И меня кто-нибудь пожалеет
16.12.2013 13:10
Вы украли кусок хлеба у пятерых детей

И меня кто-нибудь пожалеетЗдравствуйте, уважаемая редакция! Поделюсь с читателями одной маленькой историей, которая произошла со мною в Челябинске. После этого случая я всегда стараюсь оплачивать проезд в общественном транспорте.

Стоял знойный летний день, я ехала в полупустом автобусе в гости к подруге Оле. Кондуктор, уже немолодая женщина, то ли от жары, то ли от усталости не подходила к пассажирам, а сидела на своём месте, вместо неё ходила по салону и продавала билеты её дочка лет шести.

Ко мне она почему-то не подошла – то ли не заметила, то ли побоялась. А я сама не стала её звать, чтобы купить билет: целых 15 рублей, жалко же, обеднею! Зря я пожадничала – скупой платит дважды.

В автобус зашёл контроль, а я-то без билета! Но не растерялась и на просьбу предъявить проездной документ невозмутимо заявила, что кондуктор ко мне не подошла и билет не продала. Мне-то ничего, а эту горе-кондукторшу тут же оштрафовали на 500 рублей.

Когда контролёры удалились, она подошла ко мне и сказала:
– Из-за вас я осталась без денег. Почему сказали, что к вам не подошли? К вам ребёнок подходил. Вы не у меня отняли, вы у детей моих изо рта кусок хлеба вытащили. У пятерых моих детей!

В её голосе были и усталость, и бессильная злоба, и обида. Я посмотрела на эту несчастную женщину, на тщедушную девочку в застиранной одёжке, и мне стало их жалко. Подумала: от хорошей жизни ребёнка в жаркий день на работу в автобус не потащишь. На пьющую и гулящую женщина не была похожа, скорее, напоминала замученную и заезженную лошадь.

Я достала из кошелька 500 рублей и протянула ей. Думаю: руки, ноги, голова есть – заработаю. А на зарплату кондуктора с пятью детьми да штрафными санкциями вообще можно не жить. Женщина молча взяла деньги и крепко зажала в кулаке.

Боже мой, что тут началось! Сидевший рядом со мной мужчина вскочил и заорал на весь автобус:
– Тварь! Взятки брать с людей?

Дальше полился поток нецензурной брани. Подбежали контролёры, начали выяснять, что случилось. Мужик не унимался, всё кричал:
– Кондуктор пятьсот рублей у девушки отобрала, я сам видел!

Мне очень захотелось куда-нибудь провалиться и подольше оттуда не вылезать, стыдно было и за себя, и за мужчину. Ну нельзя так жить!
– С вас взяли деньги? – спросили меня контролёры.
– Простите, какие деньги? – сделала я удивлённое лицо. – Я только вам за билет заплатила.
– Значит, пятьсот рублей с вас не брали?
– Нет.

А на нет, как известно, и суда нет. Мужик, поднявший шум, был совершенно обескуражен и молча сел на своё место, а на следующей остановке вышел. Может быть, приехал, а может, почувствовал себя неловко.

По дороге к подруге Ольке я размышляла над своим поведением: «Нет, дорогуша, так жить нельзя! Ты идиотка! Кондукторшу стало жалко? А жалко у пчёлки! Тебя вот много жалеют? На работе надо работать, а не сидеть сложа ручки. И вообще, это сугубо её проблемы, что она пятерых детей родила, сейчас нормальные люди столько не рожают. Есть гениальное изобретение человечества, контрацепция называется!»

Сидя на Олиной кухне и прижав уши, я пила зелёный чай с жасмином. И выложила всё подруге как на духу: и про кондукторшу с зачуханной девочкой, и про мужика с контролёрами, и про злосчастные 500 рублей. А потом выслушивала поток слов о безголовости, лени, контрацепции и моей мягкотелости.

Ольку несло от возмущения, она кипела, как тульский самовар. Я молчала, постепенно убеждаясь в собственной дурости, но потом всё-таки посмела робко возразить:
– Да чёрт с ними, с деньгами. Может, меня тоже кто-нибудь когда-нибудь пожалеет. В жизни всякое бывает.
– Ага, держи карман шире! – ободрила меня подруга.

Казалось бы, вот и конец истории, но не тут-то было. Где-то через пару недель выхожу через служебный вход с работы из гипермаркета и вижу – на земле лежат 500 рублей, и вокруг никого! Недолго раздумывая, подняла их и пошла себе.

Приехав через пару дней в гости к подруге, с порога сказала:
– Олька, помнишь, я тебе про случай в автобусе рассказывала?
– Ну помню. Только не говори, что ты опять занялась благотворительностью и перечислила зарплату в фонд озеленения Луны.
– Нет. Я нашла на дороге пятьсот рублей.

Олька подавилась чаем, а всё, что не проглотила, полилось у неё носом:
– Алинка, блин, ты права. Права, чёрт подери! Мозгами понимаю, что поступаешь глупо, но где-то внутри чувствую, что именно так и надо. Почему – сама не знаю.

И я не знаю. Только в Библии сказано: «Если сердце наше нас осуждает, то кольми паче Бог?» То есть – если мы что-то считаем неправильным, это вовсе не означает, что Бог считает так же. А меня моё сердце тогда не осуждало, мне спокойно.
– А раз спокойно, значит, так и надо,– подытожила Олька.

Из письма Алины Черновой,
Приморский край
Фото: Fotolia/PhxotoXPress.ru

Опубликовано в №50, декабрь 2013 года