СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Как будто руки лезут из стен
Как будто руки лезут из стен
26.11.2013 00:07
Ведьмы не любят, когда о них знают окружающие

Как будто руки лезут из стенЗдравствуйте, уважаемая редакция газеты «Моя Семья»! Посылаю свою историю, может быть, она покажется вам интересной. Желаю творческих успехов и здоровья.

Это случилось в конце 80-х. В то время я была ярой комсомолкой, патриоткой и свято верила в коммунизм. Бога и дьявола не признавала.

Вышла замуж и поселилась у мужа в коммунальной квартире. Кроме нас там жили старушка и молодая семья. Когда с работы приходил мой муж, соседка-старушка имела обыкновение выскакивать из своей комнаты в коридор и поносить грязными словами его умершую мать. Ей доставляло удовольствие видеть, как муж переживает.

Однажды к нам в гости из другого города приехал мой отец. Я взяла и рассказала ему о соседке.
– А вы в милицию на неё пожалуйтесь, – посоветовал он.

Стены тонкие, отец говорил громко, и, видимо, соседка услышала эти слова.

На другой день я и муж ушли на работу, дочь отвели в детский сад. Отец остался в квартире один с соседкой и не смог выйти из нашей комнаты. Так и просидел весь день взаперти, хотя дверь легко открывалась изнутри. Мы не поняли, каким образом это произошло.
Вскоре отец уехал домой. А через полгода при выходе из автобуса он упал, автобус протащил его по мостовой. Потом у него обнаружили рак лёгких, и отец умер.

Мама возьми да и предположи:
– А не соседка ли это всё подстроила?

Теперь я, возмущённая смертью отца, стала за нею наблюдать. Иду по коридору, на руках дочь или сын, а она идёт вслед за нами и что-то шепчет, жестикулирует. Я повернусь и повторяю за ней: шевелю губами и рукой. Продолжалось это недолго.

Однажды она выскочила на кухню, встала в дверях, руки в боки, и говорит:
– Ну, я тебе теперь покажу!

И показала.

Сатана страшен даже не своим видом, а приближением к человеку – тот теряет над собой контроль. Стала соседка бормотать по утрам какие-то заклинания. После этого в квартире появлялся странный запах, уши мне закладывало, как в самолёте, и я теряла контроль над собой. Дети после этого начинали меня раздражать, казалось, что они специально делают всё наоборот. Подсознательно я понимала, что они тут ни при чём, – быстро их одевала и выскакивала на улицу. На свежем воздухе у меня всё проходило, ко мне возвращались разум и спокойствие. Мы гуляли иногда по пять-шесть часов в любую погоду. Сыну было семь месяцев. Дочери – почти три года.

Ночью нас мучили сквозняки, которые шли не от окна к окну, а гуляли где попало, забирались в тёплые углы. Когда тебя обволакивал этот промозглый воздух, становилось трудно дышать, хотелось выбраться из-под одеяла. И дети раскрывались. Напрасно я сторожила их ночью, они всё равно болели бронхитом и воспалением лёгких. Я догадалась ставить возле двери электроплитку, чем частично спасала нас всех от простуды. Из любопытства поставила как-то на пол у двери зажжённую свечу, и пламя начало танцевать вправо-влево.

Соседка явно готовила нам ночь ужаса, над нами сгущались тучи – уже из многих окон нашего дома я слышала ругань. Как я поняла, сатана не может появиться на неподготовленном месте, он должен выдворить с этого места всё благостное.

Я металась в поисках выхода, у всех расспрашивала о своей соседке. Моя знакомая, когда я рассказала ей о заклинаниях, заявила, что соседка – ведьма. Другая посылала в село к какой-то Кузнечихе, которая умеет ворожить, но это село находится далеко.

Я стала ходить в церковь. И если раньше от запаха ладана мне становилось не по себе, церковь казалась тёмной дырой, то теперь ладан приносил успокоение. Я бродила за священником с кадилом и вдыхала, вдыхала.

Когда рассказала о своей соседке женщине, продававшей свечи, та посоветовала:
– Только ничего ей не делай. Бог сильнее всех. Уповай на Него.

Эти её слова и спасли меня.

Когда соседка выскакивала, чтобы затеять ссору, я говорила:
– Бог нам судья: я виновата – меня накажет, вы виноваты – вас.

