Я лечу над океаном
19.07.2019 16:26
Вот почему в США разрешено носить оружие

Я лечуЗдравствуйте, любимая газета! В рубрике «Не от мира сего» многие читатели рассказывают о необычных снах. Со мной недавно тоже произошло нечто очень странное, и аналогов тому, что случилось, пока не нахожу.

Моя подруга шесть лет назад переехала в Канаду на постоянное место жительства. Сначала поддерживали связь, всё-таки живём в XXI веке, есть интернет, но потом стали общаться всё реже и реже. Что хуже всего – со временем обнаружилось, что у нас слишком разные интересы. Я не разделяла диких восторгов подруги по поводу переезда, не понимала, зачем тащить за собой всю семью в чужую страну. Здесь она хорошо зарабатывала переводчиком, но постоянно мечтала уехать за границу, «там же лучше». Правда, жизнь сама скорректировала её планы.

Сейчас они впятером живут в съёмной квартире, едва сводят концы с концами. Подруга набрала кредитов на учёбу детей, а денег нет. Никуда толком не выезжают – общественный транспорт дорог, даже в парк на пикник у них бесплатно не съездишь, за всё плати. Вот и получается, что любое телодвижение – в убыток семье. Знакомая явно очень жалеет, что переехала, что продали квартиру, а на чужбине эти деньги ушли слишком быстро. Но кто же добровольно признаётся в своих ошибках?

Однажды мы с ней не общались целых полгода, и тогда мне приснился необычный сон. Я летела над бескрайним океаном, мчалась куда-то вдаль. Потом увидела, как пролетаю незнакомый, но очень большой бетонный мост, затем какие-то города – и оказываюсь у подружки дома. При этом ясно ощущала, что у меня сейчас дома ночь, а у неё день.

Они сидели всей семьёй, общались. Подруга и на родине любила собираться всей роднёй, они по национальности казахи, часто так поступают. В своё время я любила бывать у них в гостях, было очень весело и душевно. Но теперь всё оказалось по-другому.

Я стояла посреди их гостиной, слушала разговор и поняла, что семья почему-то говорит обо мне. Старшая сестра подруги, Света, спрашивает: «Как там Яра? Так давно ничего не пишет. Вы же раньше общались, что случилось? Странно так надолго пропадать». А родители кивают, соглашаются. И мне захотелось сразу же вернуться, написать им, всё объяснить.

Тут почувствовала – снова что-то тянет меня вверх. Я снова неслась над океаном, а потом проснулась. Открыла смартфон, заглянула в мессенджер, а там свежее сообщение, пришло в два часа ночи (у подруги в Канаде как раз был день): «Привет, подруга! Ты куда пропала? Сидели вот, тебя вспоминали. Света привет передаёт». Ну не совпадение ли? Тогда решила, что да, совпадение. Но вскоре случилась новая история.

Учась на первом курсе института, я одно время работала в благотворительном фонде, при котором создали центр помощи обездоленным детям. Туда собирали беспризорников с улицы, кормили их, делали с ними домашние задания. Главное требование к ребятам – они должны посещать обычную школу, это очень важно.

Там работал один парень, прирождённый лидер и организатор по имени Виталий, 35-летний женатый мужчина, глубоко верующий человек. Виталий трудился в фонде как обычный соцработник, получал копейки, но буквально горел своим делом. Его очень любили и дети, и сотрудники. Внешне был похож на известного педагога Сухомлинского. Иногда даже думала: а не реинкарнацию ли я наблюдаю?

Виталий меня вдохновлял на работу с трудными детками, во всём поддерживал. Если кто-нибудь из коллег приходил расстроенным или что-либо не получалось, он бросал все срочные дела, садился и успокаивал человека. На молодые умы студентов это оказывало невероятно положительное влияние. Тогда на дворе стоял конец девяностых, и мы все видели в Виталии хоть какую-то опору и просвет в творившемся хаосе. Он научил нас любить людей и своё дело.

Потом Виталий с семьёй и родственниками эмигрировал в США, осел в Техасе. Нам всем было очень жалко распрощаться с таким человеком. Место Виталия сразу заняла одна бойкая женщина, всю работу центра она немедленно организовала по-своему – ей казалось, что предшественник был слишком мягкотелым и бестолковым руководителем. Но почему-то с её приходом дети перестали ходить в центр. К счастью, спустя несколько лет проблемой беспризорников более пристально занялись государственные социальные службы, детей на улицах стало намного меньше. Но с Виталием мы практически сразу потеряли связь – для многих интернет тогда ещё был в диковинку.

