СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Могилы вырастают из ниоткуда
Могилы вырастают из ниоткуда
30.10.2019 18:11
Деятельность сатанистов вышла на новый уровень

МогилыДобрый день, «Моя Семья»! Когда-то я купила газету из-за того, что в рубрике «Небо и земля» была описана необычная ситуация. Она очень схожа с той, с которой сама столкнулась. Теперь начинаю чтение газеты с этой рубрики. А сейчас хочу поделиться с читателями другой историей, мистической.

В девяностые годы, когда я была ещё школьницей, мы с сестрой Варей жили в городе Владимире у дяди по маминой линии. Дядино служебное жильё находилось у самых стен Старого городского кладбища, которое ещё называют Князь-Владимирским.

В ту пору дядя почти не вылезал из командировок, родители приезжали к нам редко. А тут рядом, буквально в двух шагах, кладбище – настоящее, старинное, мрачное, самое подходящее место для обрядов крайне модной тогда чёрной магии. И вот мы, две соплячки, опьяневшие от воздуха свободы, решили исследовать погост.

Нет, магические ритуалы мы не проводили и в ряды сатанистов не вступали, но кладбище всё равно очень сильно изменило нас. Видя, сколько молодых людей там похоронено, мы начали вести себя как-то тише и сдержаннее.

Однажды Илья, брат нашей подружки Вики, убедил нас заняться на Князь-Владимирском спиритизмом. Варя была за, Вика тоже, ну и я согласилась за компанию. Странно, но у нас всё получилось! Некоторые фамилии мы сначала запоминали, а потом разыскали могилы этих людей. Не буду описывать подробности, до сих пор немного жутковато.

Но вот что я запомнила: от гранитного памятника Саше К. веяло настоящим ужасом. Ещё больший страх вызывало захоронение воспитанников спецзаведения для детей с улицы Труда. Мне до сих пор не вполне ясно, почему именно эти могилы облюбовали сатанисты. Да и захоронения 1920–40-х годов оставляли крайне неприятные ощущения. Помню памятник некой Тиме Р., к которой приезжали «поклонники» даже из Москвы. Он пугал нас до дрожи, поскольку светился в темноте.

Однако страшнее всего на кладбище были живые люди. Я практически на сто процентов уверена, что и тогда, и сейчас Князь-Владимирское кладбище посещают разнообразные тёмные личности – террористы, наркоторговцы, маньяки, хотя доказать это, конечно, трудно. Но именно они, как мне кажется, делают то, что страшнее любого сатанизма. Заметила: на кладбище то тут, то там внезапно как бы из ниоткуда возникают могилы с подставными фотографиями покойников и будто бы свежими памятниками. Их используют как схроны наркотиков или спецсредств.

Вот, например, могила Б. Он умер совсем молодым парнем, дядя даже немного знал его историю. Говорил, что Б. был одинок, ходить к нему все эти годы просто некому. И вдруг вижу – на памятнике свежий цемент, на могиле лежат венки.

Или могила Г., где полицейские уже не раз находили наркотические закладки. А ведь рядом – мемориал памяти умерших в городских госпиталях в годы Великой Отечественной! Такое ощущение, что работа сатанистов ни на минуту не останавливается – просто перешла на новый уровень.

Сейчас кладбище получило статус памятника. Недавно побывала там – всё то же самое, но только, как мне показалось, стало ещё страшнее. Ни новый статус, ни патронаж высоких чиновников ни к чему не привели. Такое же мрачное запустение, облюбованное любителями поиграть с тёмными силами.

Из письма Елены Герасимовой,
г. Петушки, Владимир
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №43, октябрь 2019 года