Был в моей жизни праздник
04.10.2019 17:04
Родственники разделились на два лагеря

Был в моейЯ родилась в середине прошлого века в патриархальной казачьей семье. Мои прадед и прабабка, дожившая до 103 лет, строго следили, чтобы в доме соблюдались заведённые правила. Жили родственники дружно, ездили друг к другу в гости на праздники, в отпуск – вместе с детьми. Чаще других я виделась с троюродными братом и сестрой. Наши матери были, соответственно, двоюродными сёстрами. Каждое лето в детстве мы проводили то у моей бабушки, то у их.


Мне очень нравилось общаться с троюродным братом. Костя чуть старше, много читал, всегда обо всём знал больше меня. Его мать, моя двоюродная тётка, работала преподавателем русского и литературы. Целое лето мы не уставали друг от друга, я считала Костю лучшим товарищем по общению и играм, да и он выделял меня из всех.

Всё изменилось лет в 14. Я оказалась внешне очень хороша, у меня появились поклонники – не только ровесники, но и более взрослые парни. А я всех сравнивала с Костей, и сравнение было не в их пользу. Что это означает, в том возрасте не понимала.

Лето мы с братом снова проводили вместе. Но как же мне становилось плохо, если Костя-Косточка уходил куда-нибудь без меня, тем более в обществе девочек, – просто жизнь заканчивалась. Да и он не терпел, когда кто-нибудь из парней пытался со мною пообщаться, под всякими предлогами уводил меня.

Такие странные отношения, перемежавшиеся ссорами, продолжались летом после 8-го и 9-го классов. А после 10-го мы поступили в институт и не виделись, началась студенческая жизнь, очень насыщенная, не оставлявшая времени для посторонних эмоций. Но я не находила себе места от тоски и желания увидеть Костю.

Мы жили в соседних городах. В первые же каникулы после зимней сессии я поехала к тётке, то есть к нему. Костиной радости не было предела! Мы две недели провели вместе, он с гордостью знакомил меня с друзьями, говорил, какая я умная и красивая. И я вдруг разглядела его: красавец необыкновенный, кареглазый, высокий, с шапкой русых волос.

Тогда, как позже выяснилось, мы оба поняли, что любим друг друга. Но признаться в этом, а тем более кому-нибудь рассказать, не могли. Такие чувства между родственниками, хотя и дальними, в нашей семье не допускались даже в мыслях.

Начали избегать лишних встреч. Костя учился, менял подружек, стал выпивать. Я вышла замуж за особо настойчивого поклонника, от пышной свадьбы отказалась, не хотела собирать родственников и приглашать Костю. Прожила в браке полтора года, но семейная жизнь не задалась, муж говорил, что не ощущал моей любви. Мне было 23 года. После окончания института работала на «скорой помощи».

Однажды накануне Нового года Костина сестра выходила замуж и пригласила меня к ним. На свадьбу явилось много родственников, тогда торжество справляли дома. Молодёжь украшала дом к свадьбе и Новому году, несколько человек, в том числе мы с Костей, отправилась в пригород за ёлками. А там нужно было ночевать. Мы с Костей очень ровно, по-родственному общались, я отгоняла всякие посторонние мысли. Но опять от его взгляда замирало сердце, перехватывало дыхание. Попутчики после ужина отправились в клуб, а мы не пошли. Сказали, что нет настроения, и остались вдвоём. И случилась близость.

До той ночи мне не приходилось испытывать подобное. Тогда признались, что нам не жить друг без друга. Решили объявить об этом тёте и другим родственникам, приехавшим на свадьбу. Мы с Костей всё обсудили – я еду домой, официально развожусь, увольняюсь и приезжаю к нему. Перебираться в мой город он не захотел: там жил мой бывший муж, да и вообще невеста должна приехать в дом к жениху, а не наоборот. И мы сразу же поженимся.