Однажды соседка заявила, что я украла у неё крышки для банок. Я открыла ящик стола и сказала:
– Бери что хочешь, только уходи.
Сыну было девять месяцев, когда мы с ним попали в больницу. Попросила мужа принести ему игрушки. Иногда мы оставляли их на полочке в коридоре. Он принёс, сын взял одну в руки и заплакал. Женщина, что лежала с нами в палате (я и здесь всем рассказала о соседке), взяла сына на руки и стала читать «Отче наш». Сын успокоился. Я подумала: «Да ладно, это совпадение», – и снова дала сыну игрушку. Он опять как заорёт. И снова молитва его успокоила.

Одна игрушка случайно упала на пол. Она была круглая и покатилась. Сделала круг, другой, третий… Так и каталась без остановки, как заводная, а мы с соседкой по палате изумлённо за ней наблюдали.

Ведьмы очень не любят, когда о них знают окружающие. Хотят сидеть в тени, всем гадить и чувствовать себя всесильными. И чтобы люди диву давались: кто это сделал? Так и получилось в моём случае: когда рассказывала мужу о соседке, он не верил, говорил, что я сумасшедшая.

И вот настал час икс. В квартире остались только я, дети и соседка-ведьма: муж ушёл в ночную смену, других соседей тоже не было. Утром этого дня я собиралась ехать с детьми к родственникам, уже собрала вещи, но не сложилось. На поезд не успели.

Пошла с детьми в церковь. Февраль, перед Пасхой вся церковь оделась в чёрное. Мы стояли перед иконой Казанской Богоматери, моя дочь, увидев, как люди становятся на колени и кланяются, вдруг тоже упала на колени и поцеловала пол, чего раньше никогда не было.
В восемь часов вечера вернулись домой. Всё в квартире было не то и не так, будто вздыбилось всё, покосилось. Возникло ощущение, что сейчас руки полезут из стен. Я ворвалась в нашу комнату, схватила сумку с детскими вещами и вылетела из дома. Решила ехать к дяде в другой, заброшенный район города.

Стою на центральном проспекте, ловлю такси. Рядом голосуют другие люди. Все уезжают, а нас никто не хочет везти в этот район. Уже десять часов вечера, я с маленькими детьми стою одна, на улице снег и грязь.

Откуда взялась эта белая «Лада», освещённая изнутри? Я поднимаю руку, машина останавливается. За рулём парень лет тридцати в модной джинсовой «варёнке». У него, как у Христа, вьющиеся волосы до плеч, он соглашается нас отвезти. А руки холёные-холёные, белые, нежные. Я ещё подумала: «Какой-то элитный мальчик, этот нас точно куда-нибудь завезёт».

Но, покорившись судьбе, посадила детей на заднее сиденье, туда же протиснула грязную коляску, и мы поехали. В салоне стояли какая-то удивительная тишина, благодать и умиротворение.

Приезжаем в район, где живёт мой дядя. Начинаем ездить по кругу, потому что в темноте среди частных домов я никак не могу найти нужную улицу. Не вижу – и всё! Потом мне священник скажет: «Это тебя бесы водили по кругу».

Водитель останавливает машину, выходит. Мимо нас проезжает на велосипеде подросток, указывает нам дорогу. «Ну какой мальчик станет кататься на велосипеде в грязь и снег в одиннадцатом часу ночи? – думала я потом. – Откуда он взялся?»

Добираемся до нужной улицы. А там новостройки, всё разрыто, проехать сложно. Говорю водителю:
– Спасибо, дальше мы сами.

Отдаю деньги, беру коляску с маленьким сыном и прыгаю с ним через лужу. Потом точно так же забираю из машины дочь.

Кое-как добираемся до дома моей старой знакомой, который оказывается на нашем пути, и я решаю переночевать у неё. Нас встречают, кормят, укладывают спать.

Соседка-ведьма всё удивлялась тому, что я выжила. А я ведь ничего плохого ей не делала, она первая всегда начинала. Но самое главное в этой истории то, что я искренне обратилась к Богу. Большое спасибо, что Он внял крику моего сердца и спас отнюдь не святую женщину и её детей.

Через полгода у нас состоялся родственный обмен, и мы переехали из коммуналки в трёхкомнатную квартиру. Так Господь рассудил.

Без подписи

Опубликовано в №47, ноябрь 2013 года