СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Алексей Ягудин: Дочку спать уложил – поехал дальше работать
Алексей Ягудин: Дочку спать уложил – поехал дальше работать
04.11.2013 00:00
Алексей ЯгудинКто не знает Алексея Ягудина? Прославленный спортсмен, звезда фигурного катания – трёхкратный чемпион Европы, четырёхкратный чемпион мира, чемпион Олимпийских игр. Артист с большой буквы: его знаменитый произвольный номер «Гладиатор» под музыку из одноимённого фильма заставлял женщин вытирать слёзы. Номера в шоу «Лёд и пламень», где он выступал в паре с профессиональной актрисой Марией Кожевниковой, получали «шестёрки» за артистизм. А сейчас он участвует в шоу «Ледниковый период» уже в новом амплуа – телеведущего. И снова Алексей безупречен – как будто всегда только тем и занимался, что вёл телешоу.

– Алексей, что для вас интереснее: быть участником ледового шоу или вести его?
– Для меня всегда очень интересно всё, что происходит впервые, – ты не знаешь, как пойдёт дело, и это добавляет адреналина. Когда-то в этом шоу мне было безумно интересно кататься в паре. Это было новым – и потому что профессиональные фигуристы должны кататься в паре с непрофессионалами, и потому что я – фигурист-одиночка. Хотя поначалу, скажу откровенно, было неудобно. Затем я участвовал в проектах Первого канала, где нужно ещё и танцевать на паркете, – «Лёд и пламень», «Болеро». А сейчас мне не менее интересно быть вместе с Ириной Слуцкой ведущим нового «Ледникового периода».

– Помнится, вы с Ириной уже работали в паре как телеведущие.
– Да, мы с ней в прошлом году вели шоу «Ледниковый период. Кубок профессионалов», в котором соревновались фигуристы-чемпионы.

– У вас был период взаимной притирки?
– Нет. Мы оба – фигуристы-одиночки, много лет знаем друг друга. Легко пришли к взаимопониманию.

– А руководитель шоу Илья Авербух даёт вам какие-то советы?
– После записи каждого выпуска он говорит нам: «Молодцы!»

– Рейтинги «Ледникового периода» очень высоки, шоу смотрят миллионы зрителей. Как вы думаете, в чём секрет успеха проекта?
– Он очень добрый, позитивный, в нём нет зла, насилия. Неудивительно, что телезрителям приятно его смотреть.

– А за кого из участников нового «Ледникового» вы болеете?
– Мне бы очень хотелось, чтобы в проекте как можно дольше продержалась Таня Тотьмянина. Правда, ей в этом году немножко не повезло: Оскар Кучера – замечательный партнёр и прекрасный человек, но его одним из последних утвердили на участие в шоу, у них с Таней оставались считаные дни на тренировки, тогда как есть участники, которые начали тренироваться за два месяца до «Ледникового периода». Поэтому, естественно, я сейчас за Таню очень переживаю.

Алексей Ягудин– В 2002 году, после победы на Олимпиаде, вы покинули большой спорт, в который пришли ребёнком, которому посвятили всю жизнь. Это оказалось тяжёлым испытанием?
– Могу сказать, что сейчас моя жизнь настолько красочна и полна различных проектов, что временами думаю: какой же я был дурак, когда расстраивался из-за того, что не могу соревноваться дальше! Конечно, когда ты на коньках с четырёх лет, постоянно соревнуешься, и вдруг это резко обрывается, то, само собой, возникают вопросы: а что будет дальше, понравится ли мне это? Просто, как и везде, нужно время, чтобы перестроиться. Конечно, это нелегко. Но всё равно я счастлив, что до сих пор занимаюсь любимым делом, от которого действительно получаю огромное удовольствие, – фигурным катанием.

– В чём планируете искать себя дальше?
– Да, спорт действительно закончился. Но я, слава богу, продолжаю заниматься катанием, только в непрофессиональной среде – имею в виду ледовые шоу и мюзиклы, показательные выступления и так далее. Но есть и другое направление, которое доставляет мне не меньшее удовольствие, – это театр, кино и телевидение.

– У вас, кажется, уже была большая роль – в сериале «Жаркий лёд».
– Да. Так потихоньку был снят многосерийный фильм «Жаркий лёд». Затем появился вокальный опыт: спел с Викторией Дайнеко, снял с ней два клипа. Был спектакль «Каникулы президента», но он получился не очень удачным. Я вёл передачу с Ларисой Голубкиной на канале ТВЦ. Проекты возникали один за другим.

– А когда пригласили в спектакль, не было страха, что не справитесь?
– Нет, бояться – последнее дело, надо идти и пробовать. Если сидеть дома – никогда ничего нового не узнаешь и не поймёшь, что тебе это может быть очень интересно. Чтобы узнать, что за дверью, нужно открыть её и войти.

