СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Улыбчивый человек на счастливой фотографии
Улыбчивый человек на счастливой фотографии
06.08.2019 13:17
Рассказы сельского батюшки

Улыбчивый человекВ тот день мне позвонили. Высокий женский голос в трубке попросил освятить приобретённую квартиру. Я согласился и вскоре уже стоял перед дверью по указанному адресу.

Отворила молодая женщина лет тридцати. Приятное открытое лицо, глаза спокойные, изучающие. Не помню, чтобы где-либо встречал её прежде.

– Наверное, вы не местная, – попытался угадать. – Или я ошибаюсь?
– Действительно, не местная, – улыбнулась хозяйка. – Из Саратова.

Войдя в квартиру, я увидел мальчугана лет шести.

– Вот, приболел, – пояснила женщина, – пришлось оставить дома. Когда сын узнал, что батюшка придёт, ждал вас с самого утра.

Мальчик с интересом рассматривал меня.

– Ну что, рад? Дождался? – засмеялась мама.
– Да, – смутился паренёк и умчался из комнаты. Потом вернулся, протянул свою маленькую ладошку. – Меня зовут Богдан! – и снова убежал.
– Какой у вас хороший сыночек, – умилился я.

К детям я неравнодушен, особенно если они того же возраста, что и мои внучки.

Пока готовился к освящению, раскладывая на столе всё необходимое, рассматривал фотографии на стене. Их было много, разного размера – цветные и чёрно-белые. И даже я, не специалист в этом деле, понимал, что большая часть снимков сделана профессионалом. Пейзажи, храмы, люди.

Одна из фотографий приковала моё внимание. Молодой мужчина с младенцем на руках и совсем молоденькая мамочка. Отец, а это был именно отец ребёнка, прижимается лицом к головке младенца. Все трое, даже малыш, улыбаются. Приглядевшись внимательнее, в молоденькой мамочке я узнал хозяйку квартиры.

– А этот малыш, как я понимаю, и есть Богданчик?

Женщина, заметив, что я с интересом смотрю на фотографии, с удовольствием начала представлять своих родственников.

– Это мои родители, они остались в Саратове. А это, – тут мама Богдана показала на заинтересовавший меня снимок, – время, когда нашу семью посетило счастье. Здесь мы все втроём после рождения Богданчика. Это его папа, мой первый супруг.
Хозяйка вздохнула.

– Муж был очень хорошим человеком, – продолжила она рассказ. – Мне вообще везёт на добрых людей. Профессионально занимался фотографией. В Саратове его хорошо знали. Несмотря на юные годы, супруг успел провести персональную выставку. Родители подарили ему на совершеннолетие машину, но он, не справившись с управлением, улетел в кювет и перевернулся. Остался жив, лишь ударился головой о металлическую стойку. Очень переживал, представив, как расстроятся родители. Но из-за этой травмы в голове начала расти опухоль.

Мы познакомились, когда любимый вернулся к нормальной жизни – его прооперировали, и болезнь остановилась. Он чувствовал себя вполне здоровым и через полгода после нашей первой встречи сделал мне предложение.

Хозяйка снова повторила:
– Он был очень хороший человек.
– Был? – переспросил я.
– Я вдова, – призналась мама Богдана. – К сожалению, муж умер совсем молодым. Мы счастливо прожили первые два года, потом болезнь вернулась. Не знаю, что стало причиной рецидива, но супруг быстро слабел. Он не мог работать, не мог ходить, только лежал. Руки не слушались, даже кормить его приходилось с ложечки.
– Представляю, как вам было тяжело, – покачал я головой. – Лежачий муж, а ещё маленький ребёнок.
– Ребёнок? Нет, Богданчика тогда ещё не было на свете, – улыбнулась хозяйка. – Он родился потом. По образованию я медик, поэтому супруга в больницу класть отказалась, ухаживала за ним сама. Полностью посвятила себя мужу. Можете представить, во что превратилась наша квартира. Не дом, а реанимационная палата. Лечащий врач приходил, осматривал больного, прописывал необходимые лекарства. И очень ненавязчиво подготавливал меня к смерти любимого человека.

Мужу было всего 27. Я понимала, что чудес не бывает и доктор прав, тысячу раз прав, но в двадцать два года становиться вдовой – такое в голове не укладывалось. Тем более больной оставался в полном рассудке. Вы не поверите, любимый меня ещё и поддерживал. Улыбался, рассказывал какие-то забавные случаи из своей недолгой жизни. Он жалел меня, жалел родителей. Ещё бы – единственный ребёнок в семье…

Однажды я вошла к нему в комнату и увидела, что он плакал. Не навзрыд, просто слёзы капали из глаз. Я подошла, подсела поближе, взяла платок и стала утешать.

