СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Диана Гурцкая: Можете прийти в час ночи, я всё равно вас вкусно накормлю
Диана Гурцкая: Можете прийти в час ночи, я всё равно вас вкусно накормлю
18.03.2019 18:57
Диана ГурцкаяОна пришла на эстраду в конце девяностых. Родившаяся в многодетной грузинской семье, незрячая девушка в 1995 году вместе с братом поехала покорять Москву и поступила в Училище имени Гнесиных. Талантливую студентку заметил Игорь Николаев, а вскоре на радиостанциях зазвучали её песни-баллады «Ты здесь», «Волшебное стекло моей души», «Ты знаешь, мама» и другие. Сейчас Диана Гурцкая не только заслуженная артистка России, но ещё и активный общественный деятель. Она – член Общественной палаты, председатель Комиссии по поддержке семьи, материнства и детства. Причём не на словах, а на деле. Мы встретились с Дианой в буквальном смысле на Бородинском поле, где она собрала на концерт классической музыки юные дарования, которым помогает Благотворительный фонд помощи незрячим и слабовидящим детям «По зову сердца». Гурцкая его создала и возглавляет.

– Диана, кому и как пришла в голову идея фонда помощи детям с ограниченными возможностями?
– Конечно, в данном случае мне сложно говорить, потому что придётся рассказывать о себе. Я вообще не люблю говорить о себе, упоминать свои добрые дела и так далее. Но могу сказать, что мне и людям в моей команде многое пришлось пережить. Я окончила школу-интернат для незрячих детей. Жила в пятистах километрах от своего дома. Безусловно, тосковала, пролила много слёз. Но прошла через всё это. Когда человек проживает подобную историю, она никуда не уходит и остаётся с ним навсегда. И чего бы я ни достигла, к чему бы ни пришла, всегда помню, что значит наша поддержка для детей с ограниченными возможностями здоровья. Полезен даже маленький шажочек в сторону таких семей и детей. Важно помогать этим ребятам идти дальше. И мы потихоньку продвигаемся в этом направлении, и у нас получается. Сегодня на концерте вы видели, насколько талантливы эти дети. Они потрясающие! Какая бы ни случилась жизненная ситуация, самое главное – это вера. И плечо близких людей, которые поддержат, помогут и будут верить в тебя. Этот синтез – и есть наша жизнь на сегодняшний день.



– К слову, о поддержке близких. Вы приехали вместе с братом в Москву в лихие девяностые. Поступили на эстрадное отделение Училища имени Гнесиных и успешно его окончили. Чем запомнилась жизнь в ту пору и учёба в Гчтонесинке?
– Потрясающими педагогами. Я им безумно благодарна. Потому что в то время никто не знал, что такое инклюзивное образование (совместное обучение детей с нормальным развитием и детей с ограниченными возможностями. – Ред.). Тогда никто не понимал, что такое доступная среда, интеграция и тому подобное. Я приехала в Москву в 1995 году, а в 1996-м поступила. Это было время, когда люди с инвалидностью могли существовать лишь в некоем подобии резервации. Никто ничего не знал, в том числе и мы с братом, семьёй и педагогами. Несмотря на это, в Гнесинку меня приняли. Приняли всей душой и сердцем. Каждый из педагогов старался помочь. Каждый из них подарил мне частицу себя и, наверное, подарил ту школу, которая есть сейчас во мне. Я безумно благодарна своему педагогу Людмиле Алексеевне Афанасьевой, которой, к сожалению, сейчас нет с нами. Она так много сделала для того, чтобы я развивалась. Мне очень помогали однокурсницы Диана Минасян и Инга Хитрова, которые приходили за несколько часов до начала занятий, чтобы помочь мне подготовиться. Конечно же, с этого всё и началось в моей жизни. Разумеется, не могу не сказать слов благодарности Игорю Николаеву, который сделал многое для того, чтобы в моей жизни всё получилось. Благодарна я своей семье, моему брату, моим близким людям, потому что они первыми в меня поверили. Ведь многие сомневались, что у нас вообще что-нибудь получится. Тогда были другие времена. Скажем, не было таких центров реабилитации, как в наши дни. А сейчас очень многое делается и в Москве, и в области для обычных детей и детей с инвалидностью. Многое делается и по всей России. Сейчас мы достигли того уровня, когда можем открыто говорить о своих проблемах. И чувствуем, что достигли этапа, когда в состоянии сами формировать доступную среду для инвалидов. Я лично благодарна всем. Ведь в 1995 году, когда приехала сюда, невозможно было даже помыслить о том, что у нас появятся инклюзивное образование, инклюзивные театры. А ещё я безумно благодарна Губернскому театру и лично Сергею Безрукову и Ирине Безруковой. Потому что в первый раз именно они прислушались к моей просьбе о тифлокомментировании спектакля (краткое описание предмета, пространства или действия, которые непонятны слепым и слабовидящим; комментарии передаются через наушники. – Ред.). Сейчас Министерство культуры многое делает для того, чтобы театры и кинотеатры были оснащены необходимым оборудованием.

