Почему загорелся храм?
27.01.2015 14:58
Балка упала прямо на членов президиума

Почему загорелся храм?В ночь на 13 декабря 2014 года случилась беда: в селе Милькове дотла сгорел храм Святого Богоявления – старейший православный храм на Камчатке.

Первый православный храм, устроенный в этих местах из молитвенного дома, был освящён в середине XVIII во имя Богоявления Господня. Через несколько лет он был смыт наводнением, столь внезапным, что едва успели вынести церковное имущество. Тогда острог перенесли на более высокое место, возвели и освятили второй храм. Но и его стала настигать половодьем неукротимая река Камчатка. И Священный Синод разрешил перенести храм за 14 километров, в пашенную заимку Мильково, которую основали несколько семей хлебопашцев.

В 1850 году храм отстроили заново. Прежний то ли сгорел, то ли обветшал – доподлинно неизвестно. Новая церковь была красива: сложена из строевого лиственничного леса, оштукатурена местной белой глиной, крыта американским гонтом. А богатством убранства, по свидетельству современников, исследователей Камчатки, могла соперничать с московскими храмами.

Во времена оголтелого обезбоживания трагическая участь не миновала и камчатских священников. Одних сослали в колымские лагеря, других осудили на десять лет без права переписки, то есть расстреляли, третьи пропали бесследно. Последнего настоятеля храма Павла Михайловича Ворошилова арестовали в 1932 году прямо во время литургии. Прихожане умолили особистов разрешить ему закончить службу. Пришлось уступить, поскольку набожные сельчане были настроены решительно: «Если коммунисты будут брать церковь, то сожжём её, но не дадим».

Как говорится, сила солому ломит. Храм у верующих отобрали «для использования в культурно-просветительских целях». Здание неоднократно перестраивалось, пока не превратилось в обыкновенный одноэтажный барак. Сначала в нём размещался клуб, потом – районный Дом культуры, где проходили различные партийные и комсомольские мероприятия, а в пристройке открылась музыкальная школа. Затем были кинотеатр, Дом пионеров. Слава богу, не додумались тогдашние власти разместить в бывшей церкви склад или конюшню.

Но активисты комсомольской ячейки и тут не угомонились. Возле храма был погост, где покоились дореволюционные мильковские священники. Комсомольцы срыли его, обустроили площадь для народных гуляний, насадили сквер. Гулял, веселился, плясал народ на костях духовных пастырей. В шестидесятые годы посередине большой, огороженной штакетником клумбы, очень похожей на могилу, водрузили гипсовый бюст Ленина. Пока родители не свозили меня в Москву и не показали Мавзолей с телом вождя внутри, я так и думала, что «дедушка Ленин» похоронен в нашем сквере.

Старики припоминали, что однажды бригадир велел женщинам привезти надгробные плиты с погоста на полевой стан и сложить из них кухонную печь. Ослушаться было невозможно. Но сколько ни топили эту печь, как ни кочегарили, плиты оставались холодными. К слову, и название образованному в 1930 году мильковскому колхозу комсомольцы придумали в духе времени – «Безбожник».

Православная община ушла в подполье. В Милькове и в самые мрачные атеистические годы действовал молитвенный дом, прихожанами которого были потомки священнослужителей и самые стойкие в православной вере мильковчане. Тайком отмечали церковные праздники, крестили младенцев, отпевали усопших. И вот – радостная весть: многострадальное помещение церкви возвращают общине.

Возрождать Богоявленский храм выпало его первому настоятелю Николаю Ивановичу Бородину. Здание было в плачевном состоянии, без отопления, с протекающей крышей. Келья священника находилась здесь же, спал в шубе, унтах и шапке. Но, несмотря ни на что, начал проводить богослужения, трудился и за рабочего, и за охранника. Первую литургию отслужил в феврале 1995 года, а к Пасхе, 23 апреля, в храме уже был иконостас.

В те мутные, лихие девяностые годы в Милькове расплодились секты разных мастей, но те, кто впитал православную веру с молоком матери, спасались под крылом Богоявленского храма и духовно и телесно. Люди понесли в церковь старинные иконы и книги, стали креститься, венчаться. В августе того же года отец Николай окрестил и меня, подогрев кипятильником воду для обряда в обычном оцинкованном ведре. Жертвенными трудами отца настоятеля в храме открылась детская воскресная школа, для неимущих готовили благотворительные обеды, раздавалась пожертвованная сельчанами одежда.

За двадцать лет в храме сменилось шесть настоятелей, и каждый из них положил немало сил на его восстановление. Со временем здание изнутри и снаружи привели в божеский вид, возвели нарядную колокольню, колокола для которой отлили уральские мастера. Бывало, идёшь поблизости в густеющих зимних сумерках, купол над колокольней уже не виден, и крест, окантованный электрической гирляндой, сияет и будто парит в ночных небесах. И такая радость, такое умиротворение на душе!

