СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Вы его не узнаете, он сам вас узнает
Вы его не узнаете, он сам вас узнает
21.07.2020 16:36
Это необыкновенно трогательная молитва

Вы его не узнаетеЗдравствуйте, уважаемые сотрудники народной газеты «Моя Семья»! Желаю вам крепкого здоровья, спасибо за ваш труд! Выписываем и читаем «Мою Семью» с незапамятных времён, а после даём читать друзьям, которые не могут выписывать газету. Ваше издание очень поучительное и умное, всегда можно поплакать, посмеяться и посочувствовать людям, которых много в нашей стране, – им так трудно живётся. Очень прошу – передайте моё письмо отцу Александру Дьяченко, мне нужен его совет.

В январе 1960 года я вышла замуж, и 6 декабря у нас родился мальчик. Это была такая радость! Назвали малыша Станиславом. Мальчик рос здоровым, крепким, хорошо развивался. Кормила его только грудным молоком. Все рекомендации врачей выполняли в срок.

В мае 1961 года пришла пора делать младенцу прививку от оспы. Врачи сказали, что если прививку организм не примет, нужно через 12 дней привиться повторно. Так и случилось. Мы сделали вторую прививку, но и она не принялась. Медики велели прийти ещё через 12 дней на новый укол. И снова прививка не пошла. Опять приходить через 12 дней.

Мы прибыли в поликлинику в субботу, накануне Троицы. В те времена суббота ещё являлась рабочим днём. Но врачи вместо прививки от оспы почему-то решили привить сына от дифтерии. Станислав сильно плакал от укола, мы с сестрой его успокаивали. Дома ребёнок играл, улыбался, грудь брал хорошо. Как всегда, в десять вечера я его покормила и уложила спать. Станислав был спокойный, никогда не плакал и всегда засыпал сам – я его ни разу не укачивала.

В полночь я встала покормить малыша и была очень удивлена: как положила сына в кроватку, в таком положении он и лежал, хотя раньше ручками и ножками скидывал с себя одеяльце. Я взяла Станислава на руки, дала ему грудь, но он её не принял. Я заметила, что сынок дышал тяжело, но не плакал. Снова предприняла попытку покормить ребёнка, но он отказался. Подержала сына на руках, укачала, и он заснул. Я же глаз не могла сомкнуть – всё следила за состоянием малыша. Он продолжал тяжело дышать, и я вызвала «скорую». Нас увезли в больницу, однако детского специалиста было не найти, работали только дежурные врачи. Воскресенье, выходной день.

Дежурный доктор осмотрел ребёнка, но диагноз не поставил. Принесли кислородную подушку и сказали давать малышу подышать каждые полчаса. Ещё принесли сладкую водичку – видимо, с витаминами, чтобы я ею малыша время от времени поила. Грудь ребёнок по-прежнему не принимал, а водичку пил.

Поздно вечером приехала детский врач, обследовала Станислава, послушала, измерила температуру. Всё в норме. Спросила меня, чем я кормила ребёнка, я ответила, что кормлю только грудью. У сына вспух животик. Доктор тоже не могла понять, что происходит. Весь следующий день я продержала малыша на руках, со слезами на глазах его поила, давала подышать кислородом. Он отказывался есть. Вторую ночь ребёнок не плакал, а будто дремал. Дышал по-прежнему тяжело. В пять утра малыш закрыл глазки, и дыхание остановилось. Мальчик умер у меня на руках.

Можете себе представить, что со мной происходило! У меня возникло такое чувство, будто от сердца оторвали кусок. За что такое мне? Мужа тогда не было рядом – он болел и находился на лечении на Юге.

Станислава мы не крестили – в то время в нашем районе не было церкви. Но на могилку поставили крест. Я плакала по сыночку и каждый день бегала на могилку, очень тосковала по нему. Родные успокаивали меня, просили, чтобы не убивалась так. Говорили, что ему на том свете от этого плохо. А ещё сказали, что все детки, которые умирают до годика, становятся ангелочками.

Потом мне приснился страшный сон. Я видела открытую могилу своего мальчика, а на дне воду. Маленький гробик плыл по волнам. Близкие объяснили, что это я его залила бесконечными слезами.

Когда вернулся муж, сразу отправился к детскому врачу выяснять причину смерти сына. Врачи рассказали, что изъяли у ребёнка внутренние органы и отправили в область на экспертизу. Там признали, что Станислав умер от воспаления лёгких. Но это чистое враньё! За полгода жизни мальчик ничем не болел, а когда делали прививки, его обследовали и не выявили никаких отклонений. Ясно, что умер он от последнего укола.

