СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Если я в самолёте, значит, полёт пройдёт удачно
Если я в самолёте, значит, полёт пройдёт удачно
10.02.2015 00:00
Не только у вас в православии чудеса случаются

Если я в самолёте, значит, полёт пройдёт удачноУ каждого свой Бог, своя вера и даже для молитвы у каждого свои причины. Когда я впервые пришла на форум «Моей Семьи», долго не могла понять, почему по поводу одной и той же проблемы возникает столько разных мнений. А потом догадалась: общаясь лично, мы слышим интонации и с их помощью воспринимаем отношение человека к тому, что он говорит. Когда человек читает сообщение в интернете, он этого лишён и воспринимает сказанное сообразно своим собственным, личным интонациям, окрашивая текст своими красками. Мозг каждого человека строит сугубо индивидуальную картинку этого мира.

Так и с молитвой, с верой. Человек видит только то, что хочет. Человек как сосуд. А разные сосуды и наполнены по-разному. Если в кувшине молоко, на его поверхности образуются сливки. А если это ночной горшок, то какие цветочки на нём ни рисуй, благоухать он не станет. Никакой оптимизм и никакая вера не помогут найти в этом горшке сливки.

Помню, я летела в самолёте. Моя семья ещё оставалась на отдыхе, а мне надо было возвращаться. День не заладился с самого утра. Сначала перепутала время вылета. Потом упала и растянула ногу. На сердце было тревожно, всё говорило о том, что лететь мне не нужно. И тревога оправдалась.

Это был худший рейс в моей жизни, всем нам пришлось сильно переживать. Я сидела у окошка спокойная, без эмоций, и даже слёз не было. В голове крутилась песня группы «Рождество»: «Знаешь, так хочется жить». Эпизоды из жизни не вспоминались, даже мыслей об этом не было. Меня просто сковал страх.

Рядом сидел мужчина. Я сразу обратила на него внимание, женщины таких любят. Весь такой холёный, хозяин жизни и пофигист по жизни. Он спросил с улыбкой:
– Я смотрю, вы не боитесь?
– Ну почему же? Боюсь.
– По вашему лицу не скажешь.
– Просто работа связана с людьми (не стала уточнять, что я бортпроводник). Дело в том, что мышцы лица запоминают, как человек ведёт себя на протяжении жизни: в печали он или в радости. Со временем о человеке многое можно сказать по выражению его лица. Поэтому улыбка и спокойствие – когда я среди посторонних. Это уже профессиональное. Работа мышц, так сказать.

– Спасибо за честность. А я уже хотел вами восхититься. Думал: какая дама – вот выдержка, вот характер! Даже, может, жениться хотел. А вы взяли и развеяли все мои иллюзии.

Я ему ответила шуткой, и мы разговорились.

Сосед сказал:
– Если я в этом самолёте, значит, всё будет хорошо. Не бойся!

И он рассказал свою историю.

– Мама у меня русская была, а замуж вышла за прибалта. Уговорил он её за пять минут. По тем временам был модно одет, учился в престижном заведении, да и такого дефицита продуктов, как в России, на его родине не было. И мама, дурочка, повелась на всё это.

Отец оказался суровым человеком. Мать жила на родине мужа и тут поняла, что никакой дружбы народов нет и, возможно, не было: о русских вообще и о себе в частности узнала много нового. Переживаниями сама себя в гроб загнала. Рак груди. Жила – мучилась и умирала – не дай бог никому.

И остался я один, никому не нужный. Как только меня не называли и чем только не попрекали. Только одна прабабушка меня жалела, да и то потому, что в Бога верила. Учила молиться и бороться за себя. И сама всегда за меня молилась. Без неё в чужой стране мне было бы ой как туго. Хорошие люди – они везде есть.

Он сделал паузу и продолжил:
– Ты самая крещёная? В Бога веришь? Православная? А я католик. На родине отца воспитывался, вот и вера такая. Слушай дальше.

Прабабушка умерла. Я повзрослел и пошёл по кривой дорожке. Чем только не занимался! Что смотришь? Да, и людей убивал тоже. Такие дела крутил!

Подробности пропущу. Но меня должны были брать. Я сразу это понял: засада. И побежал, не чуя ног. Но и те, что хотели меня взять, не дураки были. В тупик меня загнали. Стою я, прислонившись к стене, и понимаю: это конец. Деньги, квартиры, дорогая одежда и прочее – всё это фигня по сравнению со свободой. Как же здорово, оказывается, просто ходить и наслаждаться жизнью. И я стал молиться. Первый раз в жизни, по-настоящему, от души. Вспоминал, как прабабушка учила меня всему хорошему, как ходили с ней в костёл… И каким поросёнком я потом вырос.

Сколько я так стоял, не знаю. И вдруг понял, что никто меня брать не собирается. Что меня у этой стены просто никто не замечает. То есть прошли мимо и в упор не увидели!

Когда всё стихло, я нашёл у стены крестик. Обычный, деревянный, наш католический.

Он достал из-под дорогого свитера крестик и показал мне.

– Так что не только у вас в православии чудеса случаются. Это притом что я не верил ни в Бога, ни в чёрта. Да и сейчас по большому счёту не верю. Но я стал жить честно. Верю в любовь и силу молитв. Ведь если бы не моя прабабка, то кто знает, как всё сложилось бы. Вот ведь курва какая – с того света вытащила!

Ещё я люблю жизнь. Люблю просто взять билет в незнакомую страну, бродить по улочкам и наслаждаться свободой.

Командир экипажа объявил посадку.

– Смотри, приземляемся, – сказал мой попутчик. – Долетели, и живые. Ну что, жениться будем? Это я тебя спас. Вообще-то меня не должно быть на этом рейсе, но я знал, что должен здесь оказаться. Вот хочешь верь, хочешь нет. Ладно. Телефон не спрашиваю. Может, контакт какой-нибудь оставишь?

Так мы и расстались.

Из письма Марины
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №05, январь 2015 года