СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Ему показывают интересные картинки
Ему показывают интересные картинки
23.06.2020 17:11
Родовой грех проявляется у тех, чьи предки совершили страшные преступления

Ему показываютЗдравствуйте, уважаемая редакция! Всегда читаю рубрику «Небо и земля», вникаю в советы священника. А сейчас самой нужна помощь отца Александра.Очень прошу не указывать мои данные, ведь многие из нашего региона могут узнать, о ком и о чём речь.

В моей семье происходит неладное. Началось это два с половиной года назад. Муж начал видеть всякие «картинки» – Николая Чудотворца, Божью Матерь, а также сущностей, которые прилипают к людям, демонов. Стал обращаться ко всем за советом – решил, что сходит с ума. Одна женщина, которая практиковала метод, позволяющий путём пребывания в определённом медитативном состоянии очищаться на эмоциональном, духовном и физическом уровнях, свела его с ясновидящим. И тот сказал мужу, что его удел – лечить людей, а святые будут подсказывать, как это делать. Мол, поэтому его и выдавливают из социума, чтобы он научился. И добавил, что супруг доживёт до 90 лет.

В своё время свекрови предсказали, что один из её детей умрёт в 53 года. Поскольку старший брат супруга уже перешагнул этот рубеж, муж решил, что предсказание касается его. Свёкор после 50 лет тоже занимался лечением, видел образы. Двоюродный брат обладал теми же способностями, но целительством не занимался. Сейчас в живых нет никого из них. Но супруга убедили «знающие люди» заняться лечением. И последние полтора года превратились для меня в самый настоящий кошмар.

Мужу показывают «картинки», где я ему изменяю. Но как могут показывать мои измены, если я не грешила этим никогда? Мы венчаны, оба крещёные, и дети тоже. Но это ещё не самое страшное.

Старший сын стал совсем другим человеком. Из улыбчивого, доверчивого домашнего молодого человека начал превращаться неизвестно в кого. Не пьёт, не курит, по кабакам и девчонкам не бегает, учился всегда хорошо. Была неплохая должность, но он ушёл с работы, устроился на другую. Через восемь месяцев уволился, пытался устроиться на новое место. Он просто физически не справляется, и приходится писать заявление об увольнении.

Сын стал плохо соображать, даже таблицу умножения забыл. Пришлось обследоваться, но врачи никаких изменений не обнаружили. А полгода назад мы были вынуждены обратиться к психиатру, поскольку сын стал агрессивен. Он тоже слышит голоса, мелькают мысли, что не хочется жить. Когда у него случился приступ, кричал, плакал, выл по-собачьи, говорил не своим голосом про каких-то демонов и Армагеддон. У меня просто волосы встали дыбом. Полгода пролечился, но едва отменили назначенные лекарства, всё вернулось на круги своя. Сейчас опять лечимся.

Мой ребёнок неохотно идёт на контакт, говорит, что не хочет вспоминать этот ад, когда его били по голове тёмные силы за то, что отец спасает людей от нечисти. Почти два года он ходит в храм. Пытался найти духовного наставника, посоветоваться, что с ним не так. Но слушать сына особо никто не захотел. Сам исповедовался, причастился.

Я верующий человек, но дела и заботы не всегда дают возможность посещать храм. Мы всегда бежим туда, когда что-нибудь случается, а если всё хорошо, как-то забываем благодарить Бога. Я стараюсь на праздники бывать в церкви, а после всех этих бед хожу на службы два-три раза в неделю. Беседовала с разными батюшками, нашла духовного наставника для сына, но сын сказал, что это ему уже не поможет. Просил, чтобы я нашла ему бабку, которая снимет то, что в нём сидит. Но я против этого метода.

Хотели съездить в Сергиев Посад к отцу Герману, который занимается отчиткой бесноватых. Но узнали, что сейчас отец Герман почему-то больше не делает отчитку. Мне очень страшно: сын начал терять веру в Бога. «Я больше не буду ходить к батюшкам, – говорит мне, – они на меня только кричат, а выслушать толком никто не хочет». Когда ему плохо, пьёт святую воду и идёт в храм.Сидит около икон, и ему становится легче, а придя домой, сразу ложится спать.