Многие чудеса являл возрождённый храм. Отец Николай вспоминал: «На Благовещение 7 апреля 2000 года захожу в пять часов утра в алтарь готовить проскомидию. На стене – изображение Божией Матери и Спасителя. У левого плеча Спасителя светит большая яркая звезда. Я и зажмурюсь, и выйду, и снова зайду, а она всё светит. У нас в алтаре очень темно, нет ни одного окна, а звезда очень ярко горит. Постоял около десяти минут, а она не гаснет. Потом включил лампочки, хотел лампадку зажечь на семисвечнике, а она сама загорелась, с другой стороны – вторая… А вот старожилы рассказывали, что когда храм закрыли, то в нём часто заседала партийная ячейка. На одном из заседаний, как водится у атеистов, члены президиума крепко богохульствовали. Сверху неожиданно упала балка на руки всем сидевшим за столом».

Подобным же образом Господь указал и на историческое место алтаря. Дети, учащиеся воскресной школы, окончили занятия и вышли из класса. В ту же секунду там обвалился потолок, повредив деревянную обшивку стен. По очертаниям арочных окон, заложенных брёвнами, и некоторым другим признакам выяснилось, где изначально располагался алтарь. Освящал церемонию переноса алтаря сам владыка Игнатий, бывший епископ Петропавловский и Камчатский.

Уже в нынешнем веке храм Богоявления прославился мироточением икон. Но не всегда это добрый знак. Первым замироточил образ Спасителя справа от Царских Врат. Оказалось – к расколу церкви. Бывший настоятель, усердный пастырь и молитвенник, вдруг узрел бесовщину в ИНН и российских паспортах и часть паствы увёл в свою, «истинную» церковь. Вскоре отец Иоанн скончался.
Последней мироточила храмовая икона «Богоявление Господне».

Отчего загорелся храм? По одной из версий, произошло короткое замыкание, и сухое дерево, которому около двухсот лет, мгновенно вспыхнуло. Было плотное задымление, остававшиеся в храме настоятель отец Василий с рабочим едва успели выскочить наружу в чём были.

Районная и краевая пресса уверяет, что электропроводку в храме недавно полностью заменили, а быстрому распространению огня способствовал сильный ветер, и на пожаре, рискуя жизнью, работали от пяти до семи пожарных расчётов (сведения не совпадают). Если всё так, то почему храм не спасли? Электрик, отключавший во время пожара жилой микрорайон от общей линии электропередачи, говорит, что проводка в храме была изношенной и ненадёжной. А обитатели домов, отстоящих от храма всего на 40–50 метров, свидетельствуют, что на тушении работали только две пожарные машины, да и те не сразу пробились к храму из-за снежных заносов и запертой кованой ограды. У огнеборцев не оказалось лопаты, чтобы откопать гидрант, и кто-то из очевидцев происходящего принёс свою. В помещение никто даже не пытался проникнуть или завести внутрь пожарный рукав, хотя очаг возгорания был именно там.
Кому верить? Темна вода во облацех…

Ветра в ту злую ночь не было однозначно, мороз – на отметке ниже тридцати градусов. Пламя над храмом ровным языком рвалось в небо, колокольня горела свечой. Кресты стояли в огне до последнего мгновения, пока не обрушилась железная кровля, затем с глухим стоном осыпались с прогоревшего свода звонницы колокола. Прихожане старались хоть как-то помочь пожарным отстоять храм, сбивали пламя снегом. И плакали от бессилия и ужаса, от непоправимости катастрофы.

Погибло всё. Страшные картины рисует воображение: чернеют, коробятся, корчатся в диком пламени, обращаются в пепел намоленные святые образа, аналой, новообретённый алтарь, церковные книги, хоругви, деревянное распятие Христа, Царские Врата… В огне уцелели только икона «Неопалимая купина» и антиминс – плат с вшитой в него частицей мощей святого. Святыня хранилась в небольшой коробочке и в момент пожара находилась в сейфе вместе с церковной документацией. Все бумаги истлели, а коробочка лишь слегка обуглилась.

Несколько дней над пепелищем стоял белый столб дыма. Гарью, горем и болью тянет оттуда, откуда совсем недавно над нашим большим древним селом разносился праздничный, переливчатый колокольный звон. Теперь не слышно и погребального. И я безнадёжно ищу глазами на небе сияющий крест.

Мы плачем о храме. Да только проку в слезах мало. Камчатская епархия пообещала на восстановление храма 3 миллиона рублей. В прежние времена неслыханные деньги, а теперь на них разве что проектную документацию заказать да фундамент залить, если хватит. Вот если хотя бы каждый десятый гражданин огромной страны откликнется на нашу беду и пожертвует всего один рублик, то уже следующее Рождество Христово мы бы встретили в новом храме, вознося благодарственные молитвы за тех, кто пожертвовал малую толику на великое дело.

Татьяна ДОЛИНОВСКАЯ,
с. Мильково, Камчатский край
Фото автора

Опубликовано в №03, январь 2015 года

Расчётный счёт 40703810910000000000
Банк: ЗАО «Солид Банк» г. Петропавловск-Камчатский
БИК 043002708
Кор. счёт 30101810300000000708
Получатель: Местная Православная религиозная организация Приход храма Богоявления с. Мильково Камчатского края Петропавловской и Камчатской епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)
ИНН 4106002767 КПП 410601001