СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Жизнь и кошелёк Такое могла сказать только старая дева
Такое могла сказать только старая дева
23.06.2014 15:11
Теперь и до меня дошла очередь её ненавидеть

Такое могла сказатьЗдравствуйте, редакция «Моей Семьи»! Люблю читать вашу газету, стараюсь покупать каждый номер. Пишу впервые, но о том, что действительно наболело.

В нашем большом рабочем коллективе, в котором я тружусь уже десять лет, есть 44-летняя женщина, старая дева. У неё нет ни мужчины, ни детей. Как я поняла из разговоров с ней, даже интимных отношений никогда не было. Лишь однажды рассказала, как к ней пришёл пьяный сосед, и то она его прогнала.

На вид эта моя коллега довольно страшненькая: лицо в глубоких морщинах, всё тело в каких-то жировиках – когда смотрю на неё, прямо передёргивает от брезгливости. Видимо, от такой жизни она стала злобной, нервной и раздражительной. Хотя я больше склоняюсь к мысли, что она родилась с таким характером.

В коллективе она четвёртый год и поначалу совсем не находила с людьми общего языка, её всегда кто-нибудь да ненавидел. Теперь очередь ненавидеть дошла и до меня. Она вызывает у меня отвращение.

Первые годы я не обращала на неё внимания, пока одна из наших работниц не стала говорить о ней гадости. Тогда-то я и начала приглядываться к нашей деве.

Как-то раз мы обсуждали одного великовозрастного козла, который изнасиловал собственную внучку. То, что посмела сказать эта старая дева, вызвало у меня в душе бурю негодования. Она с таким возбуждением начала описывать или представлять действия сексуального характера, что я впервые посмотрела на неё, как на ненормальную. Ничего тогда ей не сказала, только подумала: разве можно о таком говорить вслух?

Через несколько дней всё повторилось, потому что коллега снова стала кому-то рассказывать эту историю, всё с тем же нездоровым возбуждением. Тут уже я её перебила, сказав со злостью, что такие вещи могут обсуждать только ненормальные и для её возраста это чересчур. Она замолчала и, видимо, с тех пор затаила на меня злобу. Стала делать пакости, иногда у неё получалось, и это выводило меня из себя. Зато я тогда выложила всё, что о ней думаю.

Наши рабочие места находятся рядом, и меня раздражает её дурацкая привычка есть и одновременно читать. Коллега – очень жадный человек, ни разу нас ничем не угостила, зато из наших рук брала всё, что давали. Вообще-то она человек не бедный, но дома экономит электричество, свои телефон и фотоаппарат заряжает только на работе. Мне было всё равно, но она не стесняясь всем смотрит в рот. Однажды я так её турнула, что больше и не подходит. А сколько в ней зависти – мама дорогая!

Неужели она такая злобная из-за того, что не познала любви и радости материнства? Временами её агрессия выходит за все рамки – так дубасит по станку, за которым работает, что он, наверное, скоро выйдет из строя.

При этом мать её любила, мы слышали, как коллега общалась с ней по телефону. Мать с ней ласково, а та в ответ – с раздражением. Год назад старушка умерла, так наша старая дева вроде стала вести себя немного спокойнее.

Недавно она зачитала нам анекдот. В нём говорилось, что одна женщина в 40 лет стала мамой, а другая – бабушкой. Что тут смешного, я вообще не поняла. Такой анекдот могла рассказать только старая дева. Мне так и хотелось сказать ей, что некоторые в 40 лет вообще и не матери, и не бабушки, они настолько убогие, что даже сочувствия не вызывают. Когда-нибудь я выскажу всё это ей в лицо, только выжду удобный момент.

Буду рада получить ответы на своё письмо, особенно от старых дев. Готова и критику принять, ведь для меня главным было не осудить человека, а понять его.

Из письма Надежды,
Марий Эл
Адрес в редакции
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №24, июнь 2014 года