– Когда выходите на сцену, нет волнения, как перед стартом?
– Конечно, есть. Я всегда выхожу на сцену как в первый раз, потому что это не основная моя профессия. И когда меня за короткое время вводили в новый спектакль, очень волновался.

– Вы в спектакле сыграли Путина?

– Нет, просто премьер-министра. А потом был спектакль, в который меня пригласила Валерия Ланская, он называется «Не верь глазам своим». Это антрепризный спектакль, мы путешествуем с ним по России и даже были за границей. Так что постепенно я набираюсь и такого опыта. Недавно разговаривал с преподавателями, хочу в частном порядке продолжить театральное обучение.

– А в театральный вуз поступить не было желания?
– Желание было всегда. Без желания ничего не добьёшься. Многие говорят: ой, у меня не было возможности. Это лукавство чистой воды: если есть желание, то и возможность всегда можно найти. Но с нашими графиками нереально учиться где-то постоянно. Ну, например, я в Южной Корее четырнадцать раз выступал в шоу, вернулся на пару дней в Москву, потом мы полетели в Лондон – там ещё четырнадцать выступлений. Вернулись на два дня – и я улетел в Хабаровск на съёмки телепередачи. Вернулся на один день – и опять улетел в Южную Корею. Какой уж тут театральный вуз.

– А ведь ещё вы занимаетесь спортивным просвещением нации.
– Вы имеете в виду «Вольтзарядку»? Да, ездил, например, на Селигер, на Российский образовательный форум, утром проводил зарядку для участников, а потом читал лекцию о донорстве. Если я вижу, что это добрый, позитивный проект, – почему нет?

– Люди прислушиваются к вашим советам?
– Конечно. Но не потому, что я чего-то великого достиг в этой жизни, – может, мне просто немного больше повезло, чем другим. Если тебе что-то говорит незнакомый человек – это одно, а когда какой-нибудь известный актёр, такой как Гармаш или Серебряков, – совсем другое, лучше откладывается. Всем кажется, что тот, кто известен, лучше осведомлён, хотя это не всегда правда.

– А вы ощущаете на себе ответственность за то, что люди принимают ваши слова как руководство к действию?
– Хорошо, если хотя бы один человек понял, о чём я говорю и куда веду. Это уже победа. А наш проект «Вольтзарядка» развивается не первый год и охватил уже больше десятка городов. Поэтому я думаю, мы движемся в правильном направлении. Рад, что люди приходят на площади и занимаются, что мне удаётся их расшевелить.

– Многие публичные люди ругают рекламный бизнес, но, тем не менее, идут сниматься в рекламе. А вы как относитесь к таким предложениям?
– Если я вижу, что это не реклама наркотиков, а пропаганда здорового образа жизни, – почему бы не согласиться сняться в такой рекламе? Или, скажем, сеть известных магазинов – я просто сам ношу некоторые вещи оттуда. Если продукт качественный, почему бы его не рекламировать.



– Вы достаточно долго жили в Америке, а потом в какой-то момент вернулись в Россию. Нет ли мысли вернуться туда или жить на две страны?

– Нет. Я находился в Америке, потому что там работала мой тренер Татьяна Тарасова. У меня не оказалось выбора: куда она – туда и я. А потом я пять лет отработал в американском-канадском туре, по семьдесят два выступления в год. Плюс в Америке был бизнес фигурного катания, в данный момент его там не существует. Поэтому если завтра исчезнет возможность работать в России, а появится в Китае, я соберу чемоданы и поеду в Китай.

– Став публичным человеком и популярной персоной, вы столкнулись с какими-то неприятными вещами? Я имею в виду слухи, домыслы, несуществующие романы.
– Это, как говорится, обратная сторона медали. Любишь кататься – люби и саночки возить.

– Это вас не очень расстраивает?
– Меня вообще никогда ничего не расстраивает, меня очень сложно вывести из себя. Самое главное в этой жизни, я считаю, – нужно оставаться человеком. А то, что обо мне говорят и пишут, меня абсолютно не волнует, ведь я знаю, что на самом деле происходит. Тем более что бороться со средствами массовой информации бесполезно: начинаешь бороться – становится ещё хуже.

– У вас нет отбоя от предложений участвовать в различных проектах. А что в приоритете – семья или карьера?
– Семья у меня всегда будет в приоритете. Конечно, работа занимает большую часть времени. Но нужно стараться любое свободное время отдавать семье.

