СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Сейчас вас выведут из храма!
Сейчас вас выведут из храма!
26.05.2020 14:57
Русская душа требует продолжения чуда

Сейчас вас выведутДобрый день, уважаемая редакция! Чтение газеты всегда начинаю с рубрики «Небо и земля» – именно оттуда я почерпнула множество полезной информации о вере. В №39 был опубликован рассказ Дмитрия Болотникова «Один нерешённый вопрос» о том, как верующей женщине явился неизвестный святой в образе прихожанина храма Фёдора Ивановича и сообщил об исцелении её маленькой дочки. Позже дочь, будучи уже взрослой, задаётся вопросом – какой же святой приходил к ним? Мне кажется, я могу ответить на этот вопрос.

Уверена, что речь идёт о Николае Чудотворце. В большинстве случаев у каждого верующего имеется какая-нибудь интересная история, связанная с Николаем Чудотворцем, его скорой помощью и заступничеством. Мне святитель Николай являлся во сне – предсказал рождение сына. Взгляд святого был именно таким, как в рассказе, – необычайно глубоким и ясно-лазоревым.

Почему святой почтил меня своим явлением? На всё милость Божья. Что касается меня, то вот уже более двадцати лет я читаю молитву Николаю Чудотворцу, а последние семь лет обязательно добавляю к ней чтение акафиста святителю. Стараюсь не пропускать ни дня.

В прошлом мае со мной произошли две удивительные истории, последовательно, одна за другой. И обе связаны со святителем Николаем. Хочу поделиться с вами тем, что мне довелось тогда пережить.

22 мая православный мир отмечает день перенесения мощей святителя Николая Мирликийского в Бари. В прошлом году мы с дочерью в тот день отправились в храм на праздничную службу, чтобы поблагодарить Николу Угодника за его молитвы и помощь нам, живущим ныне.

Стоим на службе. Я закрыла глаза, погрузилась в молитву. И вот наступил торжественный момент – прихожане всем храмом запели Символ веры. Стою, тоже пою, но глаз не открываю. И вдруг слышу:
– Мамочка, ты видишь? Смотри, как красиво!
– Вижу-вижу… – бормочу скороговоркой, не желая прерывать молитву.

А дочь не отстаёт.

– Мам, ну открой глаза!

Наклоняюсь к ней и шепчу на ушко:
– Что должна я увидеть?
– Очень красиво! – отвечает дочка. – От людей, которые поют «Верую…», поднимается свет! От ног к голове и через макушку вверх! Никогда такого не видела.

Я открыла глаза. Хотела посмотреть на дочь с укоризной. Но почему-то взор сам собой устремился под самый купол. Будто взяли меня за подбородок, приподняли голову и сказали: смотри. И я увидела, что дочка ничего не придумала: свет от молившихся людей действительно поднимался и собирался под сводами, а потом, собравшись в определённой точке, стал опускаться, рассеиваться и заполнять собой пространство храма.

Всё длилось буквально несколько секунд. Это было очень красиво. Молитва наша возносит свет и радость в самую высь, а там, соединившись с Духом Святым, возвращается к верующим. И мы находимся под защитой Божьей Благодати до тех пор, пока… Но о последнем совершенно не хотелось думать.

Мы вышли из храма вдохновлённые и обновлённые.

– Что это было? – спросила дочь.
– Чудо, – ответила я.– Давай благодарить Бога.
– И Николая Чудотворца! – согласилась она.

На следующий день загадочная русская душа ждала продолжения чуда. В разных храмах встречаются разные люди, и только Бог везде один. И как же бываем мы, верующие, наивны, когда думаем, что поданная записочка о здравии – это оплаченная квитанция о благополучии. И после выхода из церкви с нами ничего плохого не случится, а уж в храме и подавно.

Как говорится, блажен, кто верует. Но иногда в храме сталкиваются законы земные и небесные, добро и зло. И неизвестно, когда и где окажется перевес. Вот и продолжение моей чудесной истории вышло совсем иным.

Я очутилась в другом московском храме, очень старом, намоленном. Когда-то давно, ещё в XIV веке, на этом месте возвышалось деревянное строение. А я просто проходила мимо, но не удержалась, зашла.

Должна сказать, что есть у меня такая особенность: даже если попадаю в совершенно незнакомый храм, ноги сами ведут меня к иконе Николая Чудотворца. Он всегда первым меня встречает в храме. Так вышло и в тот раз.

На скамеечке возле иконы Николая Чудотворца сидела работница церкви и читала про себя Псалтырь.

– Матушка, – обратилась я к церковнице, – можно ли мне вслух почитать акафист Святителю Николаю?

Акафист ношу всегда с собой в сумочке.

– Конечно, – улыбнулась женщина. – Можете даже петь вслух. Настоятель всем благословляет.