– Родной мой, не плачь. Ты обязательно выздоровеешь! У тебя ещё будет много-много новых работ.
– Дорогая моя, я устал болеть, – ответил муж. – Почти вся моя взрослая жизнь – сплошные страдания. Я благодарен Богу за то, что встретил тебя, за то, что ты есть в моей жизни. Но… очень горько, что после меня не останется того, у кого в жилах будет течь моя кровь, кто назовёт меня отцом. Я не оставил после себя детей. Этот факт убивает меня быстрее болезни.

Ещё до знакомства с мужем я бывала в храмах, ставила свечи, училась молиться. В моей семье не было верующих, раньше никто меня этому не учил. Отношения с Богом складывались стихийно. Когда всё шло хорошо, я ограничивалась свечками, а когда муж заболел, молиться начала по-настоящему. Домой из храма приносила освящённое масло, святую воду, поила ею мужа. В комнатах появились иконы.

Однажды в наш кафедральный собор привезли ковчежец с мощами блаженной Матроны Московской. Узнав эту новость, я решила обязательно сходить в церковь и попросить святую о муже. Ни о чём другом просить не могла.

Пришла в храм и попала на службу, очень торжественную. Служило множество священников, потом все стали подходить к иконе блаженной Матронушки и к её мощам. Я стояла в очереди и молила Бога и святую только об одном – пожалеть моего несчастного супруга.

Из храма вернулась со святой водой, освящённым маслом на мощах Матроны и небольшим полотенцем, которое приложила к ковчежцу с мощами, чтобы потом повязать голову больного. Не знаю, верил ли муж в помощь молитв святых угодников, но воду пил и никогда не отказывался. Маслом я его тоже помазывала.

Прошла неделя после того, когда я повязала голову мужа полотенцем, освящённым на мощах Матронушки. Однажды, войдя в комнату, с удивлением увидела любимого сидевшим на постели. А ещё через два дня он, встав с кровати, уже уверенно стоял на собственных ногах!

Тело мужа наливалось силой, да так, что месяц спустя он вернулся к работе. А вскоре я поняла, что забеременела. До его болезни мы два года пытались зачать ребёнка, но не выходило, а сейчас за месяц всё получилось.

Мы были счастливы. Муж уверился, что болезнь побеждена и самое плохое осталось в прошлом. Ещё он был убеждён, что у него родится сын. Ждал появления малыша на свет – даже походка его изменилась. Муж ходил так, как могут ходить только счастливые люди. Сегодня благодаря тем дням я легко отличаю в толпе походку счастливого человека от тех, кто просто идёт рядом.

Супруг дождался рождения сына, сам ездил забирать нас из роддома. Это было его решение – назвать мальчика Богданом, «данным Богом». Три месяца спустя мы в присутствии папы крестили сыночка в храме. Фотография, что на стене, – как раз после крещения Богдана.

Потом, словно добежав до невидимой финишной черты, муж переступил через ленточку победителя и остановился. Что-то с ним произошло. Силы покидали его, точно воздух из проколотой иголкой надувной резиновой игрушки. После крещения Богданчика любимый быстро слёг и больше уже не вставал. Все эти фотографии сделаны им в те дни, когда мы ждали рождения сына. Видите, на них появились храмы. Раньше они мужа особо не интересовали.

Богданчику исполнилось пять месяцев, когда мы похоронили папу. В те дни я слышала, как знакомые судачили: «Это несправедливо! Почему Бог не пожалел его молодости?» И только одна я понимала, как Он на самом деле его пожалел. Бог услышал самое заветное желание мужа и исполнил его. Последний год жизни супруга стал для него самым вдохновенным. Не каждому даётся прожить хотя бы год в таком напряжении и в такой ликующей радости. Ещё я думаю, что муж пришёл к вере. Храмы на его фотографиях свидетельствуют именно об этом. Кто знает, может, именно по молитвам умершего супруга нам повезло встретить ещё одного очень доброго человека, ставшего мне мужем, а Богданчику – любящим отцом?

Я слушал не перебивая.

– Ещё ему наверняка захочется иметь собственного сына, – наконец отозвался.
– Сына? – улыбнулась собеседница. – Честно сказать, я мечтаю о дочке.
– Когда придёте крестить малышку в наш храм, тоже сфотографируйтесь, – попросил я. – Чтобы рядом с фотографией, где вы с папой Богданчика такие счастливые и улыбчивые, появилось ещё одно радостное фото, где вас уже четверо.

Протоиерей
Александр ДЬЯЧЕНКО
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №31, август 2019 года