Удача ходит по пятам
27.11.2019 19:46
Когда жизнь – сплошная белая полоса

УдачаЗдравствуйте, уважаемая редакция! Была у меня сотрудница, которую удача любила. Ей везло всегда и во всём. В нашем большом женском коллективе у каждой сотрудницы хоть мелкая напасть, да случалась. Только у Нилы всё ладилось, будто она заговорённая.

И замуж Нила вышла удачно, и родители у обоих супругов оказались людьми зажиточными и с крепким здоровьем, машину молодым на свадьбу подарили. Две дочки-погодки родились, обе умницы-красавицы. Квартиру большую – сразу с телефоном – в центре города мужу дали от предприятия. Одно то, что в лучших друзьях у Нилы числился батюшка, по тем временам вообще казалось делом неслыханным.

Нилкин муж вообще являлся предметом зависти всех наших женщин, мы не находили у него недостатков. Жену Антон безумно любил, деньги умел зарабатывать, по хозяйству всё делал своими руками. Родителям помогал, дочерей баловал, друзей имел «правильных». Разумеется, не курил и не злоупотреблял, лишь немного выпивал в праздники, после чего становился ещё лучше, хотя, казалось бы, куда уж.

Нила рассказывала, что могла раскрутить подвыпившего мужа на любую авантюру, на покупку самой дорогой вещи. Утром Антон никогда не отказывался от обещаний, только улыбался в усы: «Я слово дал? Дал. Значит, куплю тебе, Нильчик, что пообещал». Бывало, Нилке самой становилось совестно от вчерашних требований: «Ладно, Антоша, передумала я. Как представлю, что тебе ради этого придётся с работы не вылезать». На что муж с обидой возражал: «Мои девочки будут иметь всё самое лучшее. Для вас живу, для вас стараюсь».

Наши бабоньки во время Нилкиного рассказа утирали слёзы умиления.

Почти каждая сотрудница жаловалась на соседей. Хотя бы одна проблемная семейка за стеной имелась у каждой, чего тут скрывать. Но только не у Нилы – у той во всём подъезде жили люди золотые: праздники вместе отмечали, доставали дефицитный товар, даже пироги друг другу носили на пробу.

Девяностые годы больно ударили по всем, но Нилке жилось легче, чем нам, да она этого особо и не скрывала. На нашем предприятии началась эпоха бартера. Бывало, на всех не хватало и приходилось тянуть позорный жребий на какой-нибудь заграничный товар. Надо ли говорить, что Нила всегда вытягивала нужную бумажку? И тут уж как нам повезёт, потому что Нила могла сказать: «У меня такого добра хватает. Антон из Прибалтики всем навёз. Кому отдать?»

Время шло, у женщин менялись обстоятельства, в жизни случалась то светлая полоса, то тёмная, и только у Нилы всё было хорошо. Я тогда поняла, что по-настоящему удачливому человеку нет спасения от этой удачи, она ходит за ним по пятам, наступает и ноет: ну возьми меня, ну послушай меня…

Купит Нилка лотерейный билет – то швейную машину выиграет, то приличную сумму. А однажды лотерейный билет ей подарили, так Нила холодильник выиграла! Она и на дороге вечно что-нибудь находила, причём не мелочь, как большинство из нас, а сразу крупняк.

Однажды Нила рассказала, что ветром прямо с неба к ногам прибило сотенную купюру.

Нилкина удача словно нашёптывала подсказки. Мол, всё равно идёшь мимо, подними вон ту грязную коробку. Мы бы все прошли, не обратив на эту грязь ни малейшего внимания, а Нилу словно какая-то сила заставляла поднять. Бац! – а там золотая цепочка с кулоном. Дочери подарила. Кольцо золотое на обочине нашла, кошелёк, набитый деньгами, на безлюдной остановке утром валялся.

Купила Нила в комиссионке мужу куртку, перед стиркой на всякий случай решила осмотреть карманы. И что вы думаете? В потайном карманчике нащупала несколько крупных долларовых купюр. На эти деньги они с мужем позволили себе очередное дорогое приобретение. Нилка сдуру поделилась радостью с продавщицей, так та чуть не заболела. С тех пор они в комиссионном магазине каждую вещь чуть ли не рентгеном просвечивали.

Нилкины дочки выросли, окончили институты, вышли замуж за прекрасных парней из состоятельных семей – оба были с отдельным жильём и машинами. Одного зятя дожидался бабушкин добротный дом, другого ждал почти достроенный двухэтажный. Внуки и внучки родились. Нилина жизненная полоса, казалось, обещала быть всё такой же белой. Но однажды она закончилась.

Всё началось с крупного скандала на работе. Нила поссорилась с закадычными подругами. Никто из них и подумать не мог, что так страшно разругаются. Были очень крепкие, годами проверенные душевные и рабочие связи, и вдруг – разрыв отношений. Нет, даже не разрыв, произошёл обвал, сход лавины, сель и ураган «Катрина».

Началось с того, что Нилу возмутил отказ подруги и коллеги от неприятной работы. Штатный сотрудник, выполнявший эти обязанности, по какой-то причине тогда не пришёл, а добровольцев, естественно, не нашлось. Вот начальник и обязал Нилину подругу взять чужой труд на себя. Но эта сотрудница, Лина, сказалась больной, хотя отправилась не домой, а ушла в комнату отдыха. Тогда начальник прицепился к Ниле, и никакие отговорки, что у неё есть своя работа, не подействовали – шеф повысил голос и в приказном порядке заставил Нилу. Это и породило конфликт.

