Ушёл от нас через балкон
14.02.2020 17:40
Вот такие чудеса у нас творятся

Ушёл от насЗдравствуйте, уважаемая редакция! Я ваша постоянная читательница. В последнее время со мною происходят такие фантастические вещи, что если бы чужие люди рассказали мне о подобном, в жизни бы не поверила. Долго думала, написать вам или нет, боялась, читатели не поймут, посчитают меня и моих родных умалишёнными. Но всё же решила рассказать эту историю.

Мне 60 лет, замужем, трое детей, все давно взрослые. Родилась и выросла в деревне, в семье атеистов и ветеранов войны. Мама всю жизнь прожила коммунисткой, работала учительницей, а вот бабушка по отцовской линии была верующей, но не фанатичной. Дома у неё висели иконы, к религии в семье относились терпимо. В советское безбожное время я прошла через пионерию и комсомол, росла убеждённой атеисткой и ни в какие высшие силы не верила.

В прошлом году умер мой сын Андрей, ему было только 38. Попал в больницу из-за воспаления лёгких в поздней стадии, сгорел всего за пять дней.

После смерти сына я дней десять находилась в состоянии, близком к тяжёлому беспамятству. Это не передать никакими словами. Потом врачи всё-таки привели меня в чувство, я начала снова как-то существовать, но держалась только на успокоительных препаратах. Кое-как помянула сына на двадцатый день.

Андрей был женат, его сыну 16 лет. В последний год они с женой вместе не жили, однако и друг с другом остались в хороших отношениях, и со сватьями. Внук очень переживал, что Андрей умер, одно время даже в школу не ходил.

Тут я хочу сделать отступление и рассказать о человеке, который сыграл определяющую роль в этой истории. Это моя племянница Марина, она живёт в соседней квартире, у нас общий тамбур. Марина – женщина нормальная во всех отношениях, без психических отклонений, ответственный медработник. Десять лет назад, после рождения сына, она начала утверждать, что может общаться с духами умерших людей. У неё скончались отец и брат.

Сначала мы немного подтрунивали над племянницей: мол, давай, расскажи, что там духи говорят-предсказывают?

На 21-й день после смерти Андрея я сидела на кухне в тяжёлом душевном состоянии, читала Псалтирь. В это время зашла Марина и сообщила, что к ней только что пришёл мой сын. Он постучался в мою дверь, и она, увидев это, сразу позвонила мне. Я опешила от её слов. Стука не слышала, хотя наша кухня расположена недалеко от входной двери. Племянница начала повторять то, что ей говорил дух Андрея, – на всякий случай я записала в тетрадь. Сын очень много рассказывал об ином бытии. Приведу только самое существенное.

Андрей попросил, чтобы я о нём сильно не плакала и на кладбище слишком часто не ходила – ему от этого только хуже. Он дал понять: видит всё, что мы делаем на земле, где бываем. В первое время после смерти Андрей очень сильно переживал за сына – видел, как ему тяжело, ведь парень столкнулся с потерей отца в переходном возрасте. Но сейчас у него всё нормально, начал заниматься спортом. Также Андрей рассказывал, что нам следует и чего не следует делать.
Мы пригласили сноху и внука и передали им всё, что узнала Марина. Они нам поверили.

Племянница пояснила, как общается с духами. Обычно общение начинается, когда она делает уборку дома или когда течёт вода из крана. Иной раз гости из другого мира дают себя знать, если Марина смотрит на фотографии ушедших. Как именно работает механизм общения, она и сама полностью не может объяснить. Как бы читает мысли духов – словами те не говорят. С духами не всегда можно разговаривать, контакт также зависит от погоды: если на дворе ненастье, духам плохо.

Сначала Андрей плакал, очень эмоционально рассказывал, почему так получилось, что его больше с нами нет. Он также многое поведал о своей жизни на земле (я потом сопоставляла его слова и поняла, что всё правда). Просил прощения за то, что умер и нам пришлось пережить его уход. Но никого не обвинял, в своей смерти винил только себя. Каялся, что жил на земле неправильно, объяснял, как надо. Даже предсказывал некоторые события – кое-что действительно сбылось. Сын умолял, чтобы люди делали добро, жили честно и не грешили. Говорил, тяжко потом за всё отвечать на Высшем суде. Но отвечать всё равно придётся.

Марина спрашивала Андрея – как там, на Небесах? Вот ответ сына: «Кругом космос, там очень много места. Повсюду звёзды, но та Земля такая маленькая. И находятся там не люди, а какая-то масса. На той Земле все равны – и бедные, и богатые, и нищие. Ад я не видел, но встречал немало плачущих душ. Там я работаю, занимаюсь их успокоением. Тяжелее всего душам, по которым убиваются матери. Они стоят на том свете по горло в воде. А сам я стою по щиколотку».

