СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Жизнь и кошелёк Мы таких называем Петрами Ивановичами
Мы таких называем Петрами Ивановичами
08.09.2014 23:12
И тут сверхэкономное сердце мужчины не выдержало

Мы таких называем Петрами ИвановичамиЗдравствуйте, редакция! Получили на работе новое предписание от полиции: проводить профилактические беседы с населением. Где-то там происходят кражи, а виноватыми почему-то оказываемся мы, соцработники, – не объяснили людям, как вести себя с незнакомцами, как защитить свои сбережения и так далее. Вообще-то это дело полиции – следить за охраной порядка, но они умело снимают с себя ответственность. Впрочем, суть не в этом.

Пригласила к себе на такую беседу одного дядечку, Петра Ивановича, – нужно было подробнее узнать о его положении и предложить посильную помощь.

Честно говоря, меня томило предчувствие. А когда Пётр Иванович появился в моём кабинете, совсем сердце заёкало. Посмотрела на него внимательно, можно сказать, неприлично пристально, но он суетливо сел на стул и, казалось, ничего не заметил.

Я разговаривала с ним, как сквозь стеклянную призму, а сама судорожно вспоминала: сколько лет прошло? Двадцать? Да, наверное. Я тогда только пошла после школы работать – надо было помогать маме.

А 23 года назад мама разошлась с отцом и оказалась в чужом городе с тремя детьми практически без поддержки. Первые годы мы просто выживали, обустраивались, обвыкали. Со временем мамины коллеги и друзья стали в открытую намекать, что пора бы вспомнить о себе как о женщине.

Это раньше мама казалась крепко пожившей, возрастной женщиной, а сейчас, когда мне практически столько, сколько было ей тогда, становится страшно. Ведь я до сих пор ощущаю себя девчонкой – хотя вроде и жизнь потрепала, но гляжу вперёд с оптимизмом и полна планов на будущее.

А у мамы уже ничего не было, она после развода совсем погасла, да ещё пресловутые девяностые на дворе. В то время и крепкие семьи не выдерживали, а тут одинокая женщина с маленькими детьми.

В общем, кто-то из коллег подтолкнул маму к знакомству по объявлению. Правда, насколько помню, познакомилась она всё-таки сама, без помощи газеты, – с этим вот Петром Ивановичем.

Самое интересное, он ведь совершенно не изменился. Невысокий, уже тогда немного потёртый, не красавец, но и не урод. Среднестатистический мужичонка в потрёпанном пальтишке, с пакетом в руках.

Спустя какое-то время Пётр Иванович появился в нашей квартире. Я радовалась за маму, но многое в её новом знакомом напрягало: полное отсутствие чувства юмора, нелюбовь к маленьким детям – уж больно шумным казался ему мой младший братишка, – а самое главное, неоправданная щепетильность в отношении денежных трат.

Мама-то в начале «семейной жизни» повеселела, даже блеск в глазах появился, правда, очень быстро стал затухать. И совсем исчез, когда они с Петром Ивановичем поехали на оптовую базу покупать мешок муки – именно мешок, потому что так выходило выгоднее. Покупали на деньги Петра Ивановича, и это в итоге оказалось последней каплей, переполнившей чашу его терпения: сверхэкономное сердце мужчины такого не выдержало, и он от мамы ушёл.

А то, что жил у нас практически бесплатно, за квартиру не платил, то, что мама его одела-обула, – это не считалось.

И вот смотрю на него, сидящего передо мной, и такое в душе всколыхнулось! Может, я и не права, но так обидно стало за его когда-то брошенные вскользь слова: «Маринка твоя никогда замуж не выйдет». Или: «Младший-то совсем дурак». Да много чего было. Пётр Иванович – это имя стало в нашей семье нарицательным, так мы с мамой называли людей без чувства юмора.

А Пётр Иванович с тех пор кочевал. Пожил у нянечки из детского сада, у медички из другого садика, потом ещё у кого-то и ещё. Город у нас маленький – разведданные поступали постоянно, хотели мы того или нет.

Сейчас Петру Ивановичу 63 года, арендует землю, живёт во времянке. Всё так же знакомится с женщинами, только вот они, неблагодарные, воруют у него пенсию.

Приказали мне провести с гражданином профилактическую беседу – я и провела. Лишний раз напомнила о том, что нужно быть осторожным при общении с малознакомыми людьми или при новом знакомстве, а также грамотно хранить деньги.
– А знаете, – заулыбался вдруг Пётр Иванович, – у меня в прошлом году молодая девушка жила, соплюха совсем, двадцать лет всего. Я её в пивнушке подобрал…

Думаю, дальше можно не продолжать. А может, и вообще не стоило писать о Петре Ивановиче, но уж так этот товарищ мне душу разбередил! Мама ведь просто хотела женского счастья.

Из письма Марины
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №35, сентябрь 2014 года