Диана Гурцкая– Вашему сыну скоро двенадцать. Расскажите, пожалуйста, о нём. Как появился на свет, была ли у вас послеродовая депрессия?
– Я его очень сильно ждала. Поэтому не понимаю, что такое послеродовая депрессия. У кого-то, наверное, такое случается, но у меня этого не было. Разумеется, я хотела заниматься им только сама. Когда мы взяли нянечку, прорыдала целый день в ванной. Как же это так? К моему ребёнку будет притрагиваться посторонний человек? До четырёх месяцев мне помогала сестра, но потом ей пришлось уехать, и мы пригласили профессиональную няню. Однако я категорически заявила, что няня работает лишь с утра до вечера, с десяти до восьми. Ведь мне приходится работать. Но как только у меня появлялось время, я всегда стремилась быть дома вместе с сыном. Не желала пропускать ни одной минуты, хотела наблюдать, как он воспитывается и растёт. И всегда пыталась участвовать во всём, что в его жизни происходило. Первые зубки появились седьмого февраля в семь вечера, никогда не забуду этот день и час. Сейчас он растёт, учится в пятом классе, играет в теннис, ходит в музыкальную школу, занимается углублённым образованием. У него семнадцать дней разницы с моим племянником. Дети растут, а время летит. Как будто только вчера я родила своего сына, а сегодня ему уже двенадцать.

– В какой класс отдали сына в музыкальную школу?
– Фортепьяно. Я не стремлюсь к тому, чтобы он стал вокалистом. Если Косте захочется, пусть выберет сам. Никогда не буду подсказывать и диктовать по принципу: раз я вокалистка, то и ты давай тоже пой. Но считаю, что фортепьяно – важная составляющая. Это даёт не только музыкальность, но и развивает логику и даже в какой-то мере способности к математике. Да и вообще прикоснуться к классике – большое счастье.

– А он понимает, что его мама – знаменитая личность?
– Вы знаете, я никогда это не подчёркивала. Но он, конечно, видит, понимает, знает. С другой стороны, Костя не заносчивый парень. Никогда не кичится этим. Потому что я его пыталась воспитывать так: ты – обычный ребёнок, простой мальчик. Он поступил в обычную государственную школу, и музыкальная школа у нас тоже государственная. Мы не пошли в частную. Изначально я старалась, чтобы он рос наравне со всеми: «Тебя так же должны журить и хвалить, как остальных». Более того, когда мы поступали в музыкальную школу, я не ходила на вступительные экзамены, а попросила папу его сопровождать. Не хотелось, чтобы кто-нибудь заподозрил, будто я приехала туда специально, чтобы взяли моего ребёнка. Я посетила музыкалку, лишь когда он уже в ней учился. Там проводился открытый урок, на который я приехала. И неожиданно узнала, что у моего ребёнка есть слух. А ведь я была убеждена, что его нет. Оказалось, не только отличный слух, но и интересный голос – сиплый. Хотя он всё время говорит, что ему не нравится собственный голос. Зато ему нравится современная техника – безусловно, мы с этим тоже сталкиваемся. Но таковы сегодняшние дети и современные реалии.

– А чем вам запомнилось собственное детство?
– Я родилась в Сухуми, а выросла в Тбилиси. Вы знаете, я жила в атмосфере абсолютной любви и стараюсь отвечать окружающим тем же. Везде в кавказских республиках принято любить людей, принимать гостей, делать так, чтобы в твоём доме им было хорошо. И я живу по этим же законам. Двери моего дома всегда открыты. Если в час ночи кто-нибудь придёт в гости, у меня на этот случай всегда есть в холодильнике еда. Я люблю принимать друзей, вкусно их кормить. Для меня это очень важно, так меня учила в детстве мама. Очень люблю мамалыгу, хачапури, пхали – национальную грузинскую кухню. Когда моя помощница приносит горячие лаваши, у меня от потрясающего запаха кружится голова. Прохожу мимо, нюхаю, получаю огромное удовольствие.

