Сюда едет вся Россия
02.06.2020 20:07
Именем соседа назвали астероид

Сюда едетВ Санаксары я попал чисто случайно. Ехал с паломнической группой в другое место и увидел на остановке старенький «ПАЗик» с табличкой «Санаксарский мужской монастырь». Нечто до боли знакомое. Обратился к водителю «ПАЗика», и тот сообщил, что есть свободное место. Осталось только договориться с руководителем нашей группы.

Моя инициатива пришлась женщине не по душе.

– Помните, что вы должны быть на месте вовремя! – женщина назвала число. – Иначе уедем без вас. И готовьтесь к дополнительным расходам.

Я только вздохнул. С предстоящими расходами уже смирился.

В автобусе спросил у пожилого мужчины, чем знаменита Санаксарская обитель. Он бросил на меня подозрительный взгляд. Так шпана на улице рассматривает чужака, прикидывая, с какой целью тот нарисовался.

– В монастыре ещё двадцать лет назад жил известный старец Иероним Верендякин, – ответил мужчина. – К его могиле народ стекается со всей страны. Там даже исцеления происходят.

Я хмыкнул – по инерции. Не стоило этого делать. Мужчина заметил усмешку.

– Мне думается, вы не настоящий паломник, – сделал он вывод. – Да и верующий ли?
– Ничего подобного, – отверг я подозрения. – Я православный, просто не очень верю в чудесные исцеления, поскольку по природе скептик. О чём на исповеди исправно сообщаю священнику и каюсь.
– Каяться мало. Надо исправляться!
– А вы, наверное, старца при жизни знали? – поспешил я перевести разговор в другое русло.
– Бывал у него за два года до смерти. Отец Иероним перекроил мою жизнь. Другому бы ни за что не рассказал, а вам полезно будет послушать.

Моему собеседнику Семёну 72 года, хотя я бы ему не дал и шестидесяти. Его дочь Алёну бросил муж, несмотря на двоих детей.

– Ну, бросил так бросил, – поведал Семён с горечью. – Не такая уж и редкость по нашим временам. Проблема в другом: Лёша полюбил другую, а городок наш крохотный, почти деревня. И Лёшка с пассией часто мне на глаза попадался. Идут за ручки, воркуют как голубки. У Алёны истерика каждый день, глаза от слёз опухли, а у этих, видите ли, счастье! И наплевать на мучения близких.

Семён говорил, и проходила перед его глазами собственная жизнь. С женой не сложилось тёплых отношений. Женщина угрюмая, закрытая, с тяжёлым характером – слова доброго не услышишь. Да и женился мужчина «по залёту».

А когда Семён был не старше своего непутёвого зятя, познакомился с Натальей и полюбил её всем сердцем. Любовь оказалась взаимной. Некоторое время встречались тайно, но шила в мешке не утаишь, особенно в маленьких городках. Узнала жена, добрые люди рассказали мужу Натальи. Надо было принимать решение: или расставаться, или жить вместе. Но у Семёна двое маленьких детей, и у Натальи столько же. Две семьи сломать, чтобы одну построить?

– И ведь понимал я, что без Наташеньки не буду счастлив, – вздохнул Семён. – Но не решились мы на перемены. Каждый вернулся в свою семью. Наталья скоро переехала в другой город, и потекли мои унылые, однообразные будни. Жена начала относиться ко мне ещё хуже. Скоро мы стали совсем чужими. Я с тоской вспоминал Наташу, но гордился тем, что не бросил семью, считал это мужественным поступком. А увидел счастливого Лёшку, и что-то в душе перевернулось. Стало казаться, что вместо счастливой жизни с любимой я получил суррогат. И всё моё благородство – глупость несусветная. Никому оно не нужно.

Семён захаживал в церковь. Батюшка заметил, что этот прихожанин какой-то сам не свой. Отозвал однажды мужика в сторону, спросил, в чём дело, тот и рассказал о своей проблеме. Тогда священник посоветовал Семёну съездить к отцу Иерониму Верендякину. Сказал, что тот врачует души – может, и его вылечит от чёрной тоски. До монастыря, где жил отец Иероним, 400 километров, но Семён отправился в путь.

