СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Севара: Давай, девочка, надо бороться!
Севара: Давай, девочка, надо бороться!
11.02.2013 00:00
СевараЕй очень идёт это красивое имя. В нём слышится что-то фарфоровое – и сама она такая же хрупкая, изящная и тонкая. Певица Севара Назархан сотворила что-то невероятное на телевизионном проекте «Голос». Во время слепого прослушивания она вышла с песней «Жё т’эм», и с первых же нот раздались аплодисменты зрителей, лица жюри приобрели серьёзное выражение, а Пелагея откровенно прослезилась. Севара выбрала наставником Леонида Агутина. Что поначалу смотрелось весёлой авантюрой, а закончилось самым грустным образом: Севара не дошла до финала, Агутин предпочёл ей другого участника. Тем не менее, сегодня благодаря «Голосу» Севару знает вся Россия. Хотя в мире она известна давно: пела дуэтом с великим музыкантом Питером Гэбриэлом, принимала участие в его мировом турне, получила премию Би-би-си «Лучший артист Азии». Теперь её ждут в столице России: в апреле концерт Севары пройдёт в зале «Арена Москва». О том, что она чувствовала, участвуя в проекте Первого канала, Севара Назархан откровенно рассказала читателям «Моей Семьи».

– Севара, я прекрасно помню самый драматический момент «Голоса». Было ясно, что вы безоговорочно проходите в следующий этап и мало кто может с вами конкурировать. Но решение Леонида Агутина повергло всех в шок. В зале полминуты стояла тишина, никто не мог произнести ни слова. Хотя, говорят, за кулисами кое-кто ликовал. Ведь многие понимали, что с вашим участием проект не имеет смысла – можно сказать, победитель заранее известен. Но к этому моменту мы ещё вернёмся, а пока такой вопрос. Это был сложный этап вашей жизни. Стоило идти на такой риск? Что изменилось в вашей жизни после «Голоса»?
– Я ощутила внимание большого количества людей, моя аудитория существенно выросла. Это важный момент, ведь любой конкурс преследует определённые цели. Самым ценным для меня как участницы стало то, что меня услышало много людей. Думаю, это главное.

– А как вы сами узнали о проекте?
– От друзей, которые очень хотели, чтобы я туда поехала. Поначалу даже не думала об этом: какие конкурсы? Я музыкант, в профессии уже сто лет, а конкурсы – это для новичков. Но когда они стали объяснять, зачем и почему, я посмотрела английскую версию шоу, и меня это заинтересовало, так как проект оказался доступен для всех. Тут не важны возраст, опыт, принадлежность к профессии. Важен был только голос, его красота, умение передать чувства. Это как-то сразу подкупило, да ещё и друзья не переставали терзать: «Давай, поезжай! Ты должна!» И хотя действительно оказалось, что проект не только для новичков, впоследствии стали говорить: зачем устраивать конкурс среди опытных артистов? Лучше дайте дорогу новичкам! Разные были разговоры, но это всё неважно. Тогда я поняла главное: здесь выбирают голос. В общем, подала заявку, показала себя, прошла определённые этапы и всё.



– Первый канал брал на себя расходы по проживанию, переездам?
– Нет, мы приехали на свой страх и риск. Вы знаете, сколько там было участников? Правда, таких как я, то есть иностранцев, немного. В основном был представлен Питер, девочки-татарки из Казани… Нет, всё за свой счёт.

– Когда ехали, рассчитывали стать победителем? Ведь, по мнению многих, вы были самым сильным участником.
– Хороший вопрос. Я потом стала как-то не всё понимать. Даже наставники иногда выражали точку зрения, которую мне было трудно понять. В том смысле, что есть опытные и неопытные… И зачем нам брать опытных, если они и так всё умеют… Я начала задумываться: к чему тогда всё это? Мне казалось, что отбирают по голосу, и на этом надо делать акцент. Естественно, когда пошла на проект, то очень серьёзно к этому отнеслась – я всегда отношусь серьёзно к тому, что делаю. Сказала себе: давай, девочка, надо бороться! Это своего рода спорт. Мне кажется, именно так и надо настраивать себя на победу, а иначе зачем участвовать в конкурсе? Нужно подключать все свои амбиции. Но и проигрыш надо уметь принимать, если мозгов хватает. В данном случае я просто приняла всё, что там случилось. Может, если бы песня была сильнее, то всё пошло бы несколько иначе… Я не могу сама себя оценивать, но я делаю выводы по тому, как реагируют зрители. А они очень переживали. Во время записи в зале сидели люди и открыто выражали свои эмоции. Когда объявили, что я не прохожу на следующий тур, все понимали, что происходит что-то странное.