Услышав наше признание, родственники разделились на два лагеря. Одни, зная нашу привязанность друг к другу, благословили на брак, другие же были категорически против. Но для нас это уже не имело никакого значения, казачий характер проявился и у Кости, и у меня, мы приняли решение и не скрывали своих отношений и планов. Дальнейшие двадцать дней отпуска я запомнила как ослепительное счастье, настоящее новогоднее чудо.

Но с тех пор знаю, что означает выражение «Бойтесь своих желаний, они могут исполниться». Продолжение такое: «Вы не знаете, какую цену придётся за это заплатить». Уверена, что чем более заветное желание исполняется, тем выше цена. Я заплатила очень дорого и с тех пор навсегда перестала желать невозможного. Мой отпуск закончился, а с ним и счастье.

Много раз думала, как сложилась бы жизнь, если бы Костя поехал со мной или я сразу осталась у него. Но прошлое, как известно, не терпит сослагательного наклонения.

Быстрое увольнение оказалось невозможным, я работала по распределению. В то время после окончания института или техникума сначала направляли на работу на три года, и только по окончании этого срока можно было получить диплом на руки. Развод без согласия другого супруга суд отложил на три месяца, а уволиться я могла только через полгода. Мои выходные дни не совпадали с Костиными, ведь я работала посменно на «скорой». Виделись мы редко.

Как и я, Костя очень скучал и в компаниях выпивал. Однажды попал в драку, был ранен, а другой парень погиб. Несколько человек, и Костю в том числе, арестовали. Больше я не смогла его увидеть – свидания давали только сестре и матери, я же официально не являлась его женой. Тюрьма, суд, четыре года колонии.

Как только стало возможно, начала писать ему письма, но ответов не получала. Примерно через год Костя прислал мне большое обстоятельное письмо, объяснявшее его молчание, он решил отпустить меня навсегда, просил не пытаться увидеться и что-то наладить. Зная его характер, я поняла: он не изменит своего решения. Тогда же почувствовала, что всё закончится трагедией.

Старалась жить без него. Сошлась с бывшим мужем – новых отношений не хотела. Родила ребёнка. От родственников знала, что после освобождения Костя катился в пропасть без жены и хорошей работы. Через два года после рождения сына всё-таки развелась с мужем. Работала, растила сына.

Костя умер в 34 года, летом, в сквере рядом с домом – напился, и сердце остановилось. О похоронах я узнала только через два дня – была в отпуске, на даче, а о сотовых телефонах тогда ещё и не слышали. Три дня я просто лежала дома.

Дальше решила жить одна, с сыном. Замужем без любви уже была, таких чувств и такой страсти, как к Косте, больше не испытывала ни к кому.

Через несколько лет после описываемых событий стала по-дружески общаться с коллегой. Он жил с пятилетней дочерью у родителей, без жены. Постепенно узнавала его как человека умного, порядочного, поняла, что он меня любит. Сыну было девять лет, и я очень хотела ещё родить. Мы поженились. Теперь детей стало двое – его дочь и мой сын, больше Бог нам детей не дал. Завели собаку, обустроили дачу. Оба любим рыбалку, природу, путешествия. Уже тридцать лет моя жизнь наполнена общими с мужем интересами, воспитанием детей, общением с родными и друзьями. Вырастили, выучили, женили и выдали замуж детей, помогаем воспитывать внуков.

Жизнь почти прожита. Я очень благодарна судьбе за это тихое семейное счастье, но и за испытанную, хотя и горькую, любовь – тоже. Никогда не забывала Костю, помню каждый наш совместный день, с детства и до последней встречи. Ежегодно ездила к его сестре и матери, пока та была жива. Бываю на его могиле, смотрю на фотографию, где Косте всегда 34 года, и, погружаясь в воспоминания, забываю, сколько мне лет.

До конца дней буду помнить суженого, не ставшего мне мужем. Говорю ему спасибо за то, что в моей жизни был яркий неповторимый праздник, и прошу прощения, если я как-то виновата в его таком раннем уходе.

Из письма Николь Шелеговой,
г. Анапа, Краснодарский край
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №39, сентябрь 2019 года