Не повторить судьбу золушки
12.07.2019 14:49
Для девушки нашёлся подходящий вариант

Не повторить– Ну всё, всё, хватит. Мне правда уже пора, – Лика игриво прикрыла ладошкой губы Максима.

Тяжело выдохнув, Макс отстранился от девушки и положил руки на руль.

– Отпускаю, беги. Твои, наверное, уже дёргаются. Но знай, мне это тяжело даётся. До завтра?

Лика горячо заверила, что обязательно до завтра, вышла из машины и, убегая от заморосившего дождя, скрылась в мраморном подъезде нового элитного дома у метро «Белорусская». Макс включил музыку погромче, плавно вырулил из двора и повернул на Ленинградский проспект.

Когда его «БМВ», моргнув на прощание габаритами, скрылся из виду, Лика выскочила из подъезда и, раскрывая на ходу зонт, бросилась к Белорусскому вокзалу. Она действительно очень опаздывала: последняя электричка до Одинцова вот-вот должна была уйти, и где тогда ночевать, непонятно.

В Одинцове Лика снимала однушку. Попалась удачная – недалеко от станции. Обстановка, правда, аскетичнее некуда, но на это Лике было плевать. Задерживаться тут надолго она не собиралась, да и сейчас приходила только ночевать. После работы и тряски сначала в метро, а потом в электричке Лике становилось уже всё равно, где спать, лишь бы добраться до кровати.

В Москву она приехала три года назад поступать на юридический. Вуз выбирала с умом, предварительно убедившись, что шансы у неё хорошие.

Родители сначала волновались, однако, приехав и осмотрев общежитие, поговорив с соседками дочери и сочтя всех «очень приличными девочками», вернулись домой гордые и почти спокойные. Финансово, конечно, помогали, но большой город требовал совершенно других денег.

Впрочем, Лика была хорошей дочерью и даже не думала сообщать родителям, что ей хочется новую куртку или айфон. Вместо этого окончила курсы маникюра и устроилась на работу в огромный и вечно шумный торговый центр. В институте перевелась на вечернее отделение, но самый поток клиенток начинался как раз после рабочего дня, когда ухоженные московские дамочки покидали офисы и бежали наводить красоту, и Лика ушла на заочное.

Девушкой она была милой, работала качественно и скоро обзавелась своей клиентурой. Очень быстро смогла снять квартиру. Честно сказать, имелась возможность выбрать жильё и поближе к работе, но Лика экономила. Основную часть зарплаты вкладывала в себя: салон красоты, обувь, сумка – она могла не пообедать, но на поддержание внешности финансов не жалела.
Лика хотела замуж. Только за нормального, чтобы это действительно был «вариант».

Девушки, приходя на маникюр, расслаблялись и любили поболтать о своей жизни, а Лика умела слушать и делать выводы. Она быстро смекнула, что судьба офисных сотрудниц, которые заруливали к ней на своих малогабаритных, хотя и самостоятельно заработанных машинках, её не прельщает. Скучать за рабочим столом всю неделю, жить от выходных до выходных – не для неё.

Попадались среди клиенток и домохозяйки. Те забегали редко, совали мастеру свои неухоженные руки и постоянно дёргались, глядя в смартфоны и виновато поясняя: «муж отпустил на час», «у Петеньки зубы лезут»… Нет, такое Лике тоже не подходило. Метаться в мыле между детьми и мужем, тратить на это лучшие годы? Есть ведь и другая жизнь, и Лика её видела. Например, были девушки, которые приезжали днём: ухоженные, всегда выспавшиеся, со стаканчиком кофе в руках; они грациозно опускались в кресло, ставя прямо на пол дорогие сумочки и кидая на стол ключи от хороших машин. Они умели жить, потому что поймали свою птицу удачи. Они вышли замуж за «вариант».

В качестве «варианта» Лика видела мужчину лет тридцати-сорока, хорошо зарабатывающего, обязательно с достойной квартирой, дорогой машиной, да и дом за городом желателен. А что? Сейчас многие перебираются из загазованного центра хотя бы на лето. И Лика, нанося гель-лак, ждала скорой встречи с мечтой.