Севара– А почему наставником вы выбрали Агутина? Пелагея так хотела вас в свою команду! Может, с ней бы всё удачнее сложилось?
– Она действительно очень эмоциональная и не только в мой адрес выплёскивала бурю эмоций. И дело не в её юном возрасте, она всегда будет такой. Но вот когда она так открылась навстречу мне, я даже испытала некоторый шок. Оказалось, что она меня знает, знает мой голос, мои песни. Когда наставники повернулись, я оказалась перед выбором: Пелагея или Агутин. Ещё был вариант Димы Билана, но его музыка – это не моё, а я не могу петь то, что мне не близко по духу. Мне пришлось выбрать Агутина, когда я поняла, что Пелагея меня знает. Я не хотела, чтобы пошли слухи и разговоры: вот, мол, она здесь своя, и поэтому её, грубо говоря, пропихивают. Слухи неизбежны, ведь людям угодить очень тяжело, каким бы идеальным ты ни был. Всегда найдутся те, кого что-то не будет устраивать.

– То есть изначально вы не собирались к Агутину?
– В первую очередь мне хотелось, чтобы они ко мне повернулись, ведь это не всегда происходило! Как идеально пел всеми обожаемый гастроэнтеролог, а к нему никто не повернулся! Я просто с открытым ртом стояла и понять не могла, почему наставники не повернулись. Хотя были и сомнительные варианты, на которых они поворачивались. Так что это всё в головах у наставников скрыто и запечатано.

– А над репертуаром вы вместе с Агутиным работали или он вам его диктовал?
– Думаю, Леониду было комфортно со мною работать. Я старалась его не напрягать, предлагала свои варианты. Мы общались по электронной почте. Ещё перед первым туром он всем сказал: «Я не учитель, я ваш друг. У вас есть какие-то предложения? Выслушаем! Не подойдут – тогда выбираю я». Вот так. Со мной, думаю, не было проблем. Во втором туре мы исполняли русскую песню «Вьюга» Полины Гриффитс. Спели её на репетиции, а позже вечером собрались в клубе караоке. Леонид, видимо, хотел оценить наши возможности. Мы там быстро по парам раскидались, и я предложила Софье Авазашвили спеть то, что в конечном итоге и прозвучало. Леонид послушал и сказал: «Всё, так и оставляем». А в первом туре я сама выбирала себе песню на французском языке. И в третьем туре – предложила спеть романс, Леониду понравилось. Со мной он не мучился. С моими костюмами тоже никто не заморачивался: сама всё приносила, сама красилась, волосики поправляла – и на сцену. Я вообще старалась никого не напрягать, пришла готовая. Для меня главное было – выступить честно. Так и произошло.



– Обиды на наставников, организаторов не осталось?
– Обиды – не обиды… Для меня просто остался открытым один большой вопрос: почему всё вот так произошло? Было два лагеря. «Софочка моложе, она лучше спела». «Нет, Севара спела лучше, она опытнее». Я про себя всё знаю, и до идеала было далеко, но вот если бы из этого дуэта оставили Софью, у меня возникло бы гораздо меньше вопросов. Я понимала, что у нас получился хороший дуэт, а уж кто там выжал у зрителя слезу, Леониду, по сути, не так уж и важно. Но вот с Артёмом Качаряном – совсем непонятная история. Мы с ним настолько разные! И все понимали, что моя песня совсем другого уровня, а Артём из тура в тур пел английские песни, похожие друг на друга. А в конкурсе имеет большое значение, как человек себя раскрывает. Надо, чтобы он показал себя в различных ракурсах: сначала такая песня, потом совсем другая… Всё шло к ожидаемому итогу, но получилось наоборот: Леонид выбрал Артёма. И вот здесь, собственно, и возникает вопрос: почему? Мы говорим об этом только потому, что вы спрашиваете, а так и времени нет вспоминать. Обиды нет никакой, как профессионал вам говорю. Это же не «Фабрика звёзд», где можно поплакать, пообижаться. Это вполне серьёзный конкурс, и уж если ты побеждаешь, то получаешь заслуженные лавры. Агутин поступил вот так, и это его выбор. В данном случае я не смею его судить, ни в коем случае! Просто это осталось для меня загадкой.

