умерших от передозировки наркотиков и алкоголиков. Это их право.

Иногда ходит человек в храм, свечки ставит. Наверное, молится. А умер и стал детям не нужен – отпевать престарелого родителя они не хотят. Закопали и забыли. Тогда мы сами его отпеваем. Правда, живём в крошечном городке, где все так или иначе знакомы или хотя бы слышали друг о друге. В большом городе такое невозможно.

Священник не допускает, чтобы кто-либо кроме него совершал требы на приходе? Это верно. Священник всегда ставится к определённой территории. Он отвечает за своих прихожан и здесь, на земле, и после их смерти. На днях мне звонили и просили приехать в соседний город отпеть усопшего на дому. Я объяснил, что мы на других приходах не отпеваем. В ответ услышал: «Батюшка, не волнуйтесь. Об этом никто не узнает».

Хорошо, а как же элементарная порядочность? Почему люди отказывают нам, священникам, в порядочности и чувстве собственного достоинства?

Надежда Васильевна, из вашего письма не очень ясно: вы просите священника отпеть усопшего, а жертвовать на храм не торопитесь. Почему? Хотите, чтобы у вас в станице был храм, батюшка крестил детей, отпевал усопших, а помогать отказываетесь. Если вы бедны и просите отпеть Христа ради, то мне это понятно. Но другого священника звать зачем? Может, он вам больше нравится? В таком случае вам никто не мешает ездить к нему в храм и там молиться.

В своё время, когда я начинал писать рассказы, героем одного сделал священника со всеми присущими ему недостатками. В ответ получил разгромную критику читателей: «Мы не хотим читать об отце с недостатками, он должен быть идеальным!» Чтобы отделить себя как автора от священника, главного героя моих рассказов, вынужден был взять псевдоним. Это лишь мой герой идеален, а не я, обычный земной человек.

Знаете, на меня тоже обижаются. Однажды в храм пришла женщина, которую я давно не видел. Пытался узнать, почему не бывает на службах, но не получилось. Потом она зашла и сказала: «Хочу выяснить, почему во время каждения в храме ты так на меня посмотрел». А я и не помню даже, когда и как на неё смотрел. Человек обиделся и ушёл. Не от меня, из храма ушёл. Вот какая беда.

Очень трудно общаться с людьми. Люди обидчивы до болезненности. Замечаний никому не делаю, только жалею и рассказываю им о Христе. Кто остаётся, тот остаётся. Остальные уходят. И каждый сам становится себе судьёй.

В этом году исполняется двадцать лет, как я стал священником. С высоты опыта и возраста скажу: священство – не работа и даже не служение. Священство – это избранничество. Если такой путь человеку предназначается, то никуда ему не деться.

Однажды Господь избрал Иону и велел ему быть Его пророком. И как Иона ни упирался, ни бегал, ни прятался от Бога, а вынужден был смириться. Господь умеет усмирять. А кому-то даётся право выбора. Им проще. Наверное, я не открою Америку, если скажу, что сегодня резко упало число желающих принимать священнический сан. Ведь в миру намного проще реализоваться. Но священник не знает, что такое «уйти на пенсию». Когда мы умираем, тогда и перестаём служить. У нас нет никаких льгот и поблажек, нет дешёвых путёвок в дом отдыха. У нас нет ничего, кроме обязанностей.

Детишки вот тоже. Редко кто из батюшек не родил четырёх или пяти ребятишек. А бывает, что семеро и даже больше. Их тоже нужно кормить, и воспитывать, и учить. Вы о курице упомянули, о сладостях? Не жалейте – дети батюшки помянут.

Спросите: что мы имеем взамен? То, что однажды на подобный вопрос услышал один отчаявшийся подвижник. Христос ему ответил: «А ты будешь Мне другом». Служение священника сродни подвигу. Поэтому всё меньше тех, кто соглашается на этот путь. Говорят, не престижно, «умирающая профессия».

В Европе с этим тоже проблема. Читал, что в Германии в храме поставили робота в виде священника. Брось монетку и жми на кнопку. Хочешь – он тебе песенку споёт, а хочешь – благословит. Идеальный батюшка! Ни курицы, ни водки, ничего ему не надо.

Вы пишете, что не верите нам, сегодняшним. А я и не призываю нам верить. Доверьтесь Христу, Которого мы проповедуем. Не смотрите на нас, на Него смотрите. И воспитывайте детей и внуков такими, какими бы вам хотелось их видеть. Пускай они вырастут и займут наши места у престола.

Дорогая Надежда Васильевна, вы и все, кто недоволен нами, сегодняшними, знайте: я вам верю и на вас надеюсь. На ваш труд. И очень прошу: воспитайте новую поросль достойных священников.

А пока смиряйтесь с тем, что есть. И берегите тех, кто остался.

Протоиерей
Александр ДЬЯЧЕНКО
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №10, март 2019 года