Макса она встретила в химчистке напротив своего салона, куда забежала спросить у знакомых девчонок, как вывести пятно с блузки – какой-то идиот в электричке капнул кетчупом из хот-дога. Макс стоял перед Ликой и получал рубашки – много, штук десять, все идеально белые и, сразу видно, фирменные. Уже только по этому факту можно было заключить, что человек солидный и хорошо зарабатывает, – химчистка очень дорогая. Высокий, смуглый, в хорошем костюме и без обручального кольца – вполне достаточно, чтобы Лика пошла в атаку.

– Мужчина, не подскажете, это нормальная химчистка? Я тут в первый раз, по пути на маникюр заскочила, – сказала Лика, порадовавшись тому, что оставила форменный халат на рабочем месте. Знакомой девочке, стоявшей на приёме, Лика сделала страшные глаза: не выдавай!

Меньше всего на свете Лика хотела признаваться в своей профессии. Едва приехав в Москву, она усвоила, что история Золушки – не более чем красивая сказка, а в жизни подобные выбирают подобных. Это дал понять своим красноречивым молчанием её первый парень – по полной программе упакованный мамой и папой молодой человек, исчезнувший в неизвестном направлении, стоило Лике открыть, что за душой у неё только любовь да чемодан с дешёвыми шмотками.

Сначала она мучилась мыслями, будто сделала что-то не так. Звонила ему, искала по общим знакомым, те в ответ пожимали плечами: да всё с ним в порядке, перезвонит. Через некоторое время получила от него эсэмэску: «Мы из разных миров, давай останемся друзьями».

Лика проплакала две недели, а потом взяла в руки себя и свою судьбу. Больше правду о себе она не рассказывала, вдохновенно сочинила новых – богатых – родителей и совсем другую жизнь, надёргав по кусочкам из рассказов клиенток.

С Максимом в химчистке они разговорились и как-то незаметно перебрались в соседнее кафе. Через полчаса Макс сказал, что у него, к сожалению, дела и он должен идти, но будет рад завтра вместе поужинать. Лика, конечно, согласилась.

На следующий день они просидели в ресторане до закрытия. Макс оказался весёлым и лёгким в общении, Лика действительно хорошо провела время и с недовольством отметила, что смущается и краснеет, ловя на себе его заинтересованный взгляд. Она не любила терять контроль ни над чем, а уж тем более над отношениями: стоит расслабиться, и точно окажешься не там, где надо.

Когда вышли на улицу, Лика ещё раз убедилась, что сорвала джекпот: машина у Макса была шикарная, новый «БМВ», только из салона, модель этого года. Лика в таком разбиралась, сама научилась по интернету – без соответствующих знаний неизвестно, на кого нарвёшься, «вариант» может оказаться и неплатёжеспособным.

Макс предложил подвезти, и Лика лихорадочно соображала, как быть. Только что в ресторане она рассказывала, как устала от постоянной опеки родителей, хвасталась поездками по всему миру. Нет, в Одинцово однозначно нельзя. Вспомнила о клиентке, к которой ездила на дом: избалованная девушка, жившая в огромной квартире на «Белорусской», сделала своей маникюрше карточку от подъезда – чтобы та лишний раз не трезвонила, а то у неё голова раскалывается. Туда-то Лика и разрешила её провожать.

Роман развивался стремительно. Макс водил Лику по хорошим ресторанам, дарил огромные букеты роз. Она чувствовала себя героиней фильма «Красотка» и испытывала к Максу нечто похожее на любовь. Особенно это чувство укрепилось, когда он впервые подвёз её к воротам своего загородного дома. Настоящая вилла в элитном подмосковном посёлке. Нежно-кремовый дом с фасадом, отделанным камнем, окружённый ухоженным зелёным участком, как будто ждал Лику. Она тут же представила себя хозяйкой, расхаживающей по комнатам в длинном шёлковом халате и раздающей указания прислуге. На мгновение Лика сладко зажмурилась. Наконец-то повезло!

