Бородка как у д’Артаньяна
29.09.2020 19:22
Матушка ругает батюшку на чём свет стоит

Бородка как уЗдравствуйте, любимая газета! В последнее время много говорится о нравах современного священства, обсуждают их дома, машины, связи, проступки… А я вспомнила, как несколько лет назад лежала в тульской больнице.

Однажды девчата из палаты уговорили меня сходить за компанию в маленький храм, который находится недалеко от больничных корпусов. Самое начало зимы. Судя по всему, на тот день выпал церковный праздник – слышался перезвон колоколов. Но вокруг было тихо и торжественно, и мы тихонько брели по первому снежку в храм.

Те, кто уже ходили в эту церковь, особенно хорошо отзывались о местном батюшке. Мол, священник очень простой, разговаривает с прихожанами без лишней патетики, нотаций не читает, а живёт очень скромно и просто. По крайней мере, никаких «Мерседесов» у этого батюшки никто ни разу не видел. В храм на службу он всегда ходил пешком. Говорят, жил где-то неподалёку.

И вот наконец впереди показался деревянный храм. Снаружи он выглядел совсем простеньким, небольшим, я бы даже сказала, неприметным. Вошли мы в церковь в самом благостном настроении. Купили и поставили свечи перед иконами. Постояли минут десять, дослушали службу, поскольку пришли практически к её окончанию. Потом батюшка начал исповедовать и причащать.

По природе я «визуал». Если мне кто-нибудь внешне не нравится – я имею в виду взгляд, выражение лица, улыбку, мимику, жесты – и меня что-то настораживает, то к такому человеку не обращусь никогда. Разумеется, общение по необходимости в магазине и по работе в этот список не входит, тут уж не выбираешь. Зато вне этой сферы личный контакт с человеком – исключительно на моё усмотрение.

Так вот, тот батюшка мне понравился. Энергичный, бойкий мужчина лет шестидесяти, среднего роста. Довольно худощавый, с синими неуловимо ироничными глазами и бородкой а-ля д'Артаньян казался человеком очень весёлым. Хотя, наверное, это странное определение для духовного лица, но священник почему-то произвёл на меня именно такое впечатление. Он вызывал доверие, и я решилась пойти к нему на исповедь.

Подошла моя очередь. Я сразу заявила, что исповедуюсь первый раз в жизни и не знаю, что говорить. Батюшка ободряюще заулыбался и спросил заговорщически:
– Аборты делала?
– Нет. Какие аборты? Я и одного-то не выносила. Не получилось у меня.

Священник грустно взглянул мне прямо в глаза и замолчал. Наверное, прикидывал, какие у меня ещё могут быть грехи. Но я вдруг осмелела и, сама не знаю почему, начала тараторить:
– С женатыми не гуляла. Никогда и ничего ни у кого не украла. И не поносила никого. И не предавала. И…

Батюшка округлил глаза и перебил:
– А что же тогда ты делала? В чём пришла исповедоваться?

Я судорожно принялась вспоминать и неожиданно выпалила:
– Курю, батюшка. Очень много лет. Никак не могу бросить. А мне уже и не надо бы. И по возрасту, и по здоровью.

Мне показалось, что отец настоятель ждал моего ответа затаив дыхание. А на последних моих словах выдохнул, и в его глазах заплясали чёртики.

– Ну какой же это грех, душа моя? Скорее дурная привычка. Да если и грех, то совсем небольшой. Так…

Батюшка махнул рукой, затем продолжил:
– Для здоровья-то плоховато, конечно. Да что говорить, я и сам… – тут священник понизил голос, – я и сам курю смолоду. И тоже не могу бросить. Ещё в семинарии начал. И вот на всю жизнь. Матушка меня ругает на чём свет стоит. Всё твердит: «Прокурил весь дом, окаянный!» А я всё никак.

Я чуть не рухнула от таких слов. Какая прелесть! Ну и исповедь!

Расстались мы с батюшкой почти друзьями. На прощание он сказал мне и моим сопалатницам:
– Приходите ещё! Обязательно приходите.

На что одна из нас отозвалась:
– Мы все из области. Но если, не дай бог, опять попадём в больницу, то придём сразу.

Вместо того чтобы перекрестить нас на прощание, батюшка весело помахал рукой. И от этого «светского жеста» выглядел ещё более своим.

Обратно в больницу мы неслись словно на крыльях.

Не знаю, правильно ли священник себя вёл по церковным канонам, но дядькой оказался мировым.

Из письма Веры,
Тульская область
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №38, сентябрь 2020 года