Батюшки, с которыми я беседовала, в один голос говорят: пока отец занимается «лечением», будет только хуже, и всё сделано, чтобы наша семья разрушилась, чтобы мужу никто не мешал в его деле. Но неважно, останемся мы жить вместе или разведёмся, – всё равно дети будут отвечать за деяния отца.

С мужем пыталась поговорить на эту тему, объясняла, что он просто заражается от людей, которых лечит, и приносит это всё нам, родным. Но супруг утверждает, что у него стоит «защита» и мы тоже находимся под защитным куполом, ведь у него есть другие советчики, которые, наоборот, настаивают, чтобы он занимался лечением. Единственное, чего я добилась, – он пока не будет снимать сущностей, которые сидят в людях. Больше я никак не могу повлиять на мужа. Он упорно считает свою миссию священной и искренне верит, что его ведут по этому пути святые, но никак не тёмные силы, потому-то тьма ему за это мстит.

Я стала молиться дома перед иконами каждый день, первый раз сходила на исповедь. За этот год объездила все монастыри своего региона, везде прошу за родных. Пытаюсь не отчаиваться, но иногда слёзы бессилия так и просятся наружу. Дай, Боже, мне сил справиться со всем злом, которое обрушилось на нашу семью.

Посоветуйте, что ещё можно сделать мне как матери и жене, что нужно делать мужу. Может, он действительно в чём-то прав, но я не готова жертвовать детьми ради спасения других. Слишком дорогая цена.

Подписываюсь инициалами – не хочу, чтобы сын узнал, что я писала о нём.

Из письма С.М.

Комментарий священника

Здравствуйте, уважаемая С.М.! Прочитал ваше письмо и понял, что не могу брать на себя полную ответственность и рассуждать, опираясь лишь на собственный опыт. Поэтому решил посоветоваться и переслал письмо нашему епархиальному духовнику. Я дорожу мнением этого человека, фактически выросшего в стенах Троице-Сергиевой лавры. Так что на ваше письмо мы отвечаем вместе с отцом Андреем. В кавычках привожу слова батюшки, сопровождая их своими комментариями.
«То, что происходит с мужем, – это грех рода, в том числе и отца, и брата. Возможно, корни греха лежат ещё глубже».

Да, Церковь признаёт существование такого понятия, как «родовой грех». Он, хотя и не обязательно, может проявляться в потомстве людей, совершавших страшные преступления, – убийц, насильников, святотатцев, ведьм и прочей нечистоты.

Однажды я общался с человеком, много лет изучавшим историю репрессий в России 20–30-х годов. Меня интересовал коллективный портрет тех, кто непосредственно пытал и расстреливал священнослужителей. Оказалось, большей частью это потомки людей, знавшихся с нечистой силой. Кстати, многие из них об этом даже не догадывались. Сложились подходящие условия, появилась возможность безнаказанно мучить и убивать, вот и проявился внутренний зов к пролитию крови.

Давно наблюдаю историю одной такой семьи. Потомки чекиста. Человек закончил жизнь не пойми как. Дети, внуки, правнуки – а порадоваться не за кого. Пьянство, вырождение и торжествующая нелюбовь. Не жизнь, а сплошная тягомотина. А в Белоруссии ещё в советские временая знал одного заслуженного председателя колхоза. Более жестокого и скорого на расправу человека не встречал. Он сперва бил, а потом разбирался. Умер, весь усыпанный орденами.

Осталось трое сыновей. Люди неглупые, солидные, при должностях, обеспеченные. В праздники, съезжаясь в родное гнездо, усаживаются за один стол и уже знают, что посиделки непременно закончатся дракой. Никого не трогают, а вот друг друга бьют смертным боем. Словно разделился отец в сыновьях на три «я» и мучает свою кровь беспощадно. Казалось бы, сидите по домам, хлопцы! Не могут. Будто какая-то неодолимая сила заставляет съезжаться туда, где лежит отец, и мутузить друг друга.

Нередко от деда к сыну и от сына к внуку переходит склонность к самоубийству. В людях даже возникает чувство обречённости. Мол, раз дед и отец так поступили, значит, и мне судьба пойти по их стопам.

Беда с вашим мужем совершенно ясна. Время приспело, и к нему пришли на подготовленную почву, возделанную гордыней. Никаких явлений святых не было и быть не могло – это бесы. Сродное тянется к сродному.