Мы обратились с мужем за консультацией к одному заслуженному старому врачу. Он сказал, что в нашем случае воспаление лёгких исключено – это длительный процесс. Доктор назвал три вероятных причины смерти. Первая – возможная встречная реакция между прививкой от оспы и уколом от дифтерии. Вторая – с инъекцией занесли инфекцию. И третья – с уколом в организм попал лишний воздух, поэтому мальчик тяжело дышал и у него вспухла брюшина. Так мы поняли, что врачи «закололи» нашего мальчика.

Прошло много лет, у нас родилось двое детей. Но мы до сих пор не можем забыть нашего маленького сынишку. Когда у нас построили церковь, я стала ходить в храм, молиться и подавать записки об упокоении мальчика. Но когда спросила у батюшки, как быть с тем, что мальчик умер некрещёным, он ответил, что за такого младенца нельзя подавать записки и поминать в церкви. Он посоветовал молиться дома, но как именно это делать и какие нужно читать молитвы, не пояснил.
Отец Александр, объясните, пожалуйста, правильно ли мы сделали, что похоронили нашего мальчика с крестиком и на могилку установили крест? Как молиться за него, какие молитвы следует читать? В какие дни и как его можно поминать? И ещё вопрос: можно ли на могилке мальчика в праздники зажигать свечку?

Мне уже 86 лет, не знаю, сколько ещё проживу. Но пока ещё жива, хочу помолиться за своего сыночка правильно. Заранее благодарю вас, желаю крепкого здоровья на долгие лета!

Из письма Варвары Григорьевны,
г. Андреаполь, Тверская область

Комментарий священника

Здравствуйте, уважаемая Варвара Григорьевна! Грустно и даже страшно читать такое письмо. Родительская боль по утерянным детям, увы, не проходит. Она способна притупиться, но не исчезает совсем. Если бы ваш Станислав не умер в младенчестве, в этом году ему бы исполнилось шестьдесят. Как и мне – он младше меня всего на полгода. А для вас он навсегда остался крошечным грудничком.

Возможно, у ребёнка имелись какие-то особенности организма, не давшие правильно отреагировать на вакцину. Или сам препарат оказался бракованным. Мне приходилось участвовать в производстве вакцин для животных. И помню, на какие уловки порой шёл производитель, лишь бы сбагрить негодную продукцию. Иначе – выговоры и лишение премии.

Однако непрофессионализм медиков очевиден даже мне, неспециалисту. Ваш мальчик – мученик. Его загубили троечники. Увы, советский человек порой безоглядно доверял врачам. Вспоминаю слова моей покойной мамы: «Есть угроза жизни ребёнку – иди в больницу. Если нет – нечего там делать». Тем более это очевидно сегодня, при плачевном состоянии отечественного здравоохранения.

Ваша трагедия – предупреждение для сегодняшних мамочек: тысячу раз подумайте, прежде чем разрешить вмешательство в организм ребёнка. Мама не должна пускать такие вопросы на самотёк. Если решаетесь вакцинировать дитя, предварительно потрудитесь как можно подробнее разузнать о препарате, тем более если он предлагается бесплатно. Почитайте отзывы специалистов и тех, кто такие прививки уже сделал.

Варвара Григорьевна, при тех обстоятельствах на вас нет никакой вины в том, что вы не успели окрестить младенчика. Я сам крестился лишь в тридцать лет, и дочку мы с женой крестили в пятилетнем возрасте. Тогда это было обычным делом. Крестились не столько по вере, сколько по обычаю.

Сегодня крестить слабого младенчика в роддоме или больнице нет никаких проблем. Практически все лечебные учреждения окормляются священниками. При необходимости можно спросить номер телефона и вызвать батюшку. Если священника нет на месте, но крестить нужно срочно, достаточно мамочке обыкновенной водой из-под крана, погружая пальцы в воду, трижды изобразить на лобике дитя крест со словами: «Крещается раб Божий (имя) во имя Отца. Аминь! И Сына. Аминь! И Святого Духа. Аминь!» Конечно, при условии, что мама является крещёной православной верующей. И всё, ребёнок крещён. Не только мама, но и любой другой православный человек в состоянии это сделать. Даже если дитя не выживет, мы его отпеваем и можем молиться о нём в алтаре.

