СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Жизнь и кошелёк Так поступают предусмотрительные люди
Так поступают предусмотрительные люди
30.06.2019 02:20
Всё имущество оформлено на меня, а на мужа – только бутылка водки

Так поступаютОт редакции. Не подписавшаяся читательница рассказала, как после смерти мужа выяснилось, что он, будучи собственником, тайно завещал их дом своим дочерям от первого брака («Объявились наследники», №20). А ведь супруги, хотя и не были официально зарегистрированы, прожили вместе 35 лет, женщина приняла будущего мужа буквально с улицы, помогла бросить пить, даже записала на него недвижимость. И вот теперь на старости лет осталась без своего жилья. И винит автор письма во всём не супруга, а своё детдомовское детство: не научили, как жить. И родственников нет, чтобы подсказали.

Мне очень жаль женщину, написавшую это письмо

Эта история будто обо мне, только я – по другую сторону. Мой отец жил двадцать лет с какой-то женщиной, я с ним общения не поддерживала. Она на участке разбивала грядки, создавала уют, они вместе делали пристройки и теплицы – а отец этот дом завещал мне и брату.

Мне очень жаль женщину, написавшую это письмо, но в ответ поясню свою позицию как объявившейся наследницы.

Мой отец был человеком гадким, не могу вообще ничего хорошего о нём вспомнить. Пьяный, грязный, мама со слезами убирает за ним очередную блевотину, выгоняет его собутыльников, плачет…

Когда трезвел, бегал по бабам. Три года не давал маме развод, они очень долго судились, а после суда оставил нас без жилья, мы оказались фактически под мостом. Выжили.

Алиментов не платил, никак не помогал. Один раз мама попросила помочь купить тёплую одежду детям, а он ей ответил: «Какая одежда? Тут не знаешь, чем пузо набить!» Я уже молчу о пропитых им вещах, о моём детском модельном пальтишке и не только. Вот такие у меня воспоминания об отце.

Той женщине он тоже достался бомжем, грязным, вонючим, без зубов. Она его подобрала, отмыла, отучила от пьянки. А как иначе? Если у него болели все органы, куда дальше пить?

Правда, у отца был свой убогий домик. И вот они начали вдвоём приводить эту развалюшку в порядок, далее по списку. Не буду пересказывать письмо автора, думаю, что у нас было приблизительно то же, что у неё. А потом он умер, и мы с братом узнали, что являемся наследниками.

Думала ли я о той женщине, что жила с ним последние двадцать лет? Абсолютно нет. Я думала о другом – о том, в какой нищете прошло моё детство. О том, как мне хотелось простых вещей, а у мамы не было возможности их дать. О том, что мы жили на краю света и в школу приходилось добираться с двумя пересадками. О том, что мне пришлось очень рано повзрослеть и стать маме помощницей во всём. О том, что родной папаша лишил нас, детей, жилья. И ещё много о чём я думала.

И думала я, что этот дом – его компенсация нам, детям, за всё дерьмо, в котором он нас полоскал, за то, что не растил нас, не содержал и не воспитывал. Что на старости лет совесть проснулась у отца, и он захотел хоть как-нибудь перед смертью загладить свои грехи перед нами, своими детьми, так сказать, отдать долги.

А та женщина двадцать лет пользовалась этим жильём. Ну попользовалась, и хватит. Если бы отец хотел, составил бы завещание на неё, но он не посчитал нужным. Поэтому никаких угрызений совести мы с братом не чувствуем. И та женщина сейчас тоже живёт в семье своего сына.

И мы с братом не просили у отца никакого наследства, знать ничего не знали. А когда узнали, удивились.

Из письма М.

Это не про любовь, а про безответственность

Судя по всему, женщине больше семидесяти. И она до сих пор жалуется, что у неё нет родственников, которые бы ей подсказали, что дом нужно было оформить в собственность. А взрослый сын, а родственники его жены, а их друзья?

Странная женщина. Почему-то я уверена, что когда сын или ещё кто-нибудь говорили ей – мол, нужно зарегистрировать брак, оформить дом, – она просто отмахивалась: зачем нам какие-то бумажки. А вот затем и нужны! Эта история – отличное напоминание, что «зачем нам штамп в паспорте, мы и без него любим друг друга» – это не про любовь, а про безответственность. Некоторые любят говорить: «Штамп – это всего лишь формальность». Ну так если «всего лишь», чего же ты до этой формальности снизойти не можешь? Не потому ли, что мужчина думает найти кого-нибудь получше?

Немного непонятна позиция сына этой женщины. Мне показалось, когда сын в ней нуждался, то её рядом не было, она жила с этим мужиком, строила своё счастье. А как только понадобилась помощь – давай, сын, помогай матери, ты должен! Так что в итоге дурная мать ещё и на улице осталась.

У знакомой точно такая же история. Отец ушёл к женщине, они с братом были ещё маленькими. Причём её мать – удивительно мудрая женщина, слова плохого о бывшем муже никогда не говорила и им запрещала, хотя тот и не помогал, и не навещал.

