Страшно хочется замуж
26.04.2019 15:30
Чего не сделаешь ради шоколадки

Страшно хочется замужЗдравствуйте, «Моя Семья!» Недавно подруга отдала мне игрушку из детства, старую плюшевую обезьянку. И на меня сразу же нахлынули воспоминания. Хочу поделиться с вами одной необычной историей, связанной с этой обезьянкой. Вспоминаю, а у самой коленки дрожат.

Это случилось в 1995 году. Я тогда ещё училась в институте и жила у подружки Наташи в частном доме. Мы вместе ездили на практику, ходили на речку купаться, возились в огороде, разделяли взгляды друг друга и, конечно же, влюбились в одного молодого человека. Всё произошло на практике.

Вова – парень взрослый, на шесть лет старше нас, работал по-настоящему. Ну и мы-то тоже не маленькие, даже варенье сами варим, перед сном беседуем за жизнь, спать ложимся, когда захотим, живём одни, без родителей. А Вова такой симпатичный, высокий, солидный, рубашка красивая, причёска, манеры… Идеал, прямо слов нет!

Мы с Наташей влюбились в него без ума. Иногда звали Вову в гости, бывало, он и сам приезжал. Обе демонстрировали объекту наших грёз, одна другой выразительнее, какие мы хозяйственные и умные, давно всё знаем и умеем. Наташка ловко накрыла стол, но эти блинчики я пекла. Травку она заварила свежую, полезную, зато я встала в шесть утра и по росе собирала смородиновые и малиновые листья. Наташка подмела полынью деревянный пол, ну так и я тоже знаю этот приём – пыль не летит, доски свеженькие. И это я сегодня огород поливала, и посуду я мою на улице холодной водой из шланга. И вообще я совершенно точно не хуже подруги.

Иногда с нами жила Наташина сестра Света. Денег нам постоянно не хватало, а Светка была старше нас и работала на стройке. Ну то есть деньги у неё имелись, но всегда последние. К концу дня нам всё время страшно хотелось шоколадку, хоть маленькую, хоть плохонькую. И вот уже ночь, а ведь на дворе девяностые годы. Зато ларьки работают круглосуточно. Правда, ни один фонарь на улице не горит. С другой стороны, это и хорошо, не видно, кто идёт. В общем, чего только не сделаешь ради шоколадки.

Пока Наташка выгребала мелочь из всех карманов и многочисленных сумочек, я надевала бабушкин плащ, в котором та работала в огороде. На голове безумный причесон, сегодняшние западные модницы, игнорирующие укладку, точно бы одобрили. На ногах – сланцы, в карман положила скрупулёзно подсчитанную мелочь и помчалась к ближайшему ларьку. Купила заветную фиолетовую «Милку» – и бегом обратно.

На улице никого, тьма, хоть глаз выколи. А мне уже чудится, что за мной бежит множество подозрительных личностей. Вдруг это кавказские товарищи в поисках приключений? А мы сидим дома одни, три девчонки!

Так, главное – собраться. Схватила сланцы в руки, чтобы не спадали, и припустила босиком ещё быстрее. Перемахнула через забор заднего огорода, дабы ни один насильник не выследил, где наша калитка. Долго кралась по кустам смородины и малины. Подошла к крылечку – девчонки уже встречают. В округе ни одной живой души! Вроде бы никто за мной не гнался. Ни ветерка, даже собаки спят. Вот она, шоколадка!

Допив свои травяные отвары (на чай, как всегда, денег не осталось), в очередной раз беседуем перед сном, лёжа в кроватях. А мы тогда увлекались теорией о силе мысли и все страшно хотели замуж – детей нянчить и так далее. Ну да, ведь девкам семнадцать стукнуло – всё, пора!

– У нас на чердаке должна быть коляска, – сказала Наташка, – в ней Светку возили. Давай будем её катать и представлять, что там ребёнок. То есть начнём визуализировать то, чего больше всего хотим.
– Так что же, пустую катать? – не поняла Светка.

И тут Наташка вытащила из-под одеяла эту плюшевую Анфиску. Она всегда с ней спала.

– Ладно, – согласилась я. – Завтра посмотрим.

Наутро я подставила большую деревянную лестницу и полезла на чердак. Помню, что там лежало много интересного, но меня интересовала только старая коляска. Мы спустили её, тщательно помыли, даже колёса смазали. Наташка завернула свою обезьянку в байковое одеяло, на котором мы обычно гладили, положили Анфиску в чистенькую коляску, накрыли тентом и пошли гулять по посёлку.

Как же нам это нравилось! Мы и в самом деле заботились о нашем плюшевом «ребёночке», как о живом. Одна прибирает дом, другая катает коляску, потом меняемся. Или, сидя на лавочке, лузгаем семечки, смотрим на огород. Коляска с Анфиской тут же. А вот Светка не стала катать.

– Ты что, замуж не хочешь? – удивлялись мы подруге.
– Замуж хочу, – ответила Светка. – Но я не хочу, чтобы у моего ребёнка была такая рожа.

Тут в калитку постучали.

Я на мгновение оказалась в невесомости; сердце будто замерло, вся покраснела от выброса в кровь адреналина. Мы, три девки, уставились друг на друга круглыми от страха глазами.

– Вовка!

Я схватила коляску и побежала с ней в самый глухой угол, где росли пресловутые кусты малины и смородины. Наташка бросилась в дом подметать пол своей полынью, а Светка пошла открывать калитку.

Сразу спрятать коляску мне не удалось, Володя её прекрасно видел. И мы ему соврали, что возимся с соседским ребёнком. Ну не будут же три здоровые кобылы играть в куклы!

Мы угощали Вовку травяным чаем, а он нас шоколадками. Коляску под шумок припрятали, уже и не помню куда. А потом…

В общем, не понимаю, что именно сработало – наша хозяйственность или визуализация, но вскоре я действительно вышла замуж – за Вовку, конечно! Нет, точнее, за Владимира Владимировича. Родила ребёнка, потом второго. И Наташка вышла замуж и родила. А вот Светке долго не удавалось найти своего принца, она же не катала коляску. Да и по дому больше нами командовала, чем делала.

И вот недавно принесла мне Наташка, она же Наталья Владимировна, свою обезьянку. Сколько воспоминаний! Узнала, что и Наташа второго родила в сорок лет, как и я, и у Светки трое – старшенький и двойня. А Вовка мой до сих пор не знает, что мы тогда катали коляску с обезьяной и каждая мечтала о нём. Сегодня, наверное, расскажу, он уже привык к моим причудам. В общем, мне повезло больше всех!

Из письма К.,
г. Екатеринбург
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №16, апрель 2019 года