– Дружбу завели с кем-нибудь из участников?
– На конкурсе у нас особо не было времени дружить. Но там были группы людей, которые вместе учились, были знакомы ещё до конкурса, вот они между собой общались. Я там никого не знала – сделала своё дело и улетела. По сути, я общалась с участниками, только когда у нас что-то происходило, старалась всех поддерживать. Мне даже друзья иногда говорили: «Может, уже хватит? Зачем ты всем помогаешь?» А причём тут «помогаешь – не помогаешь»? Человек меня спрашивает, я от души отвечаю. Мне даже приятно, меня не убудет. Это нельзя назвать дружбой, но приятельскими отношениями – да. Однако и здесь не всё просто. Однажды произошёл не очень хороший случай, который дал мне понять, кто и как к кому относился. Я вылетела из проекта и вдруг спустя несколько дней по одному из каналов увидела, что они в этот момент все так радостно прыгали, узнав, что я ушла! Когда кто-то уходит, обычно все радуются за того, кто прошёл дальше, и это нормально – никто не должен надевать траур. Но тут радовались именно моему уходу, и даже те, от кого я этого не ожидала.

– Возможно, это оттого, что вы для всех были самым серьёзным конкурентом.
– Возможно, но не мне судить. Ну – избавились, и славно, теперь вы на равных. Пару часов переживала, было неприятно. Да любому было бы неприятно – хоть тому же Артёмчику. Но как вышло, так и вышло.

Севара– Как вы относитесь к победительнице Дине Гариповой?
– Она мне изначально нравилась – чисто поёт, берёт хорошие ноты. Но Дина действительно ещё очень молодая. И не факт, что жизнь поставит ей такие условия, преодолев которые, она станет духовно богаче и глубже как личность. Когда ты поёшь сердцем – это совсем другое. Всё зависит от того, с кем Дина будет работать, как станет проживать свою жизнь. Но если всё отбросить, Дина хорошо пела, особенно это стало заметно в последних турах. Было видно, как она выросла, как хватает материал – это очень важно для артиста. Они с Градским подобрали друг к другу ключи, а это редкость – в столь коротком конкурсе так быстро найти общий язык, это их большая победа. Я болела за Дину.
Присутствовал у меня момент сожаления, что вот меня лишили возможности, а я бы ещё попела… У меня было столько вариантов… Но в какой-то момент поняла, что оставшиеся участники друг друга стоили: и возраст примерно одинаковый – такие юные, такие молодые, – и сам подход к делу. Та же Пелагея формально вполне могла бы принять участие в «Голосе»… Хотя нет, сегодня она и мудрее, и опытнее своих сверстниц. Так что всё зависит от пройденного пути.
Дина заслуживает победы, мне как раз хотелось, чтобы именно она и победила. Вот такая невзрачная, казалось бы, девочка, но со своим внутренним миром, с таким хорошим, красивым голосом. И я желаю ей всяческих успехов. Чтобы она с мудростью подошла к своей творческой жизни. Конкурс конкурсом – но дальше ждёт такой путь, что не каждый может справиться.

– Кто за вас переживал больше всех?

– Оказывается, весь Узбекистан. Я не особо на это внимание обращала до последнего момента, пока меня вот так не выкинули. Оказалось, следили и переживали – в моей стране меня хорошо знают, особенно я почувствовала это через интернет. Такое огромное количество откликов. Из Англии даже писали!

– А близкие? В Москву за вас болеть прилетали?
– Нет, такого не было. Я вообще против того, чтобы они летали со мной. Мои близкие и родные – они дома переживают. Правда, была у меня близкий друг Анечка – вот она переживала на каждом туре. И она же очень быстро оценила всё, что произошло. Хорошо, когда есть такие адекватные друзья, которые понимают многие вещи даже быстрее, чем ты сам, и помогают поставить мозги на место.

– А Питер Гэбриэль знал, что вы участвуете в таком конкурсе?
– Не так важно, что он скажет или подумает, просто всё это другое и не очень его касается. Вот когда я записываю новый альбом, он переживает, мы всё обсуждаем. А об остальном ему знать не обязательно, у него своей головной боли хватает.

– Куда в ближайшее время на гастроли поедете?
– Последние двенадцать лет я редко бываю в Ташкенте. Вот скоро лечу в Германию, потом в Париж, где буду записывать альбом с прекрасным французским скрипичным квартетом. А в Лондоне в студии «Эбби Роуд» буду сводить свой «английский» альбом, который делала с невероятным, безумным англичанином из Бристоля. Мы писали музыку на его слова, я очень горжусь этой работой. Я вроде бы справилась с английским языком, теперь понимаю не только слова, но и всю их глубину. Я сейчас готовлю и русскую версию этого альбома. А 5 апреля у меня концерт в российской столице, в клубе «Арена Москва», и там я уже хочу представить песни из нового альбома.

– Ждём вас, Севара! Приезжайте почаще.

Расспрашивала
Нина МИЛОВИДОВА

Опубликовано в №06, февраль 2013 года