Он видит чёрные яблоки
13.11.2014 18:42
Побледневший муж склонился над сыном

Он видит чёрные яблокиЯ подозреваю, что моего сына сглазили. Даже догадываюсь, кто. Но обо всём по порядку.

Когда моему Тимуру исполнилось около двух лет, мы с ним стали ходить в школу раннего развития. Там я познакомилась с другой мамашей. Звали её Катя, она младше меня на восемь лет, а её сын старше Тимурки почти на год. С Катей мы общались только там, да и то недолго, раза два или три. Потом Тимурка заболел, и мы перестали туда ходить. Через некоторое время купили квартиру по ипотеке и переехали в другой район города.

Примерно через полгода после переезда записались в такую же логопедическую «развивайку» поближе к дому. И где-то через три занятия вдруг снова встречаемся с Катей и её сыном. И опять наши дети занимались в одной группе, хотя Тимур должен был заниматься в группе, где детки помладше. Но заведующая сказала: раз он уже так хорошо разговаривает, ему в малышовой группе делать нечего – там детки или не говорили совсем, или говорили очень плохо.

С Катей мы обменялись номерами телефонов, однажды даже гуляли с детками. На тот момент она была беременна вторым ребёнком, очень хотела девочку, но УЗИ показало, что будет мальчик. Она очень переживала, я её успокаивала, как могла. Но мы не сильно сдружились. Потом Тимур опять заболел, а когда мы после болезни пришли в «развивайку», он внезапно стал плохо себя вести – бегал по классу, абсолютно не слушался. Я спросила его, будет ли он ходить сюда, он сказал, что нет, ни за что. Мы и перестали ходить. Хотя заплатили 1200 рублей за месяц вперёд, но не жертвовать же ребёнком из-за этого.

А однажды я увидела Катю с сыном и её мамой в нашем парке. Катя почему-то сделала вид, что не узнала меня.

Примерно месяца два назад мы отдали Тимура на занятия гимнастикой, ему очень понравилось. Через два занятия я снова встретила Катю. И узнала, что Тимур занимается вместе с её сыном у одного тренера. Мы сначала поговорили о детках, о житье-бытье. А потом Катя ни с того ни с сего, да ещё с такой злостью, говорит: «Как же меня бесит, когда в группу более опытных деток приводят новичков! Мой сын занимается уже два года, а из-за новичков он будет отставать, так как тренер больше занят новичками!»

Я была просто ошарашена. Откуда такая чёрная злоба? Но ответила, что другие детки тоже вообще-то хотят заниматься, тренеров просто не хватает. Сейчас я уже не помню, что Катя ответила, но что-то такое – лишь бы поскорее отделаться. А потом вдруг она начала нахваливать Тимура: какой он красивый, милый, что у него внешность девочки, а какой он спокойный. Мне показалось это странным и подозрительным. Я даже немного растерялась. Говорю: у тебя Захар тоже красивый мальчик, хорошенький.

После этого я уже не ездила на гимнастику. Тимура водил муж – мне удалили гигрому на ноге, нельзя было надевать сапоги.

А несколько недель назад сын опять сходил на гимнастику. Это случилось в понедельник и среду. А в четверг муж привёл Тимурку из садика, он был уже горячий. Я думала, просто очередное простудное заболевание. Но сын начал бредить при температуре 38 градусов. Бредил он с открытыми глазами и говорил, что видит чёрные яблоки, что их много, он столько не съест. Потом я узнала, что бред бывает при более высокой температуре – 39 и 39,5 градусов.

На следующий день, в пятницу вечером, уложила Тимурку, сама ушла на кухню. Примерно через час услышала вскрики ребёнка. Муж меня почему-то не позвал. Я зашла в комнату, увидела, как побледневший муж склонился над сыном, а Тимур с закрытыми глазами корёжит пальчики. Не знаю, как объяснить, но это было страшное зрелище. Муж взял его на руки, начал качать – я почему-то сразу подумала, что это сглаз, сказала об этом Диме (мужу), он спросил, есть ли святая вода. Я принесла, мы умыли Тимура, дали немного попить, он сразу уснул – меньше минуты прошло.

Приехала платный врач, поставила диагноз «ангина». Я её знала раньше, она очень опытный доктор, и я ей доверяю. Но уже в воскресенье у Тимура не было температуры, а в понедельник повели его в садик. Как же так? Если это ангина, то сейчас, скорее всего, был бы самый пик болезни.

Я думаю: может ли это быть сглазом? И что делать, если это действительно так? Не хочется беспочвенно подозревать Катю, да я и не вижу причины, чтобы она плохо ко мне относилась. Помогите, пожалуйста.

Из письма Нины,
г. Ульяновск
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №44, ноябрь 2014 года