Люблю цыгана Яна
24.01.2020 17:10
Стесняюсь спросить, какой вы национальности

ЛюблюРанним утром я вылез из палатки и отправился к автобусу за вещами. Руководитель паломнической группы Светлана уверяла, что кто-нибудь останется около него дежурить. И точно: у дверей автобуса не выспавшийся хмурый водитель Володя угрюмо обозревал мир Божий и дымил сигаретой.

– Доброе утро! – поприветствовал я шофёра.
– А вы уверены, что оно доброе? – пробурчал Володя.
– Уверен. Если человек проснулся утром, значит, он жив и оно доброе. А если не проснулся, то, получается, ему уже всё равно, какое утро. Так что утро может быть только добрым. И никаким другим.

Копаясь в багажном отделении в поисках сумки, я подумал, что прекрасно понимаю водителя. Этот немолодой человек вместо того, чтобы нежиться в мягкой кровати под боком у тёплой жены, вынужден ехать за тысячи километров, коротать ночи в автобусе, просыпаться ни свет ни заря. Делал он всё это из-за денег, потому и настроение у Володи было паршивым. Как ни странно это звучит в век потребления, но деньги – довольно слабенький стимул.

А мы, паломники, ехали для души, поэтому были довольны, и уровень нашего настроения от хмурости утра никак не зависел. И утро оказалось для нас добрым, поскольку это было 31 июля, а мы находились в Дивееве накануне дня рождения преподобного Серафима Саровского. Мы находились в гостях у батюшки Серафима, и впереди нас ждал приятный день, а также трудное, но окрыляющее всенощное бдение, на котором присутствуют тысячи людей.

Собрались они со всей России и ночь коротали в поставленных повсюду палатках. В одной из них ночевала и наша паломническая группа. Всегда поражаюсь – какие удивительные люди порой приезжают в гости к преподобному Серафиму!
В руках у незнакомца я сразу заметил чётки. Паломник больше походил на уроженца Кавказа: чернобородый, черноглазый, смуглый, с густыми бровями.

– Вы христианин? – уточнил я на всякий случай.
– Самый что ни на есть христианский, – кивнул мой собеседник и улыбнулся. – Православный.
– Стесняюсь спросить: а кто вы по национальности?
– Цыган.

Давно путешествую по святым местам, новичком себя не считаю. Но вот с цыганом-паломником столкнулся впервые.

– Меня зовут Ярополк, – сообщил православный цыган и, заметив, как у меня вытянулось лицо, добавил. – Это имя мне дали при крещении. Но можете называть меня Ян. Так в паспорте.

Сразу вспомнил, как в юности мы лихо распевали: «Ах, мама, мама, люблю цыгана Яна». Так вот ты какой, цыган Ян из песни!

Выяснилось, что у жителя станицы Багаевской Яна Гуденко семеро детей, четверо внуков, пять братьев и сестёр и целая куча племянников. Но по святым местам ходит только он один. На Дону встречаются по-настоящему верующие цыгане, но, возможно, Ян единственный паломник-ромалэ в Ростовской области.

– У меня в юности был крещёный приятель, – рассказывал раб Божий Ярополк. – Он несколько раз брал меня с собой в храм на службу. Вся обстановка в церкви – горящие свечи, иконы, молитвы, пение – благотворно воздействовала на мою душу. Я очень завидовал другу, но, как некрещёный, стоял у самого входа. Однажды приятель спросил: «Хочешь покреститься?» Я даже удивился: «А что, можно?» И в следующие выходные стал православным.

Прошло несколько лет, прежде чем Ярополк решился самостоятельно посещать службы, молиться, исповедоваться и причащаться. Он как бы вызревал для этого непростого шага. А потом дошло дело и до путешествий по святым местам, участия в крестных ходах. Ян – цыган оседлый, живёт на одном месте, его семья занимается сельским хозяйством. Но неисчислимое количество его предков столетиями кочевали таборами по России, поэтому тяга к странствиям у Яна в генах. Так что православный цыган признаётся, что рано или поздно всё равно стал бы паломником.

– Третий раз я в Дивееве, а ощущение такое, будто в первый, – рассказывает брат Ярополк. – Всё-таки волшебное место. Наверное, ещё не раз приду в гости к батюшке Серафиму, а всё равно не смогу привыкнуть.

Ян, сколько себя помнит, зарабатывает на жизнь тяжёлым трудом в поле. Поэтому его образование – полгода школы. Ребёнка наскоро научили кое-как читать, писать, считать, а потом ему пришлось помогать матери выращивать овощи и ягоды. Но вот что интересно: почти неграмотный Ян-Ярополк читает и понимает довольно трудные книги – Ветхий Завет, Евангелие, молитвослов. Он самостоятельно осилил акафисты, написанные на церковнославянском языке, которому никогда не обучался. Когда Яна спрашивают, откуда у него эти умения, он только улыбается. Для него самого это загадка.

– Многие люди, даже не воцерковленные, часто употребляют выражения «помощь от Господа» или «Божий промысел», – говорит Ян. – Они эти слова, можно сказать, до дыр затёрли. Произносят к месту и не к месту. Но в моём случае приходят на ум именно эти фразы. По-другому объяснить свои способности я не в состоянии.

На мой вопрос, не считают ли родные его чудаком и человеком не от мира сего, Ян улыбается.

– Ну, что вы, – смеётся он. – Они гордятся, что я у них такой. И даже всячески перед другими цыганами подчёркивают наше родство. Особенно дети. Им очень импонирует, что другие цыгане – простые, ничем не примечательные люди, а их отец – особенный человек, верующий, путешественник. Вроде как Фёдор Конюхов…

…Но другая сторона этой медали – вакуум общения. Яну почти не с кем делиться мыслями о вере, возникающими сомнениями, которых у него немало, несмотря на внешнюю самодостаточность. Вот почему ему жизненно необходимы паломнические поездки. В них у православного цыгана появляется возможность пообщаться с людьми, с которыми он находится на одной волне.

Например, в Климковский крестный ход он попал по приглашению знакомого из Подмосковья, Владимира. Позже Ян узнал, что Владимир – генерал Минобороны. Эти два совершенно разных человека оказались настолько близки друг другу, что постоянно вели беседы на темы, касающиеся веры в Бога.

Но все путешествия рано или поздно завершаются, начинаются будни, и опять Ян остаётся наедине с самим собой. Разве что в храме перемолвится с кем-нибудь из прихожан. Иногда Яну хочется всё бросить, избавиться от имущества, уехать в монастырь и поработать трудником, приглядеться к монашеской жизни, а может, и самому стать иноком. Но большая семья связывает по рукам и ногам. Бросать родных на произвол судьбы – разве это по-христиански? Поэтому, едва вернувшись из очередной поездки, Ян сразу начинает думать о следующей.

Утром 31 июля накрапывал дождь. Но настроение всё равно было приподнятым. Я побывал на службе, приложился к мощам преподобного Серафима, прошелся по знаменитой дивеевской Канавке, где всегда много народу. 150 раз прочитал «Богородице Дево, радуйся!» и загадал желание. Поздоровался с «медведем» (нарост на дереве, похожий на топтыгина). Несколько раз сильно дождило, и пространство перед Троицким собором превращалось в поле разноцветных зонтов. Но, несмотря на усталость, все улыбались друг другу и читали молитвы.

Я осмотрелся: вокруг колыхалось море радостных лиц.

Сергей БЕЛИКОВ,
г. Красный Сулин, Ростовская область
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №2, январь 2020 года