СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Вот могила, которую вы ищите
Вот могила, которую вы ищите
20.05.2014 15:27
Боялись поставить памятник чужому человеку

Вот могила, которую вы ищитеЗдравствуйте, мои самые любимые! Очень хочется поделиться своей историей.

Мама родила меня в 36 лет. А когда столько же исполнилось мне, мамы не стало. До этого, тринадцатью годами раньше, умер папа. Это были прекрасные, мудрые люди. Папа – участник Великой Отечественной войны, имевший ордена, медали, письменные благодарности. Он был старше мамы на десять лет. У меня три старшие сестры. Я, что называется, последыш.

Когда родителей не стало на этой земле, сёстры отказались от родительского дома в мою пользу. И я посчитала своим долгом поставить памятник на могиле мамы. Поскольку папа умер раньше, памятник на его могиле уже был установлен.

Но старики на кладбище посоветовали не спешить с этим, сказали: земля должна утрамбоваться, встать на место, иначе памятник будет «плыть». Мы решили подождать. А спустя два года умерла мама мужа – моя свекровь. И две сватьи на погосте стали практически соседками. На могиле свекрови, так же как и у мамы, поставили дощечку с надписью.

А через три с половиной месяца, в марте 2001 года, продав свой дом и дом мамы, мы с мужем, сыном и дочерью уехали из Казахстана на постоянное жительство в Россию.

Всё складывалось удачно. Россия приняла нас очень хорошо. Сразу же купили квартиру. Повезло устроиться на хорошую работу. Время шло, семья обживалась. Мы с мужем работали, дети учились, ходили в музыкальную школу. Мужа на работе оценили, заметили его деловые качества. Но всё же нас постоянно терзал один вопрос: когда же мы поедем на родину и установим памятники на могилах наших мам? Вспоминая об этом, я очень переживала, прямо физически ощущала эту боль.

И вот в ноябре 2005 года я со своей племянницей, которая уже 12 лет жила в России, полетела в Казахстан, в город Чимкент. Мы с сёстрами не виделись четыре года, встреча была очень тёплой. А на следующий день поехали в небольшой городок Ленгер, что в тридцати километрах от Чимкента. В Ленгере родились мои сёстры, я, мой муж. Там были похоронены мои родители и свекровь.

Придя на кладбище, три часа искали могилы мамы и свекрови – тщетно. Кружились, как нам казалось, именно на том месте, где должна быть могила мамы, затем переходили на другое место, где вроде должна быть могилка свекрови. Потом шли к могиле моего отца. Муж перед моим отъездом в Казахстан давал наставления: могилы тестя и тёщи отделяют тридцать шагов. Пробовали отсчитывать, ничего не получалось. Складывалось впечатление, что какая-то неведомая сила кружит нас на одном месте.

В общем, так и не найдя могил своих родных, улетели в Москву. Решили продолжить поиски на следующий год. Всё это время душа моя была не на месте. В 2006 году мы с дочерью, упаковав чемоданы, полетели в Ленгер.

Знающие люди подсказали адрес, мы обратились за помощью к ясновидящей Зульфии, которая работала в паре с молодым мужчиной – Тимуром. Они согласились нам помочь.

Приехав на кладбище, Зульфия и Тимур уверенно, без нашей подсказки, двинулись к тому месту, где приблизительно должны находиться могилы мамы и свекрови. И так же уверенно подошли к бугорку с воткнутой в него дощечкой. Сказали:
– Это могила вашей мамы, – и, перебивая друг друга, стали описывать её внешность.

Я была поражена, настолько точно они описали: как будто мама стоит рядом, а они, глядя на неё, рассказывают.

Потом Зульфия и Тимур почти бегом побежали к месту, где, по их мнению, должна быть могила свекрови. На линии находятся три могилы. На первой – небольшой памятник, там похоронен мужчина. Рядом – две безымянные могилы, в землю воткнуты дощечки. Дождь и снег сделали своё дело, никаких надписей на них не осталось. Зульфия с Тимуром немного посовещались, за этим очень интересно было наблюдать. Рассказали, как выглядит моя свекровь. И ещё сказали, что рядом с ней похоронена женщина. В следующей могиле – её муж. Затем они вынесли свой вердикт: крайняя правая могила – именно та, которую мы ищем.

