В этом месте тебя ждут деньги
09.06.2019 00:00
Ты найдёшь 76 рублей

В этом местеЗдравствуйте, уважаемая редакция! Прочла письмо «Деньги мне больше не нужны» (№20) – о том, как невестке покойная свекровь сообщила во сне, что все её сбережения зашиты в подушке, которую положили усопшей в гроб. И захотела рассказать свою историю, очень похожую.

Это случилось много лет назад. Старшему ребёнку едва исполнилось три года, а младший был ещё грудничком. В выходные муж поехал на дачу помочь отцу в саду. Не знаю, как так получилось, но он не оставил мне банковскую карточку – наверное, забыл. Хотя супруг человек очень ответственный и обычно таких промахов не допускает. Всегда на время своих отъездов приносил продукты, чтобы мы ни в чём не нуждались, или оставлял карточку либо деньги – на всякий случай. А тут и наличных нет, и карту увёз, и с едой у нас дома напряжёнка.

Вдобавок что-то случилось на железнодорожной станции. Видимо, из-за этого изменилось расписание, и на обратную электричку они с отцом не успели. Пришлось заночевать на даче. Но я об этом ничего не знала – ни мобильных телефонов, ни машины у нас тогда ещё не было.

Я не находила себе места. Гадала, что же случилось, почему мужа до сих пор нет дома. Конечно, догадывалась, что, скорее всего, не сел на электричку, но мысли в голову лезли разные.

Мы с детьми доедали последний суп. Завтра снова готовить, а продуктов нет. Старшему надо варить кашу на завтрак – молока тоже нет, и хлеба остался последний кусок. К тому же у младшего ребёнка подскочила температура. Вот где настоящий ужас!

Врача вызывать поздно: в то время «скорая» детям до года всегда предлагала госпитализацию, а у меня ещё один кроха на руках. Отправлять грудного ребёнка в больницу одного? Абсолютно исключено. Хотя бы температуру до утра сбить.

Наскребла по карманам какую-то мелочь, завернула младшего в лёгкое одеяльце, старшего взяла за руку и побрела через дорогу в аптеку за лекарством. Купила детское жаропонижающее, сбила ребёнку температуру, покормила грудью. Старший доел суп, и мы все легли спать.

Но я долго не могла сомкнуть глаз, всё ворочалась и думала, куда же наш папа запропастился, чем завтра кормить детей, на что покупать лекарства. Всё равно врача вызову, он что-нибудь назначит. Так и уснула с этими неспокойными переживаниями. А на рассвете случилось нечто странное.

Я лежала в кровати, однако понимала, что уже не сплю, а как бы ещё досматриваю сон. И вдруг откуда-то услышала чёткий голос:
– Помнишь, как муж отвозил твою бабушку в больницу?
– Да, помню, – ответила я и даже кивнула.
– А помнишь, как он бабушкин кошелёк забрал, когда сдавал вещи на хранение?
– Точно, – соглашаюсь. – Было такое.
– Потом после выписки вы вернули бабушке деньги, а кошелёк остался у вас, – продолжил голос. – Муж положил его на сервант, но он свалился в щель между сервантом и стеной. Загляни со стороны двери. Кошелёк до сих пор находится там, в нём семьдесят шесть рублей. Этого тебе хватит на завтра.

Действительно, история с госпитализацией бабушки произошла за несколько месяцев до этого сна.

Я как ошпаренная подскочила на кровати. Уже на ходу открывая глаза, побежала в большую комнату, отодвинула сервант, рискуя опрокинуть весь хрусталь, и первое, что увидела, – маленький бабушкин кожаный кошелёк с застёжкой «поцелуйчик». Открыла, а там 76 рублей, как мне и предсказали во сне! Молоко тогда у нас стоило 9 рублей, так что этих денег на день мне вполне хватало.

Потом я долго раздумывала, что за странный голос слышала, кто же это был? Конечно, я предполагала, что ранее могла краем уха слышать об остатке в кошельке, когда мы возвращали бабушке деньги. Но откуда голос мог знать точную сумму? И уж тем более я не знала, где лежал кошелёк, – мы совершенно забыли о нём. И за то время, пока кошелёк находился в щели, мы нередко нуждались в наличных деньгах, мужу не раз приходилось бегать вечером до банкомата, но о кошельке он ни разу не вспомнил.

Я сходила за молоком, и на другие продукты хватило, а ребёнок почувствовал себя лучше. В обед позвонил муж с рабочего телефона. Я думала, убью его за то, что оставил нас без средств к существованию.

Но помню, как в тот день мне стало спокойно и хорошо.

Из письма К.,
г. Екатеринбург
Фото: Марина ЯВОРСКАЯ

Опубликовано в №23, июнь 2019 года