Вопрос о поминовении некрещёных младенцев, наверное, один из самых сложных в Церкви. В древности повсеместной практики крещения малышей не существовало. Даже великие Отцы Церкви, святители Василий Великий и Григорий Богослов, крестились в возрасте тридцати лет. А святой император Константин Великий и вовсе принял крещение незадолго до смерти.

Один из самых трагических евангельских сюжетов повествует о том, как в Вифлееме по приказу царя Ирода убили всех мальчиков возрастом до двух лет в надежде, что среди этих детей окажется и младенец Иисус. Сегодня Церковь почитает память этих детей-мучеников, хотя они не были крещены.

Кто скажет, как правильно поступить в случае смерти некрещёного младенца у мамы, которая, будучи беременной этим малышом, ходила в храм и причащалась? Выходит, одновременно причащались и мама, и дитя. Ребёнок ещё не крещён, но уже причастен Христу. Как же о нём не молиться?

Вопрос этот очень важный. Если мы считаем, что человеческая жизнь начинается не с факта рождения, а с момента зачатия, то как много тех, кто умер, так и не появившись на свет. Здесь и аборты, и выкидыши. Для женщины, которая, надеясь родить дитя, теряет его при замершей беременности, – трагедия ничуть не меньшая, чем потеря родившегося ребёнка.

Со временем в Церкви появилась устоявшаяся традиция крестить детей сразу после рождения. Стало просто: успели крестить ребёнка, можно поминать и подавать имя в алтарь. Не успели – значит, нет. И вновь стоит проблема, как поминать умершего младенца. О чём следует просить Бога? Чтобы Господь простил ему грехи? А какие у него могут быть грехи? Что можно предъявить младенцу?

В Церкви существует особый молитвенный чин, мы пользуемся им при отпевании детей до семилетнего возраста. Опять-таки, это условное разделение. Чин необыкновенно трогательный. В нём нет ни слова о грехах ребёнка, нет прошений об их прощении. Зато есть просьба к его душе молиться об убитых горем родителях. И если мы хотим помолиться об умерших младенцах, то наша молитва должна звучать приблизительно так: «Помяни, Господи (называете имя, или, если не крещён, – «моё дитя»), во Царствии Твоем!» Это моё личное мнение.

Однажды, когда апостолы не давали детям подойти к Учителю для благословения, Господь сказал им: «Не мешайте детям подходить ко Мне!» Разве тех детей кто-нибудь успел окрестить?

Я верю, что никто из ушедших ко Господу в младенческом возрасте не попадает в места страданий. Если Церковь учит, что даже волос без ведома Божия не упадёт с головы человека, тем более не прервётся просто так и человеческая жизнь. Воля Божия всегда благая. Потому и ранняя кончина детей не случайна. Этим душам, как говорит профессор Московской духовной академии Алексей Ильич Осипов, «нет необходимости проходить испытание жизнью на земле». Они уже готовы к вечности. Но, как учили некоторые отцы, крещёные дети находятся выше остальных. Что значит «выше» – это понимание для нас закрыто.

Не ошибусь, если скажу, что у каждого священника имеется своё отношение к вопросу поминовения некрещёных детей. Совсем недавно мне в алтарь подали записку с именем новопреставленного младенчика, всего месяц отроду. Окрестить не успели. Как священнику, узнав о трагедии, отстраниться и проследовать мимо? И я молился и об этом младенчике, и о том, чтобы Господь утешил семью.

Уважаемая Варвара Григорьевна, вы верующий человек и имеете право зажигать на могилке вашего ребёнка свечи и ставить крест – символ нашего спасения. В любой день приходите в храм, молитесь прошением, которое я указал выше, и ставьте свечи об упокоении младенца Станислава. И сами просите молитв у невинно убиенного дитяти. А вот подавать его имя на поминовение в алтарь не надо.

Чтобы устранить всякие разночтения в этом вопросе, не так давно в церковный обиход введён особый чин. Он называется «Последование об усопших младенцех, не приемших благодати святаго Крещения». Вы можете обратиться к священнику и попросить в вашем присутствии отслужить этот чин в самом храме. Вам не откажут.

Это не посмертное крещение души, нет. Крестить посмертно, увы, невозможно. Это молитва о вас, дорогая Варвара Григорьевна, и о вашем ребёнке, с которым вы остаётесь неразрывны. Время придёт, вы встретитесь с вашим мальчиком, и даже не узнаете его, такой он будет взрослый и красивый. Но не волнуйтесь, он сам вас узнает.

Протоиерей
Александр ДЬЯЧЕНКО
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №28, июль 2020 года