Это называется «женщины»
08.11.2019 16:19
У вас все пациентки какие-то странные

Это называется«Все подружки невесты должны быть в розовом. Нет, розовый – слишком конфетно. В салатовом или фиолетовом. И обязательно в одинаковых платьях в пол, – Иринка вовсю обдумывала детали своей будущей свадьбы. – И непременно нужно много цветов. В причёске – моей и подружек, и на столах тоже. Гостей можно много не звать, главное, чтобы было мило и со вкусом».

– Девушка, вы сдаёте пальто? – раздался зычный голос гардеробщицы, вернувший Ирину с небес на землю.
– А? Что?
– Пальто будете сдавать, спрашиваю? Чего здесь стоишь?
– Не сердитесь, может быть, человеку плохо. Она же в поликлинику пришла, как-никак, не на дискотеку, – вступился за Иринку незнакомый дедуля.
– Ну не-е-ет, шибко больные так не наряжаются, – ответила гардеробщица уже дружелюбнее.
– Извините, со мной всё нормально. Просто немного задумалась.

Иринка сдала пальто. Ей стало неловко, что за неё вступился пожилой человек. Но всё это мелочи по сравнению с грандиозными планами, которые она строила в тот момент.

«Хорошо бы сыграть свадьбу осенью. В октябре уже может быть холодно, а вот сентябрь – самое то. Летом, наверное, ещё рановато. Сейчас на дворе март, пройдёт не так много времени, слишком торопиться, думаю, не стоит. Хотя…»

– Кто последний? – спросила Ирина, дойдя до кабинета врача. В коридоре сидело человек двадцать.
– А на какое время вы записывались?
– Я повторно, потому без записи. Так кто последний?
– Вот тогда за этой бабушкой стойте.

Бабушке на вид было лет 85. Она плохо расслышала вопрос, только улыбнулась и закивала:
– Да-да, я занимала.

Ира встала в углу и достала из сумки зеркальце – всё ли нормально с её видом? Она же так старалась всё утро – делала идеальный макияж и завивку. Да и над тем, какое платье надеть, думала часа два накануне вечером, даже не выспалась из-за этого. А всё потому, что этот день должен стать судьбоносным.

Кто же мог подумать, что на её участке работает такой импозантный молодой терапевт, ещё и холостой! Если бы она знала, давно бы пришла пожаловаться на какую-нибудь болячку, не дожидаясь, когда её свалит грипп. Всё как раз сходилось: два года назад Машка нагадала ей на картах именно высокого худощавого блондина.

«Это однозначно он. Неспроста же так мило со мной разговаривал и подробно рассказывал, какие лекарства принимать. Ой, а вот, кажется, и он…»

Высокий блондин-терапевт интеллигентного вида, в очках, вышел из кабинета с очередной пожилой женщиной, сказал: «Ждите здесь», – и устремился по коридору. Он прошёл мимо Иринки, и она успела сказать «Здравствуйте!» Врач в ответ слегка кивнул на ходу, улыбнулся и тоже поздоровался. Сердце пациентки замерло.

«Нет, я, кажется, сейчас с ума сойду. И ведь недаром в прошлый раз он мне продлил больничный, хотя мог уже и выписать. Пожалел как бы. Наверняка захотел меня ещё раз увидеть».

Появление врача вызвало не только очередной виток мыслей Ирины, но и разговор в коридоре.

– А это он и есть, Евгений Михайлович, да? – спросила одна из пенсионерок.
– Да, недавно пришёл на наш участок из академии, месяцев восемь работает. Но все его очень хвалят, грамотный. Лекарства прямо хорошие назначает и недорогие.
– Ой, ну как приятно, что умная молодёжь сюда приходит. Ещё и парень, а решил пойти в участковые.

«Вот, даже им приятно, а мне-то… Ну ладно, надо успокоиться, иначе совсем разволнуюсь».

Прошло ещё часа полтора, и будущая невеста попала на приём.

– Здравствуйте, я к вам повторно. Грипп лечила.
– Здравствуйте. Точно, помню.

«Помнит!»

– Сейчас всё прошло? Мы уже продлевали больничный, да?
– Угу.

Иринка решила, что надо побольше молчать и улыбаться, ведь мужчинам нравится, когда девушки улыбаются.

– Никаких симптомов больше нет?
– Чего нет?
– Ну, не болит ничего?
– Не-ет. Уже нет, спасибо.
– Значит, выписываем завтрашним числом. Я подписываю, не забудьте поставить печать в регистратуре.
– Мне точно больше не надо ничего лечить?
– В смысле?
– Ну, вдруг ещё будут замечания…

Врач поглядывал на Иринку лишь изредка, ведь ему надо было заполнить в компьютере лист посещения.

– Конечно, будут. Одеваться по сезону, а если в окружении есть больные – соблюдать масочный режим. Без шапки пока не ходите, ещё холодно.

Евгений Михайлович протянул ей подписанный больничный лист.

– Вы и сами всё это прекрасно знаете.
– И всё? – спросила девушка немного недоумённо.
– Да, всё, – коротко отрезал врач, которому хотелось поскорее завершить приём, а поток пациентов никак не уменьшался. – Не болейте! – добавил он.

Иринка вышла, а врач заговорил с медсестрой:
– Наталья Ивановна, я что-то не пойму. У нас на участке что пожилые, что молодые – все какие-то странные, рецепты забывают, назначения не выполняют, время моё тянут. Вот вроде нормальная девчонка, а ведёт себя как дурочка, тормозит на ходу.

– Это, Евгений Михайлович, называется «женщины». Мы часто любим поболтать, а вам бы всё раз-два, здорова, следующая! Привыкайте, – ответила опытная сестра, не поднимая головы от бумаг.

Иринка несколько минут постояла недалеко от кабинета, пытаясь прийти в себя. Как же так? Ей было очень жаль, что объяснения не произошло.

«А с другой стороны, как оно могло произойти в такой обстановке? Там же всё время сидела медсестра, не при ней же он должен номер моего телефона спрашивать, – думала девушка. – Хотя… Номер на карточке указан, и он мог бы его оттуда взять. Но есть ещё один вариант».

Иринка достала смартфон, зашла в интернет и набрала в поиске «Евгений Ростов», фамилию и имя терапевта. А вот и он! Иринка нажала «добавить в друзья».

«Ну, всё. Ждём, когда напишет. Если не напишет, придумаю что-нибудь ещё. У нас свадьба осенью, ещё успею».

Дарья ТИШАКОВА,
г. Оренбург
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №44, ноябрь 2019 года