Шуша вернулась
21.02.2020 18:21
Витя её видит, а люди – нет

ШушаЗдравствуйте, любимая газета! На днях познакомилась с одной интересной клиенткой. Она зашла с ребёнком, пятилетним мальчиком Витей. Разговорились с женщиной – оказалось, у неё обычные проблемы, ничего особенного, как у всех: безденежье, муж пьёт, тоска. Но я чувствовала: её что-то тревожит. Подлинная причина беспокойства обнаружилась быстро.

– Какой хороший у вас ребёнок, чувствую, он особенный, – сказала я клиентке. – Наверное, видит то, чего другие не видят.

И вдруг женщина как заголосит:
– Да он ненормальный, я уже всем сто раз говорила, что ему место в психбольнице! Никаких нервов не хватает, а ещё и вы со своим «предчувствием»!

Но потом немного успокоилась и рассказала историю сына.

Первые странные моменты мама начала замечать в Витины два года. Разговаривать он начал рано – и сразу фразами, поэтому, когда сын заявил, что у него есть Шуша и теперь он будет с нею играть, мама просто отмахнулась – мало ли что выдумает малыш? Но потом она с удивлением наблюдала, как мальчик играл в догонялки с кем-то невидимым. Сначала ловил Витя, потом с хохотом уворачивался от кого-то.

Шуша была везде. Просыпаясь утром, Витя звал её завтракать, усаживал рядом с собой невидимое нечто. Днём играл с Шушей, разговаривал. Вечером требовал читать сказку, которая нравится Шуше.

Как-то раз они всей семьёй собрались на рынок в другой город. Вышли из квартиры, вызвали лифт. И тут ребёнок устроил настоящий истерический концерт, гоня Шушу домой. Потребовал открыть дверь и запустить её внутрь, иначе она потеряется в подъезде. Но вскоре успокоился, сказав, что Шуша вернулась, прошла сквозь закрытую дверь.

Пару раз и самой маме мерещилось нечто пушистое, размером с добрый арбуз. Правда, она списывала всё на усталость и расшатанные нервы: действительно, после таких откровений сыночка что угодно привидится.

С Витей разговаривали оба родителя. Сначала мама, а потом и папа убеждали сына, что никакой Шуши не существует и вводить в заблуждение окружающих нехорошо, иначе соседи скоро будут смеяться. На это мальчик ответил, что Шуша тоже над ними смеётся, потому что Витя её видит, а другие люди – нет.

Однажды мама, зная, что сын один в комнате, решила подсмотреть, с кем он разговаривает. Незаметно подкралась и тихонько приоткрыла дверь – Витя сидел на кровати и разговаривал со своим детским одеялом, лежавшим рядом. Всё бы ничего, но на этот раз маме точно ничего не привиделось.

Одеяло было приподнято, будто под ним находилось нечто большое, круглое и невидимое. В этот момент дверь предательски скрипнула, и одеяло тут же упало на кровать. Ребёнок от неожиданности вскрикнул.

После того случая мать заявила мужу, что больше ни единого дня не останется в этом дурдоме, и уговорила мужа срочно уехать. Наспех собрала Витеньку, и они втроём отправились в деревню за тысячу километров.

С работы пришлось уволиться. В деревне сняли дом, а квартиру начали сдавать. Подходящих вакансий на селе, разумеется, нет, поэтому сейчас семья живёт на деньги от сдачи городской жилплощади.

Витя долго и очень мучительно переживал переезд, неделю лежал, будто парализованный. Родители возили его в областной центр, показывали врачам, но те ничего подозрительного у мальчика не обнаружили.

– А то детское одеяло вы взяли с собой? – спросила я.
– Да, – ответила мать и заплакала.
– То есть вы догадывались, что Шуша могла поехать с вами?

Мама кивнула.

– Только сейчас Витя молчит и ничего больше об этом не говорит, замкнулся, почти не разговаривает. Я поняла, Шуша не приехала с нами, а нашла нас позже, но, правда, не сразу. И Витя выздоровел оттого, что Шуша снова появилась. Теперь сын сворачивает одеяло, как куклу, и засыпает, прижав к себе. Никто из детей с ним не играет, он не может найти с ними общий язык. Теперь тема Шуши у нас под запретом. Я сказала сыну: ещё хоть одно слово о ней, и мы снова поедем в больницу.

Самое удивительное, Витя видит не только Шушу, но и других «гостей», иногда разговаривает с ними по ночам. И странно, что тех, с кем мальчик общается ночью, мельком начала видеть и его мама. Теперь она боится, что по деревне пойдут слухи и им снова придётся переезжать.

Мать наотрез отказывается принять то, что её ребёнок нормальный. А что сама видит боковым зрением, считает игрой воображения – снова от усталости, от нервов. Сына же, по её мнению, необходимо лечить.

Когда она ушла, мне стало жаль ребёнка. Да и её тоже. Думаю, таких людей, как Витя, нужно не лечить, а беречь.

Из письма Натальи,
Свердловская область
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №6, февраль 2020 года