Я взяла себя в руки и сразу поняла свою ошибку, когда Андрей признался, что ему плохо от моего постоянного плача. Ещё сын рассказал, что Бог есть. Он огромный, строгий и с бородой, грозит пальцем, и пройти Его суд очень нелегко. Многие не проходят. Все минуют во время суда какие-то ступеньки в течение сорока дней после смерти, когда взвешиваются на особых весах грехи и добрые дела каждой души. На 41-й или 42-й день ступеньки обычно проходят, но самый главный, итоговый, – 45-й день. Сын прошёл его быстро. Говорил, что очень скоро приспособился, нашёл себя на том свете. Теперь ему там хорошо, но всё же лучше не уходить в мир иной слишком рано.

За все совершённые грехи человека отвечает душа. Самые большие – зависть и обман. Ступеньки быстро проходят честные люди, не обманывавшие других и хорошо работавшие, а вот богатые, жадные и ленивые крайне тяжело преодолевают этот путь. Сын посоветовал богатым на земле обязательно помогать другим людям. Также Андрей много раз повторял, что нельзя пить алкоголь. Марина спрашивала, что ещё следует делать нам, оставшимся на земле. Сын передал: просто нужно жить честно, не грешить.

Вот уже девять месяцев мы общаемся с Андреем. Интервал между визитами духа бывает разным – иногда сын приходит раз в неделю, а порой и два раза. Но в последнее время Андрей является всё реже. Дал понять, что постепенно удаляется и что далеко не всю информацию может нам передавать.

Ещё сын говорил: надо чаще ставить свечки покойным. Для них свеча – это еда, и когда её покупаешь, нужно приглашать покойника отобедать. Марина спрашивала, видел ли Андрей других наших умерших родственников. Сын ответил: да, видел дядю, который скончался десять лет назад, и двоюродного брата, которого нет с нами шесть лет. Застал их весёлыми, красивыми и работающими.

Примечательно, что проблемы, не решавшиеся годами, с началом этого нашего общения стали удивительным образом распутываться, и очень быстро. Сын всё расставил по местам. Андрей приободрил нас обещанием и дальше незримо помогать.

Сначала я пребывала в шоке от всего, что узнала от Марины. Племянница говорит, что видит Андрея воочию – обычно во время общения он стоит позади меня. До сорокового дня его душа находилась на земле и дома, а также куда-то улетала, но недалеко. Я же во время общения ничего не чувствовала – ни жара, ни холода, ни прикосновений. Дух сына никак меня не пугал. Однако Марина видит не всего человека, а какую-то еле различимую массу, в которой едва угадывается умерший.

На 40-й день дух попрощался с каждым из нас по отдельности, разумеется, через Марину. Андрей простился только с самыми близкими людьми – со мной, сестрой, сыном, женой и сватьями. Каждому говорил, как жить дальше, напутствовал. Сетовал, что ему очень не хочется уходить, плакал. И мы тоже плакали. Андрей ушёл от нас через балкон. Случилось это ровно в девять часов вечера.

Я всегда реально смотрела на вещи, мистикой не интересовалась, подобными вещами не занималась. И вдруг дух сына общается с нами! Раньше, конечно, немало размышляла о том, что после смерти должна быть некая форма существования, но даже не предполагала, что мы начнём запросто разговаривать с духом умершего. Сын сам стремился общаться, словно спешил выговориться и рассказать нам побольше обо всём увиденном там, объяснить, что нам, живым, нужно делать.

Другой мой сын считает, вся эта история попахивает психиатрией. Нас не поймут, если всё расскажем, просит лишний раз об этом никому не говорить. Но я верю всему, услышанному от Марины. И начала верить в Бога, представляете? Как говорят, каждый человек идёт к храму своим путём. Мне стало немного легче от общения с духом сына, хотя и через посредника. Теперь знаю, как ему там живётся, и на душе становится спокойнее от чувства, что Андрею хорошо на том свете и он не попал в ад. После осознания этого я стала восстанавливаться гораздо быстрее.

Марина тоже боится, что её посчитают ненормальной. Она всегда говорила – коммуникация с духами происходит не так просто, после таких сеансов ей очень тяжело. Племянница долго стоит под душем, приходит в себя. Поэтому Марина нечасто идёт на контакт, а с Андреем общается только ради меня.

Дух сына теперь далеко, но изредка поздравляет нас с днями рождения, праздниками, благодарит за каждую беседу. Ещё сын сказал, что таких людей-проводников, как Марина, на свете очень мало.

На Троицу навестили могилу сына. Андрей потом прислал весточку и напомнил, что внизу его нет, он в другом месте – высоко. Назвал всех, кто к нему приходил, и всех похвалил. Просил обнять меня крепко-крепко. Я, конечно, еле успокоилась после этого сообщения.

Вот такие чудеса у нас творятся. Очень хотелось бы услышать мнения читателей газеты о том, что с нами происходит, и особенно мнения священников. Наши имена и место жительства я изменила, так как живём в маленьком городе, нас многие знают.

Из письма Риммы,
г. Новокубанск, Краснодарский край
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №5, февраль 2020 года