Лина была моложе, а Нила на пять лет старше. Работа тяжёлая, всеми нелюбимая, грязная и вообще никаким боком к нашему подразделению не относившаяся. Но Нила отработала честно до обеда и пошла в комнату отдыха перекусить. Зашла и увидела, как Лина с другой подругой мирно сидят, смеются над чьим-то анекдотом и пьют чай с баранками.

Вожжа попала Нилке под хвост.

– Значит, ты больная? – крикнула она. – Не стыдно прикидываться?
– А что такое? – возразила Лина. – Меня освободила фельдшер здравпункта.

Нила взвилась ещё сильнее.

– А-а-а! Вообще-то фельдшер должна была отправить тебя домой или в поликлинику, если температуришь. Но ты сидишь здесь, а я со своим давлением должна отдуваться?

Нила и впрямь появилась в комнате багровая, но скорее от злости. Лина побледнела, потом покраснела, а потом тихо возразила:
– Иди в здравпункт, и тебя тоже освободят. Ты же сама согласилась.

Но Нилу несло.

– Если я пришла на работу, значит, работаю! – орала она. – У меня есть совесть, а не хитрость, в отличие от тебя!

После этой перепалки Линке стало плохо, её увезла «скорая». Инсульт. Слава богу, не катастрофический – она отлежалась в больнице, встала на ноги, но тут же уволилась.

А вот у Нилы всё покатилось в пропасть. Может, это совсем не связано с той страшной ссорой, но по коллективу словно проехал каток, не говоря уже о Нилке. Прекратились общие обеды с варкой горячих супов, дни рождения с тортиками, весёлые совместные культпоходы. Да к тому же у Нилы вдруг обострился холецистит, её прооперировали. После операции она тоже взяла расчёт.

Через некоторое время от общих знакомых мы узнали, что у Антона на губе вскочила какая-то гадкая болячка и никакие мази и народные средства не помогали её вылечить. Только пройдёт – снова вылезает. Как раз перед этой бедой сбылась наконец их заветная мечта: Нила с мужем обменяли свою шикарную четырёхкомнатную квартиру на огромный дом в посёлке, на центральной улице. Только переехали и затеяли капитальный ремонт, случилась эта напасть. Антон носится с губой, ни поесть нормально не может, ни попить – больно.

Пока Нила переживала за мужа, свалилось ещё одно нежданное горе – старший зять погиб от удара током. Сваты, прежде такие милые и хорошие, вынудили Нилкину дочь продать дом и половину денег вернуть им, поскольку она его не строила. Пришлось продавать. Не успела Нила всё пережить, подошла очередь мужа – болячка оказалась опухолью. Потерянная от горя Нила думала, что она уже расплатилась – смерть любимого мужа стала для неё крахом всех надежд. Но она ошибалась: судьба готовила ей самый страшный удар.

Младшая дочь нащупала у себя в груди горошину. Обследование показало агрессивную карциному. Операция, облучение, химиотерапия, инсульт, смерть. 25-летняя девушка сгорела на глазах спустя несколько месяцев после постановки диагноза. Во время погребения гроб сорвался и встал «на голову». Обезумевшая Нилка подумала, что дочка зовёт её к себе, и бросилась в яму.

Нила долго болела, но кое-как выкарабкалась. Старшая дочь повторно замуж не вышла, так и живёт с мамой. А вот внучка нашла работу за границей и уехала. Одно время и дочь ездила туда на заработки, хотя матери было трудно управляться одной с большим домом. Нила уже давно не рада особняку – много ухода и денег требует, а где их взять? Из скудной пенсии? Да и здоровье шалит. Меньший зять, едва выждав год вдовства, женился. Нилин внучок родную маму совсем не помнит, он мачеху знает с тех пор, как начал что-то понимать, поэтому считает её роднее. К бабушке совсем не ходит.

А вот у Лины в жизни всё хорошо. Разве что престарелая мать умерла, но для 90-летней старухи это естественно. Иногда при встрече с бывшими сотрудницами мы нет-нет да и вспоминаем тот страшный конфликт, после которого у Нилы началась череда бед.

Кто-то говорит, что Лина в запале прокляла подругу. Другие уверяют, будто в какой-то момент Нилка ездила к Лине домой и на коленях просила прощения, видимо, подозревая вмешательство в её жизнь потусторонних сил с подачи подруги. А кто-то доказывает, что не ездила, а просто кому-то говорила о своём предположении. Когда эти слухи дошли до Лины, она возмутилась: «Я сама в больницу загремела, какое проклятие? Что за чушь собачью вы несёте?»

Порой вспоминаю, как Нила, слушая о чьих-нибудь злоключениях, говорила: «Не понимаю, как можно так вляпаться? Нужно же было подумать». Или: «Не знаю, как это – муж не зарабатывает, обижает, пьёт, ничего не умеет. Зачем он тогда нужен?» Эти её счастливые «незнания» иногда очень злили женщин: «Не понимаешь? Вот и сиди молча, благодари Бога».

Если уж нам совсем не избежать бед, пусть лучше наши жизненные полосы чередуются как можно чаще. Конечно, приятно получать счастье большими порциями. Но черпать большими ложками горе просто невыносимо.

Из письма Александры
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №47, ноябрь 2019 года