Она боялась ошибиться, поэтому осторожно, но внимательно осмотрела дом – ни женских, ни детских вещей не обнаружила. Максим совершенно точно не имел за плечами серьёзного семейного багажа. Всё в доме сделано просто и строго – красиво, но без уюта, было видно, что человек приезжает сюда только ночевать. Покачивая за ножку бокал для шампанского, Лика невольно задумалась о том, как она наполнит дом разными милыми женскому сердцу мелочами, возможно, сменит мебель. Только бы он не сорвался с крючка!

Утром Максим отвёз Лику к дому на «Белорусской» и привычно вырулил на трассу. У обочины голосовала стройная брюнетка. Макс притормозил.

– Привет. Тебе куда?
– Ой, мне далеко, в Кузьминки, – девушка кокетливо улыбнулась.
– За восемьсот нормально?
– Нормально, поехали.

Будущая пассажирка тут же поскучнела. Думала, он из мужского интереса притормозил, а оказалось – бомбила.

А куда Максу было деваться? Зарплаты водителя со скрипом хватало на рестораны и букеты, а такую девушку, как Лика, хотелось баловать, иначе нельзя – она привыкла к роскоши.

Макс был водителем и личным помощником банкира Огневого, человека богатого и чрезвычайно занятого. На работу Макса устроил дядя, бывший армейский товарищ банкира. Огневой, хотя и пробился на самый верх, старых друзей не забывал и иногда заезжал к дяде в «хрущёвку», чтобы посидеть вместе на кухне под рюмочку. Каждый раз при этом предлагал махнуть в ресторан, но дядя говорил, что дома уютнее, и Огневой с радостью соглашался, тем более что огурцы дядина жена солила фантастические. На таких вот кухонных посиделках и попросил дядя взять на службу Макса, парня расторопного и не ленивого.

Макс действительно старался: бегал в химчистку, оплачивал счета, покупал продукты и даже подарки любовницам Огневого. Хозяин к помощнику привязался и вскоре предложил переехать в небольшой домик для персонала рядом с его коттеджем – так, дескать, всем удобнее. С его же плеча перепал Максиму и костюм, понравившийся Лике. Несмотря на возраст, хозяин держал себя в форме, постоянно тренировался, однако в последнее время всё же немного раздобрел. Недовольно поцокав языком, он обновил гардероб, а ненужное отдал молодому водителю.

Макс обожал Огневого, относился к нему как к отцу, которого никогда не знал. И ни за что раньше не позволил бы себе привести девушку в его дом, на его кровать, но Лика была особенной. Для неё Макс был готов на всё. Он понимал, что девушка приняла его не за того, но не мог остановиться. Её дом, её рассказы о путешествиях, её одежда – всё чуть ли не кричало о том, что простому водителю с ней ничего не светит, но Макс потерял голову. Он каждый раз откладывал разговор, чтобы побыть вместе ещё один вечер.

Отношения заходили всё дальше, и Макс понимал, что Лика ждёт от него обещаний, клятв и колец. Но как бы он ни любил её, сказать правду было выше его сил, поэтому однажды, подвезя девушку до дома, он решил просто исчезнуть из её жизни. Пусть думает, что бросил. Сегодня он особенно долго не отпускал Лику из машины, удерживал её руки. Наконец она ушла. С трудом справляясь с чувствами, Макс заблокировал в телефоне её номер и помчался в аэропорт – Огневой возвращался из командировки.

Лика долгих проводов Макса не оценила: она очень торопилась на последнюю электричку, но та ушла без неё, да ещё и каблук сломался, пока бежала к вокзалу. Девушка села на лавочку и расплакалась. Кому нужна вся эта ложь? Хватит! Сейчас она позвонит Максу и всё ему расскажет, она сможет всё объяснить, и Макс поймёт – если любит, то обязательно поймёт. Она набрала номер.

«Аппарат абонента временно недоступен», – ответил ей вежливый голос.

Елена КУМСКОВА
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №27, июль 2019 года