Все любят доярку Олю
07.06.2019 17:00
Пришёл немыслимый красавец с роскошным букетом

Все любят доярку ОлюЭта история произошла много лет назад, когда я работала корреспондентом районной газеты. Тогда мы много писали о тружениках села. Однажды я получила задание написать об одной доярке, отличившейся высокими показателями удоев. Со мной поехал фотокорреспондент.

Пообщалась с героиней очерка, фотограф сделал снимки, а остальные доярки тем временем наблюдали за нами, одновременно управляясь с доильными аппаратами. И вдруг к моему спутнику подошла молодая доярка и, задорно смеясь, попросила посмотреть фотоаппарат. Техника у коллеги действительно была новейшая. Фотограф не отказал и, улыбаясь, предложил щёлкнуть весёлую доярку на память. Та согласилась. После этого всё и началось.

Сделав фотографии доярки, фоторепортёр с ними не расставался. Даже подсовывал редактору для публикации, но шеф их отверг – тогда публиковали только передовиков, а весёлая доярка производственными успехами не выделялась.

Зачастил фоторепортёр в тот колхоз. И по делу, и без дела приезжал на ферму, ждал свою Оленьку. Шоколадки приносил, дарил подарки, а доярка только смеялась над ним. Мы все дивились: с чего бы вдруг примерный семьянин потерял голову от колхозницы, в которой не было ничего особенного? 27 лет, невысокая, полноватая, конопатая простушка, разведённая, с двумя детьми. Да и ухажёр у Оли имелся – тракторист Сашка, первый парень на деревне.

От потерявшего голову Ромео мы узнали, что они с Сашкой в обожании Оленьки не одиноки: к невзрачной доярке подбивал клинья также инструктор обкома комсомола. Даже провожал Олю после дойки. Два интеллигентных человека чуть не подрались, случайно столкнувшись на ферме. Но и этот «улов» ещё не завершал список Олиных побед.

Жил тогда в райцентре молодой неженатый врач, немыслимый красавец, похожий на актёра Вячеслава Тихонова. И тоже увлёкся Оленькой. Явился на ферму в начищенных модных ботинках, с роскошным букетом, перепрыгивая через навозную жижу, не в силах выносить разлуку со своей конопатой мадонной. Даже повидавший жизнь матерщинник скотник Фёдор замер от удивления с лопатой в руках.

«Странная история, – думала я. – Чем же неброская доярка привлекла таких интересных мужчин?» Разгадку узнала от словоохотливой тёти Зины, которая помогала Оленьке присматривать за дочками. Вот что мне поведала пожилая женщина.

Олина мать Марья тоже красотой не блистала. После войны в их мордовской деревне осталось совсем мало парней: многих убили на фронте, кто-то после победы сам не стал возвращаться, предпочёл город. Женихов не хватало, а тут и вовсе засиделка, которой скоро стукнет тридцать. Придёт девка на танцы в соседнее село, так и сидит весь вечер одна в углу. И посоветовал кто-то Маше с матерью сходить к ведунье, жившей в дальней деревне. Говорили, всем помогает.

Пришли мама с дочкой к знахарке, передали ей маленький узелок с подарками. Мать объяснила, что если не помочь девке, так в вековухах и останется, и род их прервётся: Марья – единственная дочь.

Ведунья сжалилась над несчастной девушкой. Дала Марье какую-то травку, велела зашить в белый платяной мешочек и спать с ним три ночи. После этого все парни будут Марьины – любого в мужья выбирай, а если кто-нибудь особенно понравится, к тому надо притронуться – и тогда он точно твой.

Но знахарка предупредила, что у травки есть одно печальное свойство: пылкая любовь парня продлится всего год, а потом – как судьба распорядится. Может, всё и дальше хорошо пойдёт, а может, чары рассеются, а с ними и любовь. И ещё ведунья добавила, что эта привязка мужских сердец наследуется по женской линии. Чтобы избавиться от чар, надо мешочек сжечь. «Только не так просто будет от мешочка-то избавиться», – покачала головой колдунья.

Дальше всё вышло по словам бабки. Вскоре Марья познакомилась с будущим мужем, сыграли свадьбу, родилась дочка. А потом мужа точно подменили – стал заглядывать в бутылку, начались ссоры и скандалы. Через год развелись.

Больше Марья замуж не вышла. Растила дочку и хотела, чтобы выросла умной, образованной и счастливой. Только к учёбе у Оли не было прилежания – она больше парнями интересовалась. После восьмилетки, как и мать, пошла в доярки, а едва исполнилось восемнадцать, замуж выскочила. Тут уж мешочек роли не сыграл – сама с парнем познакомилась, сама в дом привела. Одна за другой родились дочки, а хорошей жизни не вышло – то ли их свекровь развела, то ли разлучница.

В поисках лучшей доли Оля с двумя маленькими дочками переехала из Мордовии в наши рязанские края. Тогда у нас много мордовских доярок трудилось. А перед смертью мать передала ей мешочек с травой, и Оля решила ею воспользоваться.

Олины чары продлились ровно год. Потом потерявший голову от любви фотокорреспондент даже не вспоминал её, будто и не существовало. Забыл дорогу в колхоз и комсомольский вожак. Врач поступил в аспирантуру и тоже исчез из поля зрения. А весёлый тракторист Сашка нашёл счастье с другой.

Тётя Зина, которая жалела Олю, рассказала мне, что от мешочка с травами Оленька избавилась, когда поняла, что не принесёт он счастья. Пыталась сжечь мешочек, бросала в печку, а он не горел, в реку бросала – не тонул. Тётя Зина посоветовала Оле с молитвой избавиться от ненавистного амулета – вроде бы получилось.

Через некоторое время она уехала в другой колхоз, кажется в Крым, – в те годы многие доярки пытались перебраться на Юг, где условия работы лучше. Следы весёлой доярки затерялись.

Кто-нибудь подумает, что Олины победы над рафинированными интеллигентами – простое совпадение. Ну, втюрились мужики в молодую девчонку, чего в жизни не бывает… Но я лично испытала тайну заговорённой травы.

От тёти Зины узнала, что с человеком, до которого Оля дотронется утром, весь день до вечера все будут здороваться. Подумала ещё: что за бабушкины сказки? И забыла об этом. Но когда мне снова пришлось ехать в тот колхоз за репортажем, влюблённый тогда в Олю фотокорреспондент не смог выехать и попросил меня передать доярке её снимки.

Фотографии я вручила Оле из рук в руки. Потом вернулась в райцентр и, пока шла в редакцию, поражалась: совершенно незнакомые люди, и стар и млад, раскланивались со мной. Даже загордилась: надо же, чуть больше года работаю в редакции, а меня уже знают. На следующий день те же люди равнодушно проходили мимо. И тогда я вспомнила слова тёти Зины о силе прикосновения доярки.

Прошло ровно сорок лет, но я помню эту историю, будто всё случилось вчера.

Елена КАРЕВА,
г. Рязань
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №22, июнь 2019 года