СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля С лицом произошли метаморфозы
С лицом произошли метаморфозы
29.06.2019 00:00
Хищная птица клевала могильный венок

С лицомДобрый день, уважаемая редакция! Признаюсь честно: в вашем издании больше всего люблю истории встреч читателей с мистикой. Недавно и сама стала свидетельницей кое-чего странного. Понимаю, вы вряд ли напечатаете моё письмо, но знайте – всё, что расскажу, произошло на самом деле.

В этом году на Радуницу я посетила места упокоения родных на одном из питерских кладбищ, куда не приезжала уже очень давно. Убралась на могилах близких, затем решила побродить по кладбищенским аллеям. Навестила места последнего пристанища многих знакомых. У памятника нашей соседки, тёти Лены, невольно остановилась – увидела, что на её могиле лежали венки и почему-то одинокая роза.

Это в те далёкие времена она была для меня тётей Леной, но соседка ушла из жизни всего в тридцать лет. Мне тотчас же вспомнилась её печальная история, до сих пор трудно представить, насколько страшной оказалась Ленина смерть.

Накануне 23 Февраля она странным образом пропала, буквально исчезла из квартиры – никто из родных не знал, куда могла уйти. А вскоре тело Лены обнаружили в местном парке со следами удушения на шее. Убийц так и не нашли.

Наш дом долго ещё гудел словно растревоженный улей, многие боялись неведомого маньяка. Но главное – мы никак не могли поверить, что нашей милой соседки, всегда такой лёгкой в общении, больше нет.

Тётя Лена жила с мужем Геннадием. Оба работали инженерами, детей нажить не успели. Не знаю, как дядя Гена вообще пережил тот кошмар. Но через некоторое время снова женился и навсегда уехал. Я смотрела на слегка пожухлые венки и гадала: кто же их положил, неужели Гена? Вроде больше некому. Как странно – неужели он всё ещё приходит к жене и чтит её память?

Поправила венки, и в этот момент пронзительный птичий крик привлёк моё внимание. Я обернулась и увидела, что на памятнике тёти Лены сидел ястреб-осоед. Очень удивилась такой встрече: надо же, хищная птица, а не боится человека.

Осоед сидел и клевал венки, потом прервался и уставился прямо на меня. Долго смотрел мне в глаза. Я запомнила этот птичий взгляд – он показался каким-то странным, умоляющим, что ли. Сделала шаг, и тут птица наконец улетела, а я по какому-то наитию принялась убирать вычурные пластмассовые цветы и помпезные венки. Где-то слышала, что такие вещи нельзя класть на могилы, но ведь это уже давно стало общепринятой традицией.

Убрав венки, я заметила, что они мешали расти живым цветам-многолеткам, которые пробивались на могилке. Потом на прощанье взглянула ещё раз на Ленину фотографию и замерла. Со снимком произошли жуткие метаморфозы. Лицо Лены было искажено гримасой. Я в ужасе отпрянула назад, перекрестила могилу и быстро покинула кладбище.

Уезжая из города, поставила в церкви свечку и заказала молитвы за упокой души убиенной рабы Божией Елены. Понимаю, что истории о неприкаянных душах убитых людей, которые по какой-либо причине никак не могут обрести покой, – не более чем суеверие, но всё же задумалась.

Наверное, далеко не все они просто байки.

Из письма Светланы Штеккер,
Владимирская область
Фото: Марина ЯВОРСКАЯ

Опубликовано в №26, июль 2019 года