Налог на воздух
14.05.2019 17:01
Если с вас требуют деньги – принимайте это как благодать

НалогЗдравствуйте, уважаемая редакция! Очень впечатлило письмо Надежды Васильевны из Кабардино-Балкарии в №10 о том, как священник требовал с женщины за помин кулёк с продуктами. Понимаю и отца Александра Дьяченко, советующего не обижаться, – знаю, что в церкви бывает по-разному. Но хочу рассказать о своём печальном опыте.

Я крестила своих детей, а также сына близкой подруги. Например, дочь крестила в Белгородской области. Батюшка сказал, что пожертвовать за совершение Таинства надо 2 тысячи рублей. Но в эту сумму входило всё необходимое: и сам обряд, и свечи, и небольшая иконка Богородицы, и цепочки с крестиками на выбор.

Мы выбрали широкую серебряную цепочку с ажурным плетением и красивый серебряный крестик. Ощутимый такой, с фианитами, – для девочки. Всё прошло очень душевно и светло. А вот другие крестины я запомнила надолго. В 50 километрах от той светлой церкви, тоже в Белгородской области, крестили дочь брата. Вот где был настоящий ужас!

Две бабульки с какими-то амбарными книгами брали большие деньги за каждый чих, словно налог на воздух. Цена только одного обряда – 3 тысячи. Хорошо, заплатили. Но потом началось бесконечное дёрганье за рукав: а 300 рублей за икону? Ой, а за свечи? И за ладанку. Крестик покупаете? У вас свой? Тогда нужно его освятить. С вас триста. Освятить цепочку – это ещё триста. И не забудьте за этот молебен заплатить и ещё за тот.

Я возмутилась таким наглым поведением. Злые-презлые глаза бабок, их шипение, что так положено. Ладно, заплатила, что они требовали, – не хотелось омрачать праздник разборками. Идёт крещение, батюшка читает молитвы, я держу ребёночка. И вдруг бабка снова дёргает за рукав – надо заплатить за свечи на купель. Всё, нет у меня чистого настроя, только одно раздражение!

Весь остаток службы я злилась на этих беспардонных бабок. Но это ещё не всё. Одна из них опять подошла и сообщила, что сорокоуст о здравии батюшка читать будет, нужно ещё 400 рублей. Я уже не особо помню, что конкретно оплатила я, а что – крёстный отец, но служба эта врезалась мне в память не ощущением Таинства, а ценниками. Сколько тысяч с нас вытянули на что-то непонятное, к крестинам совершенно не относящееся! Но хуже всего, что эти бабки не дали даже постоять и спокойно помолиться за дитя.

Захотела поделиться этой историей с одной воцерковленной родственницей. Так она меня ещё и пристыдила, пытаясь объяснить, что это не вымогательства, а просто мою энергию работницы церкви, оказывается, «направляли в нужное русло». И вообще, ежемесячно положено десятую часть дохода жертвовать на церковь, а мы не жертвуем, поэтому так и приходится платить за всё, что попросили. Одним словом, я должна была воспринять всё произошедшее как благодать. Затем родственница поведала, что церкви живут на пожертвования, им волей-неволей приходится устанавливать высокие цены на обряды и молебны.

Может быть, жизнь церкви непроста и мы неправильно живём, но тарифы на освящение креста, тарифы на молитвы – это за пределами моего понимания. Я отношусь к этим вещам как к самому настоящему вымогательству. Больше в ту церковь никогда не пойду.

Кстати, хочу рассказать про обычай собирать батюшке кули с помином. У нас в деревне это делают повсеместно. Когда я дочь крестила, ничего не носила. Но потом узнала, что собирают хороший пакет с продуктами батюшке: обязательно бутылку кагора, печенье, конфеты. На крещение племянницы жена брата тоже собирала продуктовый пакет в церковь. Когда маму хоронили, бабули деревенские мне все уши прожужжали, чтобы я пакет батюшке хороший собрала.

Я всё могу понять. Сельский приход – не такой доходный, как городской. Не так много людей посещают храм. И меньше жертвуют, потому что многие прихожане люди небогатые, живут натуральным хозяйством. Но когда к тебе присасываются, словно пиявки, только с одной лишь целью – плати, плати, плати! – этому оправдания не нахожу. Надеюсь, испытала такое отношение к себе в храме первый и единственный раз.

Хочу, чтобы меня понимали правильно: я совсем не против жертвовать на храм или готовить угощение для батюшки. Ведь некоторые сами несут то, чем богаты, – колбасу, мёд, варенье, творог. Угостить – это нормально, по-человечески. Но выбивать из верующих таксу любым способом – разве этому учит Церковь? Где добро, которое служители Бога должны нести людям?

Когда мама заболела, мы с братом отправились в соседнюю область к одному батюшке, просили его приехать. Он не отказал. Мы привезли священника, потом увезли. Тоже большой пакет с гостинцами собрали. Предлагали батюшке деньги, он не взял – категорически отказался. А вот за продукты поблагодарил. Добрый, очень светлый человек.

Мама тогда была уже лежачая. Так вот, после молитв этого священника она встала и ещё полтора года прожила, хотя в тот момент уже ни на что не надеялась. И перед смертью батюшка ещё раз к ней приезжал, очень она его видеть хотела. Исповедалась, и на следующий день мамы не стало.

Нет, не все священники алчные. Но на то, что алчность существует в церкви, считаю, закрывать глаза тоже нельзя.

Из письма Татьяны
Фото: PhotoXPress.ru

Опубликовано в №19, май 2019 года