СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля У меня минимум пять ангелов-хранителей
У меня минимум пять ангелов-хранителей
24.06.2014 00:00
Маленьким девочкам не стоит на это смотреть

У меня минимум пятьЗдравствуйте, любимая «Моя Семья»! Захотелось поделиться с вами своими историями. Было много моментов, когда моя жизнь висела на волоске. Я попадала в такие ситуации что, казалось бы, из них невозможно достойно выйти и не пострадать физически и морально.

Моя бабушка была глубоко верующим человеком, и она мне много раз говорила: запомни на всю жизнь, что у тебя несколько ангелов-хранителей. Потому что родилась я в воскресенье, как раз на Пасху. А раз так, то у меня особенная защита от всех бед и несчастий. Так это или нет, не знаю. Но могу с уверенностью сказать: всякий раз во время смертельной опасности меня действительно как будто кто-то спасал.

Умирала я в своей жизни несколько раз. Это была не клиническая смерть, а что-то вроде потери сознания. Но и это не совсем верное определение. Может быть, нечто близкое к летаргическому сну. Но я не медик и не знаю.

Первый раз благополучно заснула ещё в роддоме. Сказать, что я родилась страшненькой, – ничего не сказать. Мама не могла меня родить трое суток, и всё это время она мучилась, кричала, теряла сознание. Поскольку происходило это на далёком хуторе, вдали от города, то значения сначала никто не придавал. И только на третьи сутки мамой стали заниматься. Наверное, поэтому я и родилась вся синяя, к тому же на голове у меня оказалась большая гематома размером с кулак. Увидев меня, мама испугалась и горько расплакалась. А я очень «обиделась» на такую её реакцию и надолго уснула.

Меня срочно начали обследовать, провели все положенные манипуляции и пришли к выводу, что я просто сплю. Естественно, весь медперсонал был встревожен не на шутку. В конце концов врачи стали склоняться к тому, что, скорее всего, я не жилец на этом свете, и это наилучший выход из сложившейся ситуации. Но вопреки прогнозам на четвёртые сутки я проснулась.

Я радовала своим появлением родителей и многочисленную родню. Хотя все переживали и старались не высказывать опасений вслух. Из «синего ужаса» я превратилась в розового младенца, гематома рассосалась, и стала я как будто бы и ничего.

Вот тогда-то все родственники решили, что у меня, наверное, очень сильный ангел-хранитель, который будет меня беречь и спасать от всех напастей.

Когда мне исполнилось три года, я снова уснула. Уснула и утром не просыпалась. Как меня ни будили, ни трясли – я спала и спала.
На следующий день из амбулатории прибежал фельдшер, из района вызвали знакомого доктора. Они не понимали, что произошло, и не знали, чем помочь. Посоветовали ждать и надеяться на лучшее. Но на пятые сутки разговор пошёл о том, что я, возможно, больше не проснусь никогда.

Всё это время мамочка не отходила от меня ни на шаг. Умывала меня, переодевала, кормила молоком с ложечки и даже вязала банты. И плакала, плакала… Бабушка сокрушалась, опасаясь, как бы её дочь не тронулась умом.

Были созваны родственники, которые придумывали различные версии моего сна. Сглазили, наслали порчу, в ребёнка вселилась душа «соняка» – чего только не предполагали. Меня обмывали святой водой, читали молитвы, но ничего не помогало. Я продолжала спать, а мама – плакать.

На шестой день все были абсолютно уверены, что я не жилец, и даже договорились со знающими людьми, где и как меня хоронить. Одна только мама не разрешала об этом говорить и пресекала такие разговоры на корню.

Вечером шестого дня мама, как обычно, помыла меня, переодела, надела новые носочки, сняла бантики. Бабушка, наблюдая за этим, заметила, что не стоило бы брать новые носочки. Мол, в гробик девочку нужно будет во всём новом положить, а новые носочки были последними. У мамы началась истерика, она накричала на бабулю и прорыдала почти всю ночь.

А утром, когда мама проснулась, увидела, что я сижу и тихонько вожусь со своими игрушками. Она боялась не то что заговорить со мной, а даже дышать.

Через некоторое время всё-таки спросила:
– Выспалась, доченька? Кушать хочешь?
– Хочу. Чёрного хлебушка с солью.

Лето. Я в гостях у бабушки и дедушки. Мне шесть лет. Вечером слышу, как дедушка говорит, что утром пойдёт делать прививку нашей корове Малинке. Я была дедушкиной любимицей, и ничего не стоило уговорить его взять меня с собой, чтобы посмотреть, как делают прививки коровам.

