Такое у них воспитание
10.03.2015 15:27
Прилегли отдохнуть, заснули и не проснулись

Такое у них воспитаниеЗдравствуйте, дорогая редакция! Люблю читать рубрику «Небо и земля». У каждого человека свой путь к Богу. Вот и я хочу поделиться с читателями «Моей Семьи» историей о том, как пришла к Богу.

В детстве случайно услышала часть разговора моего отца-коммуниста с дедом, свёкром отца. Однажды отец, глядя на иконы, висевшие в углу дедушкиного дома, сказал ему: «Дед, а ведь Бога нет». На что получил твёрдый ответ: «Бог есть».

Дедушка и бабушка были глубоко верующими людьми, у них во всех комнатах висели иконы с лампадками. Перед тем как сесть за стол, они шептали молитвы, крестились, а потом уже начинали есть. Когда выходили из-за стола, делали то же самое.

Очень много скорбей выпало на их долю. Старший сын погиб на войне, в самом её начале. Второй сын утонул, третий – пропал без вести, четвёртый умер по болезни. Двойняшки, мальчик и девочка, умерли во младенчестве. Из всех детей у них к старости осталась только одна дочь – моя мама. Несмотря ни на что, все тяготы в жизни они переносили без ропота, со смирением. Время проводили в трудах и заботе о внуках. В колхозе говорили, что в работе им нет равных, особенно отмечали бабушку, за которой никто не мог угнаться. Она делала всё очень быстро и ловко.

Каждое лето меня и троих моих братьев родители отправляли в деревню. У бабушки были корова, овцы, куры. Росли мы на парном молоке и свежем воздухе. Конечно, помогали бабушке и дедушке по хозяйству, а когда подросли, стали работать летом и в колхозе – братья вместе с дедом на сенокосе, а я с бабушкой на колхозных полях: сажали капусту, пропалывали грядки с морковкой и так далее. Бабушка вставала очень рано, часов в пять, а то и раньше. Когда я просыпалась, у неё всё уже было сделано: истоплена русская печь, сварен обед, испечены шаньги, подоена корова, накормлены овцы и куры. На столе пыхтел большой самовар, который грели на углях. В доме вкусно пахло шаньгами, треской, картошкой, сваренной в чугунке, аромат исходил и от крынок с кашей. Еда была простая, деревенская, но здоровая, как бы сейчас сказали.

Работа в колхозе начиналась рано, поэтому и вставали, как говорится, ни свет ни заря. Я любила наблюдать, как дедушка с бабушкой пили чай. Это целый ритуал. Они держали блюдце на пальцах вытянутой руки, дули на горячий чай и пили его вприкуску. Кусковой сахар кололи щипчиками.

В доме у них никогда не было лекарств, и я не помню, чтобы они чем-то болели. Лучшим лекарем была русская печка. Особенно любил полежать на ней дедушка, зачастую он и спал на печке. А ещё даже летом ходил по дому в подшитых валенках. Подшивал их сам – себе, бабушке, внукам. При этом что-то тихонько напевал. Может быть, молитвы или псалмы. У деда было много книг, в том числе церковных. Он любил читать. Он обладал какой-то благообразной внешностью: светлый, открытый лик, седая борода. А бабушка была худенькая, среднего роста, немногословная, со всеми приветливая.

Сейчас-то я понимаю, что жили они по заповедям Божьим – так были воспитаны. Никогда не ругались ни между собой, ни с другими людьми. Никого никогда не обсуждали, не сплетничали, чтили Бога. Бабушка вечерами вязала носки и рукавицы. Спицы в её руках мелькали так быстро, что я не успевала за ними следить. Многому полезному учила она и меня.

О разговоре деда с отцом я вспомнила, став взрослой, когда и передо мной встал вопрос: есть Бог или нет. Как и многие люди, начала себя спрашивать: кто я? зачем живу? После атеистического воспитания трудно было прийти к Богу.
Крестилась я примерно 15 лет назад, а окончательно уверовала в Бога лет через десять. Путь к Нему был долгим, тернистым, через многочисленные болезни, страдания, потерю родных и близких. Как говорят, пока гром не грянет – мужик не перекрестится.

Гром грянул. Погибла в автомобильной катастрофе доченька, и я окончательно прозрела. Вот такой дорогой ценой заплатила за своё прозрение. Сейчас регулярно хожу в церковь, каждый день утром и вечером читаю молитвы, моими настольными книгами стали Евангелие и «Закон Божий», черпаю информацию из передач православного телеканала. Конечно, на моё мировоззрение оказали влияние дедушка и бабушка своим образом жизни, своим отношением к людям. Без веры в Бога теряется смысл жизни.

Какие я для себя сделала выводы? Со смертью тела душа никуда не исчезает, она продолжает жить в вечности. Какой мы свою душу взрастим здесь, на земле, такой и предъявим её в вечности. Там уже ничего нельзя будет изменить, надо работать над своей душой здесь. На земле мы находимся временно. Смысл жизни – уверовать в Бога, жить по заповедям Божьим, приготовить свою душу к вечной жизни, а для этого нужно работать над собой, над своим внутренним миром. Ведь Царство Божие внутри нас есть, оно в нашем сердце.

Кончина бабушки и дедушки была безболезненной. Уходили они в мир иной одинаково, только с разницей в восемь лет. Дедушка ушёл раньше, да и был он старше бабушки на двенадцать лет. Оба прилегли отдохнуть на кровать, заснули и тихо отошли в мир иной.

Отец же умирал долго и мучительно, от неизлечимой болезни. Вообще-то он тоже был хорошим человеком. Участник Великой Отечественной, награждён многими орденами и медалями за мужество и отвагу. В мирной жизни добросовестно трудился и был награждён многочисленными грамотами. Заботился о нас, детях. Просто мои родители жили в безбожное время.

Дома я молюсь за ушедших в мир иной родных и близких, как крещёных, так и некрещёных. Дома можно молиться за всех. А когда прихожу на деревенское кладбище, долго стою у их могилок, разговариваю с ними – души-то все живые. Когда прихожу на могилу к отцу, говорю: «Бог есть».

Что я хочу пожелать читателям «Моей Семьи»: не ждите, когда в вашей жизни грянет гром, ищите Бога, и Он вам поможет.

Из письма Надежды,
г. Вологда
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №09, март 2015 года