Видите, как они действуют: мол, ты избранный, посвящённый, не такой как все. Кем раньше был человек? Предположим, продавцом, таксистом, путейцем. И вдруг – избранный! Чудотворец, спаситель, целитель. Выше и лучше остальных.

Есть у меня рассказ «Свитер», написанный по реальным событиям. Мама родила девочку и оставила в роддоме. Малышку пожалела простая сердобольная женщина и взяла к себе. Семья обыкновенная. Самое большее, что светило ребёнку, – работать швеёй на фабрике или продавцом в магазине.

Когда девочке исполнилось 15, её начали искать родные по крови. Познакомились в соцсетях, стали «друзьями». Постепенно интернет-общение переросло в общение живое. Родная мама открылась дочке и сообщила, что они с бабушкой десятилетиями занимаются колдовством и многому могут научить. «Соглашайся, – советовала мама. – Нас боятся, и к нам идут. Тебя тоже будут бояться. Ты станешь избранной, и у тебя всегда будет гарантированный кусок хлеба с маслом». Девочка согласилась.

Об этом она мне сама рассказывала. А на предложение одуматься ответила милой улыбкой человека, которого уже боятся.

Вы молитесь, пытаетесь отстоять вашего супруга. Значит, мешаете нечистому, поэтому он хочет вас устранить. Отсюда и все эти видения про мнимые измены. Если бы супруг сразу, едва у него появились странности, отправился в храм, начал молиться, каяться – всё могло пойти иначе. Он мог противостоять и прервать действие родового греха. Его можно преодолеть, если, конечно, трудиться. Но при сложившихся обстоятельствах остаётся надеяться только на чудо. В противном случае для вашего мужа всё кончится плохо.

«То, что происходит с сыном, – результат образа жизни отца. С.М. пишет, что дети будут отвечать за деяния отца. С этой фразой нельзя согласиться. На детей ложатся последствия жизни родителей. Но отвечать за их поступки? Думаю, что дети не будут отвечать. Что же делать женщине, оказавшейся в такой ситуации? Во-первых, нужно освятить дом».

Добавлю: освящать жилище имеет смысл, если ваш супруг согласится прекратить свои «исцеления».

«Во-вторых, нужно в разных местах – лучше, если это будут мужские монастыри, там литургия совершается чаще обычного, – заказать заздравные сорокоусты по мужу и сыну. Молитва – это тоже духовная терапия. Нередко при усугублении молитвы возрастает и ответная духовная брань. Но нельзя оставлять сердечное воздыхание молитвенных чувств перед Богом. Надо учиться молиться просто.

В-третьих, собственное молитвенное правило необходимо согласовать со священником, который знаком с ситуацией в семье страдалицы. Батюшке нужно знать состояние её здоровья, физические возможности. И только тогда советовать исполнение определённых молитв.

Не надо сыну задавать вопросы, о которых ему больно вспоминать, а всё покрывать любовью и терпением. Замечательно, что он ходит в храм, исповедуется и причащается. Значит, понимает – это единственное средство, которое врачует его духовные раны.

В-четвёртых, женщине необходимо усугубить качество молитвы. Господь сказал: «Сыне, даждь Ми сердце!» То есть нужна молитва внимательная, сокрушённая, исходящая из глубин души человеческой.

Примером является жизнь блаженной Моники, матери блаженного Августина, епископа Иппонийского. 15 лет молила эта святая Господа за погибающее чадо. В результате благодать коснулась сердца юноши, и некогда великий грешник стал великим святым.

Молитесь, не отчаивайтесь. Верьте, и по вере вашей Господь дарует просимое».

Хочу добавить к словам отца Андрея: я бы посоветовал сыну некоторое время пожить в монастыре. Ему необходимо сменить обстановку и пообщаться с людьми духовно опытными.

Если вы живёте в Центральной России, то советую отправиться в известную обитель – например, в Валаамский монастырь или Оптину пустынь. В этих монастырях давно существует налаженная духовная жизнь. Надеюсь, там помогут.

Возьмите это письмо и обратитесь с ним к духовнику благочиния, на территории которого проживаете. Духовники благочиний назначаются из числа наиболее опытных священников. Покажите рекомендации отца Андрея. Духовник благочиния поможет вам определиться с молитвенным правилом, а сыну подскажет, как жить дальше.

Протоиерей
Александр ДЬЯЧЕНКО
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №22, июнь 2020 года