А когда я проснулась утром, то поняла, что обо мне забыли, и со слезами понеслась к бабуле, которая уже хлопотала по хозяйству. Бабуля призналась, что дедушка хотел меня разбудить, но она не разрешила этого делать, потому что было очень-очень рано, и вообще не стоит маленьким девочкам смотреть, как делают уколы животным.

Я очень рассердилась на бабулю. Тут же созрело решение.

Галопом несусь в дом, переодеваюсь, хватаю хворостину и выбегаю на улицу. Путь мой лежит в сторону водокачки, но я не иду по улицам хутора, а выхожу за околицу, чтобы пройти вдоль колхозного поля и посмотреть, не созрел ли горох.

Иду по пыльной дороге в сторону водокачки и вдруг слышу позади себя собачий лай. Обернулась и увидела, что издалека в мою сторону бежит большая лохматая собака, а за ней ещё несколько. Оглянулась вокруг и поняла, что на дороге я совершенно одна. В ужасе закричала, бросила свою хворостину и побежала что есть сил.

Бегу, падаю, теряю босоножку… Собачий лай всё ближе. Я оборачиваюсь, и в этот момент собака прыгает на меня и лапами сбивает в дорожную пыль. Падаю, разбиваю лицо, у меня закладывает уши. Правой ноге становится так больно и так горячо, что я кричу ещё громче. В этот момент смотрю себе за спину и вижу пасть, из которой капают розовые слюни. Краем глаза замечаю, что подбежали ещё несколько собак, понимаю, что они меня сейчас сожрут.

И вдруг они замирают и бросаются наутёк! Мне кажется, что они наконец-то испугались моего громкого крика. И невдомёк, что далеко впереди бежит мужчина, потрясая палкой и изрыгая проклятия.

Мужчина берёт меня на руки и бежит. А я чувствую, что вся мокрая, потому что описалась от страха. Потом, кажется, теряю сознание.

Когда прихожу в себя, то почему-то сижу на стуле, а под стулом расстелена газета. Меня трясёт так сильно, что держусь за стул обеими руками, чтобы не упасть. Сижу и думаю: почему же мне так холодно, ведь на улице лето?

В комнату забегает дедушка, за ним бабуля, которая начинает плакать. Мне стыдно, что я вся мокрая и ещё потеряла босоножку.
– Бабушка, ты не плачь, мне вторая босоножка больше не нужна. У меня теперь одна нога.

Бабушка плачет ещё громче. И тогда я смотрю вниз, на свои ноги, и вижу, что правая нога, которая болит и горит огнём, вся изодрана когтями. А на левой ноге не хватает целого куска и виднеется кость.

Мужчина оказался с соседней улицы, он тоже ходил делать своей корове прививку. Потом он рассказывал, что сам не понимает, почему пошёл домой не по короткому пути, как обычно, а отправился совсем другой дорогой. Если бы не этот человек и не мой ангел-хранитель, который направил его по той дороге, собачья стая разорвала бы меня на кусочки.

Я умирала ещё несколько раз. Например, когда мне в роддоме занесли инфекцию и я полтора месяца лежала в больнице с температурой сорок два.

Или когда лечащий врач, стоя на коленях перед моей кроватью и обнимая меня, плакал, потому что мне было двадцать лет, а он ничем не мог помочь. Я уходила из жизни и ещё не знала, что умер мой новорождённый сын, которому было всего пять дней от роду. И вдруг мне чудесным образом стало лучше, и уже через неделю я встала на ноги.

Я несколько раз могла сгореть и один раз угореть. Я тонула. Я попадала в немыслимые ситуации. Например, в руки психически нездорового человека.

Однажды попала в ситуацию, когда казалось, что выхода нет, меня могли изнасиловать. Сидела взаперти и повторяла:
– Господи, если Ты есть, спаси меня, пожалуйста!

Двое насильников в тот момент находились один на кухне, а второй в ванной. И вдруг на кухне взорвалась газовая колонка. В результате тот, который был в ванной, обварился паром и потом оказался на больничной койке. Второй не пострадал, но когда произошёл взрыв, то, услышав истошные крики своего напарника, не на шутку испугался, заорал и, сам не понимая, что делает, выпустил меня. На кухне был просто ужас – от взрыва колонку разнесло на куски, вода хлестала во все стороны. Так что спасло меня в тот раз настоящее чудо.

Думаю, что у нас действительно есть ангелы-хранители. Они оберегают, помогают, направляют. Могу с уверенностью сказать, что у меня точно не один ангел-хранитель. Их как минимум пятеро. Один уже давно сбился бы с ног и ушёл на больничный.

Из письма Натальи Обуховой
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №24, июнь 2014 года