– Расскажите немного о вашей дочери Лизе.
– Дочка – самое огромное счастье, которое произошло в моей жизни! Я раньше думал, что олимпийское золото – это пик совершенства. Но сейчас понимаю, что нет ничего приятнее, чем наблюдать, как растёт и меняется твой ребёнок. Я к вам сейчас приехал как раз от неё – спать уложил и поехал дальше работать. Это здорово: ты дал новому человеку возможность расти, развиваться, учиться. Наверное, это самое яркое из того, что радует.

– А Татьяна?
– Таня тоже радует. Она замечательный человек, и конечно, я счастлив, что встретил её. Наслаждаюсь этой гармонией – тем, что и на работе, и дома всё в порядке. Понятно, что в жизни всё может произойти, никто не застрахован от случайностей, но пока у нас, слава богу, всё нормально, тихо и спокойно.

– Вас редко можно увидеть в свете.
– Это правда – мы не любим быть на виду. Спокойно живём своей семьёй, и нам хорошо.

– Помните, как произошло ваше первое знакомство с Татьяной Тотьмяниной?
– Впервые мы встретились, когда были маленькие, – оба занимались фигурным катанием. Потом, конечно, виделись постоянно, потому что я дружу с Максимом Марининым, Таниным партнёром. Но при этом мало общались. Когда занимаешься профессиональным спортом, отношений практически не бывает, ты тупо идёшь по одной траектории, тебя ничто вокруг не интересует: тренировка – сон – тренировка – выступление. А когда спорт закончился, мы уже по-другому друг на друга посмотрели. Началось общение, которое и привело к дальнейшему развитию событий.

– Тем не менее, вы свои отношения пока не оформляете, хотя дочка растёт.
– Нам это не надо – нам и так хорошо.

– Вы где-то сказали, что не хотели бы отдавать дочку на фигурное катание.
– И не отдадим. Конечно, если она захочет, может заниматься всем, чем угодно, но чтобы это не шло в ущерб образованию.

– А не боитесь, что она подрастёт и скажет: ах, мама, папа, что же вы меня на фигурное катание не отдали?
– Нет. Она скажет за это большое спасибо. Потому что из людей, занимающихся каким-либо видом спорта, побеждают единицы – они и говорят спасибо родителям. А умный человек пригодится всегда и везде. Возможно, мы её позже отдадим в какую-нибудь балетную студию, на художественную гимнастику, потому что на начальном этапе развития это желательно: укрепляет характер, здоровье, учит общительности, дисциплине. Конечно, спорт будет присутствовать в её жизни, но мы не станем на неё давить и заставлять заниматься, как делали наши родители. Мы с Таней решили: пускай дочь танцует, поёт, играет на инструментах – и учится.

– Как сейчас складываются отношения с Татьяной Анатольевной Тарасовой? Вы ведь были одним из самых любимых её учеников.
– Мы сейчас не так много общаемся, как хотелось бы. Но обязательно поздравляем друг друга с праздниками. И видимся на проектах, в которых участвуем вместе, – на шоу «Ледниковый период», например, как сейчас. Она мне постоянно говорит: «Лёша, ну когда же ты заедешь с Лизой ко мне в гости?» Но пока вот всё некогда…

– А за что вы ей благодарны более всего?
– Думаю, самое правильное будет сказать, что моя мать и Татьяна Анатольевна – это два человека, которые подарили мне жизнь.

– Вам сейчас тридцать три года. Чего в жизни не хватает?
– А у меня всегда всё хорошо. И даже если чего-то не хватает – всё равно я чувствую себя абсолютно довольным человеком.

– Может быть, что-то боитесь упустить?
– Мне как-то один друг сказал: ну, не успел купить – значит, это было не твоё. Не получился один проект – всегда появится другой. Поэтому я вообще никогда никуда не спешу, только если на машине, когда опаздываю на какую-то съёмку или интервью. Просто знаю: что будет, то и будет. А что-то планировать, загадывать и потом расстраиваться, что не получилось, – нет, мне этого не хочется.

– Многие мальчики и девочки считают вас своим кумиром. Особенно те, кто занимается фигурным катанием. Что бы вы им сказали?
– Я бы им повторил то, что мне всегда говорила Тарасова: нужно быть на две головы выше других. И не только в спорте, а и в жизни. И если ты что-то сделал хорошо, нужно постараться сделать это ещё лучше.

– А как вам удаётся до сих пор быть «на две головы выше»?
– Я не знаю, удаётся ли, – не мне судить. Но я к этому стремлюсь. Не имею права разочаровать зрителей, которые пришли посмотреть моё выступление. Поэтому в каждом проекте стараюсь выступить достойно, чтобы все были довольны и в хорошем настроении.

Расспрашивала
Наталья КОЛОБОВА
Фото: Вадим Тараканов

Опубликовано в №44, октябрь 2013 года