Он слабеет в моих глазах
28.02.2014 00:00
Его дети обиделись, что у папы личная жизнь

Он слабеет в моих глазахЗдравствуйте, «Моя Семья». Ещё осенью я видела сон, в котором дети моего любимого поставили ультиматум: папа, выбирай – или она, или мы. Он выбрал не меня. И вот теперь я вижу сон, окончание которого уже знаю. Только сон – наяву.

Всю жизнь я как огня избегала отношений с женатыми мужчинами. Предыдущий мой любимый находился в разводе четыре года к моменту нашего знакомства, нынешний – три. Ему 46. Встречаемся уже почти год, мне с ним хорошо, спокойно, уютно. Он всегда казался таким надёжным: поможет, поймёт. Ездили вместе в отпуск, он знаком с моей мамой, моей дочкой.

Его работа связана с частыми командировками. Видимся реже, чем хотелось бы. Но его всегда было много в моей жизни – выходные, отпуск, на Новый год ездили вдвоём в Египет. Я знакома с его друзьями. Он – с моими.

Но я не знакома с его детьми. Их двое – сыну 20 лет, дочери скоро 15. Он живёт с ними и с родителями бывшей жены (жена после развода ушла жить к мужчине). Ситуация странная, но он объяснил это тем, что должен же кто-то из родителей присматривать за детьми. Ладно, я приняла это как факт. У него есть собственная квартира, которая сдаётся.

Наши отношения неспешно длились до Нового года. А 30 декабря он сказал, что у него ко мне серьёзный разговор. С этого всё и началось. Сказал, что я – «женщина, с которой он хочет прожить остаток своей жизни», что есть разные варианты того, как мы можем жить. Нам при его графике работы подошёл такой вариант: мы живём вдвоём в его квартире, на выходные берём к себе детей, а когда он в командировке – я живу с мамой и дочкой. Здесь у нас хорошая школа, кружки, бабушка и друзья. Можно было бы и у меня, мои домашние согласны. Но он хочет жить в собственном доме. Сказал, что приедет в конце января из командировки (мы возвращались в Москву из Египта 5-го, а 7-го он уезжал) и поговорит с детьми.

Приехал и по телефону обмолвился, что «надо встретиться с квартирантами и продлить договор». Я малость обалдела, но промолчала – думаю, встретимся лично, и тогда спрошу, что эта фраза значит.

В субботу, 25 января, мы поехали в пансионат, всё было хорошо. И вот поднимает милый бокал вина и говорит:
– Нам хорошо вдвоём, и надеюсь, что однажды мы всё-таки будем вместе.

Я поставила бокал на стол:
– Милый, ты мне в декабре сказал…
– Да, – смутился он, – но я поспешил и выдал желаемое за действительное. Очень сложно сейчас отказаться от тех денег, что приносит сдача квартиры, так что ты подожди, пока я накоплю на другую. (Это правда, он откладывает на квартиру деньги.)
– Сколько ждать? – спрашиваю.
– Ну, пару лет.

Не буду говорить, как меня резануло его спокойствие – он делал вид, что всё замечательно. Ну, сделал опрометчивое предложение. Что такого? Чего разошлась-то?
– А как, – спрашиваю, – я могу вообще после этого верить твоим словам? Любым. Если для тебя они ничего не значат и ты так легко берёшь их назад. И ждать два года я не собираюсь.

Жизнь – такая штука, что легко в ней мало что получается. В моей квартире жить он не хочет, видите ли, мама смущает, а я должна ждать два года неизвестно чего? Я устала от гостиниц и пансионатов.

Он пытался расписывать мне бытовые трудности, которые нас ждут в его квартире при недостатке денег.
– Милый, – говорю, – я же на хлеб с маслом себе зарабатываю вроде. А жильё отдельное – это уже роскошь, которую не все могут себе позволить. Вместе мы постепенно всё сделаем. Я тебя поддержу.

Когда у меня закончились аргументы, я сказала, чтобы вёз меня домой, я больше так не могу. Было уже поздно. Он сказал, что выпил, и за руль не сядет, и меня не отпустит. Я оделась, хотела спуститься вниз и от портье вызвать такси. Не отпустил. Снял с меня шубу, сапоги. Ещё говорили. Он мне про трудности – я про то, что всё преодолимо.

Договорились о том, что главное – мы не можем друг без друга. Что будем решать, как жить дальше, что он понял – два года ждать я не согласна.

А назавтра был мой день рождения. Вечером я с мамой, дочкой, братом и подругой пошла в кафе. Он поехал домой – надо было собираться в командировку. Мы хорошо посидели, пришли домой, я открыла интернет – почитать поздравления от друзей. Зашла в соцсеть, читаю сообщения и вдруг понимаю: что-то на его странице не так. Вижу: у него не стоит статус «в отношениях». И друзей стало на одного меньше. Вот так. Без объяснений. Просто передумал и решил вычеркнуть меня из своей жизни.

Так плохо стало, что я сама написала эсэмэску: «Что случилось? Думаю, что заслуживаю объяснений». Знакомые звонят поздравить – а я говорить не могу. Меня бросили в день рождения!

Ответа нет. Звоню – не берёт трубку. Ушла на кухню пить валерьянку. Слёз нет, боли тоже. Оцепенение. Шок. Минут через десять дочь несёт телефон – он звонит. Спрашиваю, что всё это значит. В ответ:
– Солнышко, я тебе при встрече объясню.
– Нет, – говорю, – объяснишь сейчас.

Сказал, что вечером дети случайно зашли на его страницу, увидели, что у нас с ним «отношения», и устроили истерику: мол, папа, что это за женщина? Мы против, у нас есть мама, и нам обидно!

Я задала естественный вопрос:
– Ты женат?

Хотя чувствовала себя при этом полной дурой, видела его паспорт – пустой.
– Ты что, – отвечает, – я же три года в разводе.
– А при чём тут их мама и наши отношения?

Мама живёт у своего мужчины, и это детей не смущает. А тут сын разорался на отца и ушёл, хлопнув дверью. Дочка плачет.
– Я, – говорит он, – сказал детям, что за два месяца выгоняю квартирантов, делаю ремонт, и в мае мы с тобой будем жить вместе.

Мне не поверилось – вдруг опять выдаёт желаемое за действительное? Но я с ним согласилась, мягко сказала, что дети всё поймут, главное, ты покажи им, что, как взрослый человек, имеешь право на личную жизнь.

Подумала: сын психанул из-за того, что планировал жить в той квартире со своей девушкой. А тут выяснилось, что у папы свои планы.

Теперь он в командировке, по-прежнему общаемся каждый день. И вдруг он сообщает, что сын в субботу пригласил его в боулинг, и там будет «семья» – он, дочь, сын с девушкой и… бывшая жена. Каюсь, тут мои нервы сдали, и я повела себя неумно. Сказала, что мне это непонятно и больно. Он же сказал, что не понимает моей реакции и по телефону говорить об этом не хочет.

Я раздавлена. Это не трагедия вселенского масштаба, но я просто не могу дышать. Он мне нужен, я его люблю. Но почему-то перестаю уважать как сильного мужчину, он слабеет в моих глазах. Не знаю, как себя с ним вести, что говорить.

Из письма Анастасии,
Москва
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №07, февраль 2014 года