И вот, когда с тех ностальгических времён минуло немало лет, моя родня попала в очень тяжёлую ситуацию. Как поступить, не знал никто: пойдёшь налево – потеряешь одного человека, направо – другого. А не хотелось терять никого. Как воздух был необходим мудрый совет, вот только ни одному знакомому о таком не расскажешь, слишком личные подробности, тайна семьи.

Помню, легла спать, и так тяжело сделалось на сердце, хоть волком вой. Хотелось вернуться в прошлое, открыть белые двери нашего светлого центра и пойти пить кофе с Виталием, у которого всегда находилось время для всех и каждого. Или просто уткнуться ему в плечо и тупо поплакать, и чтобы он задумчиво чесал свою сухомлинскую бородку и думал, как мне помочь. Говорят, мы скучаем не по людям, а по тому, какими сами были. Может, и так.

Когда я наконец уснула, снова приснилось, будто лечу над океаном. А там опять день, сумасшедшая жара! Помню, стояла босыми ногами на асфальте и кожей чувствовала, какой он горячий. Никогда бы не подумала, что во сне может быть так жарко. Кругом снуют люди, дома, машины, а я иду вдоль какого-то забора – ничего особенного, в моём городке есть улицы и симпатичнее. А я почему-то знаю, куда иду: в гости к Виталию.

Повернула, увидела высокую калитку, она закрыта. Но я каким-то образом через неё прошла и оказалась в ухоженном дворике. Огромные окна в пол на первом этаже, красивая стеклянная веранда. Причудливые фонарики с меня ростом, и почему-то ни одной клумбы или цветочка.

Подошла к дому и поняла, что в нём никого нет. Но так интересно всё разглядывать! Если бы только солнце не пекло, словно ты оказался в преисподней.

Вдруг услышала сзади рычание. Обернулась и увидела на пороге большую собаку с красивой густой шерстью. Она будто чего-то испугалась, но старалась не подать виду. Я отошла, псина повернула голову в мою сторону и начала громко лаять. Пришлось подняться выше – так я снова полетела над океаном. Утром проснулась с сильным щемящим чувством. Отходила от этого сна полдня, а затем вошла в интернет.

Когда-то, очень давно, я уже пыталась найти Виталия среди друзей моих друзей, но безрезультатно. А тут подумала, что нужно было искать через его жену, – в конце концов, теорию шести рукопожатий никто не отменял. С трудом отыскала её через одного знакомого, но всё-таки нашла. Сколько было радости! Правильно: Виталик своё имя в сети обозначил непонятно как. Хорошо хоть его супруга вела «правильную» страничку. А на ленте Виталия красовалось свежее сообщение за вчерашнее число.

Мой друг писал, что теперь начинает понимать, почему в США разрешено носить оружие: вчера в его дом, пока семья отсутствовала, пытался кто-то пробраться. Камера наблюдения показала, как лаяла собака, но нарушитель в объектив почему-то не попал. Виталий признался, что ему страшно – вдруг залезут ночью? Ведь как-то же злоумышленник смог пройти мимо «всевидящего ока».

Виталий сокрушался, что у всех камер есть слепые зоны, и, возможно, он вопреки своей сущности в случае необходимости возьмёт в руки пистолет и убьёт преступника, который нагрянет сюда ещё раз. Да, ему страшно за семью, он обязан её защищать, и ни одна религия мира не утверждает обратного.

Я чуть со стула не упала. В чём-то Виталий оказался прежним, хотя то, что он писал, на него мало походило. Но главным оказалось другое: на странице его жены я нашла много фотографий дома и собаки, золотистого ретривера Джека – миляги и красавца, а также веранды и фонариков. Все они сфотографированы с другого ракурса, но всё-таки это было именно то место, которое я видела ночью во сне! Неужели бывают такие совпадения?

Страничку Виталия теперь читаю. Интересными мыслями делится мой друг, хотя они уже и не кажутся мне такими мудрыми, как раньше.

А семейную проблему мы благополучно решили.

Из письма Ярины
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №28, июль 2019 года