СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Этот коллектив ждут большие перемены
Этот коллектив ждут большие перемены
13.03.2015 19:07
Все получили в подарок совершенно ненужные вещи

Этот коллектив ждут большие переменыЗдравствуйте, дорогая редакция! С некоторых пор я пришла к выводу, что выражения вроде «бесплатный сыр только в мышеловке» появились в народном обиходе совсем не случайно. В самом деле, от некоторых людей подарки лучше не принимать.

Однажды ехала я в купе с двумя попутчицами. Чтобы скоротать время, говорили о всякой всячине. Приближался праздник 8 Марта, и кто-то из нас заговорил о подарках. Вдруг одна из собеседниц – назовём её Наташей – очень нас удивила.

– А я ненавижу любые подарки! – с какой-то злостью выпалила она. – Когда человек пытается мне что-то преподнести, он сразу это чувствует.

Мы осеклись и замерли, не найдя что возразить. Из ступора нас вывела сама Наташа.

– Долгое время я работала в одном творческом коллективе, – начала свой рассказ попутчица. – Все знают, что творческие люди очень часто соперничают, завидуют друг другу. Наш коллектив в этом смысле тоже был далеко не ангельским. Но всё было сносно, пока у нас не появилась новая начальница по имени Раиса.

После знакомства она ужасно всем не понравилась. При контакте с ней каждый чувствовал какую-то тяжесть. Нас раздражала долговязая фигура Раисы, её безвкусная одежда, манера постоянно хрустеть длинными пальцами в дорогих перстнях и с неизменно грязными ногтями. Раздражал менторский тон, ледяной взгляд, надменная усмешка. Её тонкие губы всегда были накрашены дешёвой ярко-красной помадой.

С первого же дня Раиса стала делать всем без исключения нелепые замечания. Старалась подавить инициативу железобетонными доводами, не принимая никаких возражений. Одним словом, с приходом нового босса каждый почуял, почём фунт лиха.

Начальница то и дело дёргала то одного, то другого сотрудника, поочерёдно вызывая всех в кабинет вроде бы для каких-то неотложных дел. Там беседа могла затянуться не на один час. Как потом выяснялось, никакой необходимости в отвлечении персонала от текущих дел не было. Быстро вырваться из лап Раисы не получалось. Когда разговор заканчивался и «жертва» уже приподнималась, чтобы устремиться к двери, Раиса тут же останавливала торопыгу очередным вопросом, который непременно следовало обсудить.

– Совсем меня запеленговала, – жаловался, вытирая пот со лба, Николай Петрович. Он был заместителем Раисы, и она вызывала его на ковёр чаще других.
– А мне кажется, – вступила в разговор заведующая одним из отделов Людмила Валентиновна или, как все её называли, Мила, – Раисе просто не с кем больше поговорить: семьи у неё нет, друзей тоже.

Мила любила похохмить, была душой коллектива и придумала нашей мымре прозвище «Старая, но не дева». Впрочем, скрыться от всевидящего ока Раисы или всласть посудачить о ней не представлялось возможным. Стоило нам хоть немного расслабиться, как босс тут же, будто предчувствуя междусобойчик, появлялась в дверях.

– Работать надо, а не прохлаждаться! – строго выговаривала Раиса.

Людмила первое время пыталась ей возражать. Она была самой бойкой, да и специалист каких поискать. А вот новая начальница вызывала в этом смысле большое сомнение, и мы всё чаще задавались вопросами: как она вообще попала в нашу сферу и настоящий ли у неё диплом? Как профессионал Раиса ничего собой не представляла.

Вскоре мы стали замечать, что наша начальница – с большими странностями. В кабинетах стали появляться какие-то непонятные предметы: моточки шерсти, мелкие гранитные камушки, похожие на те, которыми выстилают проходы между могилами на кладбищах, и прочая дрянь.

Сначала мы восприняли всё это просто как розыгрыш – люди-то все творческие. Но однажды Николай Петрович, явившись на работу раньше обычного, случайно застал босса за обходом пустых кабинетов. У Раисы были дубликаты всех ключей.

Дальше – больше. Вскоре начальница обронила странную фразу, что со временем все в нашем коллективе должны измениться. Мы и это проглотили, посчитав её слова лишь неудачной шуткой. Над выходками Раисы сначала все дружно посмеивались, называя их «проделками Скапена». Но мы не знали, что шутить с нами никто и не думал.

Приближался Новый год, и Раиса решила отметить праздник в своём кабинете. Обычно в такие дни мы веселились от души, но в тот вечер все были напряжены, сидели как засватанные. Во время застолья Раиса стала раздавать подарки, как она сказала, купленные ею на деньги спонсоров. Разумеется, насчёт подарков она ни с кем не посоветовалась.

Все мы получили совершенно ненужные вещи. Но, как говорится, дарёному коню в зубы не смотрят. Пришлось благодарить, натужно улыбаться. Все ждали лишь одного – когда закончится это невыносимое представление.

Утром следующего дня произошло событие, которое выбило нас из колеи. У одного сотрудника внезапно умерла жена – красивая молодая женщина, которая до этого ничем не болела. Врачи диагностировали инсульт. На нашем вечере она не присутствовала, но приступ случился сразу после того, как она съела несколько конфет из набора, вручённого Раисой на корпоративе.

Затем последовал новый «сюрприз»: ни с того ни с сего стала неадекватно себя вести наша хохотушка Мила. Раньше мы никогда не замечали, чтобы она любила алкоголь, а тут стала регулярно прикладываться к рюмке, иногда даже в рабочее время. Что-то в ней сломалось.

Начальница играла с Милой как кошка с мышкой. С должности не снимала, зато измывалась: в присутствии всех постоянно заставляла на совещаниях извиняться, писать бесконечные объяснительные. А однажды мы узнали, что наша Людмила Валентиновна попала в больницу: врачи обнаружили рак в запущенной форме и дали понять, что надежды на выздоровление минимальны.

Эту страшную весть мы узнали от родных нашей любимицы. Милу в курс дела они решили не посвящать. Во время нашего визита в больницу Людмила призналась, что всё началось, когда Раиса накинула ей на плечи подаренную на том корпоративе шаль. По словам Милы, она кожей почувствовала неприятный холод и какую-то странную тревогу, и после этого всё пошло наперекосяк.

Болела Мила недолго и вскоре умерла. С плохо скрываемым злорадством начальница первой сообщила нам эту новость. Как она об этом узнала? Ведь родным Милы, как мы потом выяснили, она не звонила. Зато в то утро каждый из нас нашёл на своём столе по маленькому кусочку чёрной материи. Что это было – траурный знак или происки Раисы?

На поминках в редакции она пела усопшей дифирамбы, расхваливала её на все лады. Нам от такого ханжества было тошно. Вдруг в самый разгар этой фарисейской речи настежь распахнулось окно и по комнате закружился сильный ветер. Все присутствующие стали перешёптываться, что это дала о себе знать душа Милы, не вынеся над собой издевательств.

В течение последующих лет трагически или от внезапных болезней один за другим ушли в могилу многие члены нашего коллектива. Полностью поменялся весь костяк, как и обещала Раиса. Мне повезло, была на краю смерти, но с Божьей помощью сумела выкарабкаться.

Что именно случилось с Наташей и как ей удалось спастись, она рассказывать не захотела.

Из письма Анжелы
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №09, март 2015 года