Я подошла к иконе, зажгла свечу. Открыла акафист и тихонько, даже тише чем вполголоса, начала хвалебное пение. Пела не столько голосом, сколько душой. Почти закончила чтение, оставалось совсем немного. Краем глаза иногда посматривала на сотрудницу церкви: не мешаю ли ей? Но женщина сидела, отложив книгу. Выражение её лица было умиротворённым, глаза сияли. И вдруг я поняла, что пою слишком громко и красиво, даже очень красиво. На мгновение я замолчала. Однако пение продолжалось.

Конечно! Я же не могу так красиво петь. Когда мы на земле прославляем святого, в это время хор ангелов поёт хвалебную песнь в небесах. Долго ли продолжалось пение ангелов? Думаю, на протяжении чтения всего акафиста, но слышала я неземное пение очень краткое время. Потом уже вполголоса читала по-прежнему акафист, чтобы никому не мешать.

Люди периодически подходили, ставили свечи. И вдруг я услышала злобное шипение рядом, а вскоре оно трансформировалось в крик:
– Немедленно прекратите! Вы мешаете людям!

Невесть откуда взявшаяся бабулька, тоже работница церкви, как я поняла, только что вернулась на свой «боевой пост». И без видимых причин повела себя неадекватно.

– Если вы не замолчите, я вызову охрану и вас выведут из храма! – пригрозила бабка.

Лицо её кривилось брезгливой гримасой.

Вот как бывает! Оказывается, у кого-то прославление святого вызывает благодатное умиление, а для кого-то звучит как сирена, разрывающая барабанные перепонки.

Но как я могла замолчать на полуслове, когда в небесах поют ангелы? Видимо, от этого и скосило старушку окончательно. Но что до этого мне? Хотя смотреть на выражение её лица было неприятно и жутковато. Но я решила закончить хвалебное пение достойно.

– Охрана! – завопила старушенция.

Я вдохнула глубже.

– Если будете насильно уводить меня от иконы, то и вас могут увести от ворот райского сада, – заметила я очень серьёзно, пытаясь не выдать своего смущения. – Разве вы этого хотите?

Старушка смолкла и ринулась куда-то вглубь храма. Затем обернулась, стрельнула мне в спину злобным взглядом. А я уже успела встать на колени, чтобы завершить чтение акафиста. Но этот чёрный взгляд почувствовала, хотя сперва не придала ему значения. Закончила хвалебное пение и поспешила покинуть храм.

По дороге к метро меня поманил пальчиком мужчина солидного возраста.

– Девушка, на вас там висит кое-что – снимите. Зачем вам это?

Я улыбнулась и побежала дальше. Мало ли что у дяди в голове творится? А может, мусор прицепился – испачкалась о пол, стоя на коленях в храме. Но, осмотрев себя бегло, ничего не заметила.

«Дома сниму, если что», – подумала.

Но по дороге домой я сразу поняла, что именно мне предстоит «снимать». Ноги и поясница вдруг заболели на ровном месте просто нестерпимо! Стало очевидно, что это никакой не мусор, а самый настоящий сглаз. Видимо, та бабка в храме постаралась.

Я шла и удивлялась про себя, терпя боль. Как же так: злоба людская сделала своё чёрное дело прямо в церкви, посреди пения ангелов и сосредоточения Божьей благодати? Возможно ли такое, и что мне теперь делать? Куда смотрел Николай Чудотворец? Ведь меня сглазили во время чтения акафиста – прославления святого. И как только в храме держат таких особ? Работать, наверное, больше некому. Труд-то тяжёлый. А у подсвечника всегда душно, не каждый там сможет выстоять.

Приехав домой, я не растерялась. Налила в стакан святой воды. Поставила на стол, зажгла свечу. Села рядом и стала читать молитвы. Трижды прочла «Отче наш». Затем «Богородице Дево, радуйся», Символ веры, «Да воскреснет Бог», 90-й Псалом, молитву Святителю Николаю. Потом трижды умылась святой водой со словами: «Всемилостивый Господь, родное оставь, чужое забери». Отчего-то эти слова пришли в голову. Остаток воды вылила в ванну. И погрузилась в неё на полчаса.

Находясь в ванне, читала молитву святителю Николаю. Просила помочь, искренне и без всяких претензий. Когда вышла из ванной, не поверила ощущениям: спина и ноги в абсолютном порядке!

На следующий день я вновь переступила порог того храма. В свечной лавке подала записку о здравии за свою семью. Затем сказала, что остались пустые строки и я желаю вписать туда двух матушек, которые вчера здесь работали. Добавила, что беседовала с ними и они мне очень понравились – каждая по-своему. Сотрудницу свечной лавки я тоже вписала в список. Она посмотрела на меня очень удивлённо:
– Тут и своих-то не поминают, а вы…

– Господь завещал любить друг друга, – ответила я.

«И только любовь способна разрушать зло», – вертелось на языке. Но об этом я промолчала.

Из письма Наталии,
Москва
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №18, май 2020 года