Дети выросли, стали общаться с отцом. И вот он заболел. Страдал долго, его жена за ним ухаживала. Когда отец умер, оказалось, он всё отписал своим детям. Расписаны они с женой не были, хотя прожили вместе тридцать лет. Она устраивала скандалы, кричала, что муж хотел оставить ей квартиру. Ну, если бы хотел, то в завещании бы это указал, да? Он ведь находился в сознании. И что, дети должны отдать ей эту квартиру? Интересно, с чего бы это?

А другая пара, очень пожилые люди, как только стали встречаться, быстро поженились. Дети были против, но ничего не могли поделать. Как-то так оформили квартиру, чтобы друг друга подстраховать – когда один из них уйдёт из жизни, другой останется жить в этой квартире. А им за семьдесят было, когда поженились! Но всё продумали, просчитали.

Из письма Дарьи,
Москва

Как же сын допускает такое?

Моя мамочка, Царствие ей Небесное, прожила не менее трудную жизнь. В войну, когда ей было 12 лет, они жили в Белоруссии, в оккупации, и её мать в партизанском отряде умерла от тифа. Отец на фронте. Она осталась ребёнком совсем одна, образование – начальная школа, два класса, третий – коридор.

С моим отцом мама тоже долго жила в незарегистрированном браке. Юридически отец был мужем другой женщины, а фактически – маминым. Так вот она на старости лет настояла, чтобы тот развёлся с прежней женой и расписался с нею. Мне в то время было уже 25! И настояла только по той причине, что боялась после смерти мужа остаться ни с чем, ведь вся недвижимость оформлена на него.

Моя мама, выросшая одна, среди чужих людей, имея начальное образование, – и то знала и понимала, что в случае смерти так называемого мужа останется ни с чем. А эта женщина, человек со среднетехническим образованием, – неужели не знала элементарного и даже не предполагала? После смерти отца мы, все четверо детей, в том числе сын первой жены, написали нотариально заверенный отказ от доли наследства в пользу матери.

Муж автора письма написал завещание за семь лет до смерти, и она об этом не знала. Да дочки даже без завещания по закону наследуют имущество отца, это знают все!

Женщина обижается на дочек, бог им судья. Да, они поступили не по совести, несправедливо, непорядочно. Но они чужие люди, и им отвечать за свой грех. А родной муж? Ангел небесный! Она всю жизнь тащила его на себе, сделала из него человека, а он в ответ сотворил ей такую подлость. И ни одного слова упрёка в его адрес! Вот это да, вот это любовь. Домик купили на деньги её сына. Простите, а чего же ради оформили собственность на алкаша? Не на себя, не на сына?

Так называемый муж оставил её без дома, без крыши над головой, а она ему ещё и благодарна за годы, прожитые вместе без разногласий, ссор и расставаний. Это что, сказка? В голове не укладывается. Мой муж (брак зарегистрирован) любит выпить, поэтому знаю не понаслышке, как живут с алкашами «без разногласий и ссор». У меня вся недвижимость оформлена: квартира – на меня, половина дома – на дочь. На мужа – бутылка водки или самогона. И я никак не благодарна ему за годы, прожитые вместе. Это он пусть благодарит меня и Бога, за то, что до сих пор его не выгнала, не оставила без крыши над головой.

У соседки тоже муж любит выпить. Так она мало того что заставила его расписаться с нею, но ещё и всю недвижимость оформила в долевую собственность – дети-то разные, наследники. Всё учла, хотя образование у неё – ПТУ! И свою долю дома она уже подарила сыну. Вот так поступают предусмотрительные люди, а не сидят и не ждут, когда их выселят из собственного дома. Ну а суд… Что суд? Судьи принимают решение по закону, и правильно ей сказали, надо было в своё время регистрировать брак.

Эту женщину понять можно, ей очень обидно и больно, не дай бог никому такое пережить. И дочкам так называемого мужа это наследство ещё аукнется, отольются кошке мышкины слёзки. Но винить в случившемся прежде всего надо себя, сама во всём виновата. Пишет: были бы родственники – подсказали бы. Да почему родственники? Мы с подругами все дела обговариваем, обсуждаем, как лучше сделать, поступить, с коллегами всегда советуемся. А уж без юристов в таких делах никак не обойтись.

Бедная, несчастная, обиженная женщина в старости вынуждена снимать жильё. Ещё один вопрос: как же сын допускает такое, что мать скитается по чужим углам? Я знаю, что моя дочь будет рада и счастлива, если стану жить с ними, и зять ни слова не скажет против, будет только за. Потому что я им первый помощник во всех делах, их волшебная палочка-выручалочка. Зять шутит: в мою тёщу выгодно вкладывать деньги, вложишь рубль – получишь сотню или больше. А тут… Очень странно всё выглядит. И почему-то мне не жалко эту «бедную, несчастную, обманутую женщину».

Из письма Галины Ивановны Кириловой

Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №26, июль 2019 года