– В 1999 году не стало вашей мамы. И песня, обращённая к ней, пережила её саму.  Чем мама запомнилась?
– Да, мамы нет рядом с нами. Но я знаю, что она всегда со мной. Она моя любовь, мой талисман, моя жизнь. Она всё дала мне, чтобы я сегодня стояла с гордо поднятой головой. Это её заслуга, её слёзы и счастье. Она старалась, делала всё для меня – дарила любовь и веру в себя. Она научила меня многому в жизни. Поэтому я очень хочу подарить сыну ту же любовь, что мне давала мама.

– Планируете ещё детей?
– Хотелось бы, конечно. Как раз сегодня мы об этом говорили, когда ехали в машине. Меня спросили: «А почему ты не хочешь больше детей?» «Хочу! Кто сказал, что не хочу?» Но не знаю, как Бог даст. Я безумно люблю детей, просто обожаю. Моя жизнь разделилась на два периода – до Кости и вместе с Костей. Я не представляю, как вообще жила до Кости. Это была абсолютно другая, бесцветная жизнь. А сейчас в ней появились краски. Кто-то может удивиться, но это скорее цвет счастья, цвет улыбки и радости. (Смеётся.) Это живёт во мне, внутри, поскольку я существую в мире звуков. Мне очень нравятся эти цвета, и я хочу, чтобы они всегда были со мной. А всё это дарит мне мой сын, мой ребёнок.



– Вы были самой младшей в многодетной семье. Чем сейчас занимаются ваши братья и сестра?
– Брат Роберт живёт здесь. Как и прежде, занимается моим продюсированием. Второй брат тоже живёт и работает в Москве. Сестра замужем, живёт в Тбилиси, а недавно приехала к нам на несколько дней. Все мы в работе, но самое главное, что все мы вместе.

– Не могу не спросить про «Евровидение», на котором вы представляли Грузию. Далеко не каждому артисту выпадает честь представлять страну на этом вокальном конкурсе. Какие впечатления от выступления?
– Это большое счастье. Я получила хорошую школу. Считаю, что это мечта каждого артиста. Тот момент был одним из самых ярких в моей жизни. Большой незабываемый опыт, сильное волнение. И когда осознаёшь, что стоишь на этой сцене и на тебя смотрит весь мир, то, с одной стороны, страшно, потому что ответственность и так далее, но с другой стороны, это здорово, классно! Это неповторимо. Для всех людей – большой музыкальный праздник, я бы так сказала.



– Какие у вас сейчас планы – творческие, профессиональные и благотворительные?
– Конечно, пишутся песни. Недавно мы выпустили альбом с Гораном Бреговичем (сербский композитор, автор музыки к фильмам Э. Кустурицы. – Ред.). Там я совершенно другая, сама себя не узнаю. В этих песнях присутствует голая лирика, и мы даже немного спорили, как правильно это делать. Но в итоге я рада сотрудничеству с европейским композитором, считаю, что получила хорошую школу. Более того, я не предаю себя. Пишу песни, общаюсь с теми композиторами, которых люблю, которые пишут для меня. Как раз одна такая песня прозвучала сегодня – «Мечта» авторства Артёма Орлова. Конечно, я мечтаю, чтобы Игорь Николаев написал для меня ещё что-нибудь, потому что соскучилась и хочу с ним поработать. Мы с единомышленниками много работаем, и наша деятельность не проходит незамеченной. В конце прошлого года мэр Москвы подписал распоряжение о создании Центра социокультурной реабилитации Дианы Гурцкая. Я хочу, чтобы успехов достигали дети, всё сделаю для этого. Хочу, чтобы у каждого исполнились мечты. Кто хочет играть на фортепьяно, или заниматься художественным чтением, или играть в театре и так далее – чтобы они могли свободно делать это.

– На ваши хрупкие женские плечи легло много полномочий, труда и обязанностей. В Общественной палате, благотворительном фонде, на эстраде… Что и кто помогает справляться со всей глыбой дел?
– Моя семья. Мой ребёнок, мой муж и мой брат, который является моим продюсером. И, конечно же, моя публика, зрители. Потрясающие талантливые дети, которые вдохновляют меня, и я всё буду делать, чтобы у них получилось. Конечно, вера в Бога. Это самое главное, что помогает. Без этого ничего не получится.

Расспрашивала
Дарья ПАРЧИНСКАЯ
Фото: из личного архива

Опубликовано в №11, март 2019 года