Но всё-таки мы очень опасались, что поставим ограду и памятник чужому человеку. Пытались найти работников кладбища, но поиски не увенчались успехом.

Вечером, лёжа в кровати и обсуждая с сестрой план дальнейших действий, я, как мне показалось, на минуту закрыла глаза. Приснился сон: большая прямоугольная комната, в центре стоят два огромных овальных стола, придвинутых друг к другу в виде восьмёрки. За столами сидят мужчины и женщины. Свет вижу только над ними, остальное пространство в полумраке. И у нижней части этой «восьмёрки», с правой стороны, вдруг вижу свою покойную маму в белоснежном платке из дедерона (она очень любила его при жизни). Мама мне улыбается, всем видом даёт понять, что всё хорошо.

Я тут же проснулась. Сон был таким реальным, что сомнений не осталось: мамину могилу мы точно нашли!

Со свекровью тоже вроде всё было ясно, но мы на всякий случай решили прибегнуть к помощи Нагимы – популярной в городе ясновидящей. И отправились к ней. Я в двух словах рассказала ей, в чём дело. Она ответила:
– Жду вас рано утром, постараюсь помочь.

Утром следующего дня мы уже были у Нагимы. Она приняла очень радушно, сказав:
– Думала поехать с вами на кладбище, но теперь это не нужно. Вы найдёте то, что ищете. И для полного подтверждения вам будет знак.

Мы снова поехали на кладбище, предварительно вооружившись тяпкой и рукавицами. Хотели навести порядок на предполагаемой могиле свекрови (на которую нам указали Зульфия и Тимур). Сестра, дочь и я взялись за дело, надев перчатки, принялись вырывать сухую траву.

И тут к нам подошла пожилая женщина с двумя молодыми людьми, которые оказались её сыном и невесткой. Женщина поздоровалась и сходу начала говорить, что не была здесь уже шесть лет. А сегодня ей вдруг очень захотелось проведать могилу брата. И она подошла к захоронению, на котором стоял памятник. Обняв его сказала:
– Вы, наверное, слышали о моём брате. В девяностые годы, когда почти не платили зарплаты, он работал на мельнице. Взобрался на крышу, спрыгнул вниз, разбился насмерть. Его жена тоже вскоре умерла.

Погибшему брату сестра поставила памятник. А на памятник невестке денег пока нет.

И тут нам сразу стало ясно, что мы всё делаем правильно. Ведь женщина, рассказав свою историю, дала понять, что безымянная могила – это последнее прибежище её покойной невестки. Вот и знак, о котором нам говорила Нагима! Значит, мы наводим порядок на могиле моей свекрови, а не чужого человека.

Но в душе всё-таки оставалось сомнение. Хотелось ещё какого-то подтверждения. Я вспомнила о родственнике мужа, присутствовавшем на похоронах свекрови. Но не была уверена, что смогу его найти. Он занимался грузовыми перевозками и редко бывал дома.

Но нам повезло – родственник только что вернулся из рейса. Он сказал, что прекрасно помнит, где похоронена моя свекровь. И на кладбище уверенно подошёл к могиле, на которую нам указали Зульфия с Тимуром. Сомнение как рукой сняло.

Мы обратились в достойную фирму по оказанию ритуальных услуг. Заказали две одинаковые ограды и два одинаковых памятника. Мастера высекли на камне прекрасные портреты мамы и свекрови с фотографий. Мы с дочерью дождались изготовления и установки. И со спокойной душой вернулись домой, в Москву.

Слава богу, мы сделали это! Через год поехали в Казахстан уже с мужем.

Из письма Раисы Тазетдиновой,
Москва
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №19, май 2014 года