Выслушал его отец Иероним и говорит:
– Правильно ты поступил. Детей не стал сиротить и жену не лишил опеки. Такую нелюдимую, неприветливую кто бы замуж после тебя взял? Вот и доживала бы век одна, тебя проклиная. А то, что несчастным себя чувствуешь, – так это тебя бес искушает. От своей любви ты отказался не по глупости, а для Неба и для себя. Для души своей, для сердца, которое изболелось бы в переживаниях за семью, брошенную без кормильца на произвол судьбы.

Вышел Семён от старца обновлённый, словно заново родился.

– Ну, так эти слова вам любой мог сказать, – пожал плечами я. – К примеру, я.
– Вам бы я не поверил, – усмехнулся Семён. – А Верендякину поверил сразу. Вот какой силой он обладал! После его смерти посещаю монастырь ежегодно, благодарю старца.

Монастырь возник перед нами неожиданно, словно вырос из-под земли. Поразил он меня не столько красотой, сколько необыкновенной тишиной – такой, что слышно пульс в ушах. Обитель располагается как бы на островке, в окружении живописных лесов и водоёмов; облака, казалось, цеплялись за купола.

Меня всегда смущало, что много монастырей находится в крупных городах. Конечно, монахам легче существовать, если монастырь встроен в городскую инфраструктуру, а вот жизнь на отшибе требует от насельников дополнительных трудов, иногда весьма тяжких. И всё же монастырь в моём представлении должен стоять за городской чертой, как Санаксарский, расположенный в мордовской глубинке.

В этой глухомани обрели покой мощи человека чисто столичного, когда-то находившегося в числе лиц, определявших политику Российской империи, – адмирала Фёдора Ушакова. Не знаю, слышали ли о нём современные дети, но нашему поколению этот военачальник хорошо известен. Фёдор Фёдорович принял участие в 43 сражениях, ни в одном не проиграл, не потерял ни единого корабля. Никто из его подчинённых не попал в плен.

Памятники, бюсты и мемориальные доски Ушакову есть в Болгарии, Италии, Греции. Их можно увидеть в Севастополе, Ростове-на-Дону, Тольятти, Саранске и других городах. Имя прославленного адмирала носят корабли, улицы, мосты, военно-морские училища, институты, академии, станция метро и даже астероид. В 2001 году легендарного адмирала причислили к лику святых.

А Иероним Верендякин большую часть жизни работал плотником, электриком, грузчиком, сторожем. В 45 лет стал дьяконом, затем иереем. Простой и скромный священник вёл затворнический образ жизни. Однако как-то люди чувствовали, что именно этот неприметный человек может дать утешение. Они стали приходить к Верендякину, и всех батюшка встречал добрым словом, никого не гнал. Утешал и наставлял, ничего не требуя взамен.

Позже он стал монахом и получил чин игумена. А людская молва наделила его другим чином – старческим. В православии это не обязательно возрастное понятие. До конца жизни отец Иероним врачевал людские души, указывал посетителям путь истинный. У скромного священнослужителя, который по-русски говорил с ошибками и не прославлен в лике святых, нет и сотой доли славы великого флотоводца. Вот только далеко не все паломники знают, что в Санаксарском монастыре находится усыпальница Ушакова. А про могилу отца Иеронима знают все. К нему и едут. К обычному монаху, а не к легендарному воину.

Адмирал Ушаков уничтожил огромное количество врагов России, а инок Верендякин врачевал души. И вот результат их усилий: грозного воителя уважают, помнят, ценят, возводят памятники. А народная тропа не зарастает к могиле простого иеромонаха.

Когда я возвращался из Санаксар, то думал: может, врут про наш менталитет, и не такая уж мы воинственная нация? Может, наши настоящие герои – не великие полководцы, а простые люди, убирающие хаос из голов и дарующие надежду на исцеление? Но не было у меня ответа на этот вопрос.

Сергей БЕЛИКОВ,
г. Красный Сулин, Ростовская область
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №19, июнь 2020 года