Её нельзя отпевать
12.06.2015 00:00
Оказывается, она живым ставила свечки за упокой

Её нельзя отпеватьЗдравствуйте, уважаемая редакция и читатели любимой газеты «Моя Семья»! Прочитала в №10 рассказ священника Александра «После смерти станет понятно, какими мы были». Очень благодарна батюшке и редакции газеты за то, что сейчас стало возможно обсуждать такие темы, как влияние на нас потусторонних миров. Я уже пенсионерка, а раньше, в эпоху моей молодости, об этом говорить боялись. За такое можно было и в психушке оказаться. Хочу поделиться с читателями двумя своими удивительными историями.

Около сорока лет назад молоденькой девушкой я пришла работать в централизованную бухгалтерию одного предприятия. Считали тогда в основном на деревянных счётах. Работа шла медленно, и руководство разрешало на период подготовки бухгалтерских отчётов брать дополнительных сотрудников, в основном из числа пенсионеров. И вот однажды в июле, как раз во время работы над полугодовым отчётом, к нам пришла работать одна пенсионерка, назову её Марией Ивановной.

Это была верующая, очень набожная женщина. Мы узнали, что местный батюшка даже благословил её читать псалтирь по усопшим, так как раньше храмов было очень мало и священников на все требы не хватало.

И вот – на улице жара, а наша Мария Ивановна пришла на работу в длинной юбке и блузке с длинным рукавом. Мы у неё спрашиваем:
– Наверное, на солнце обгорела?
– Не обгорела я, девчата, – отвечает нам Мария, – а погорела на своей доверчивости, – и показала нам огромные синяки на руке и ноге.

А потом рассказала такую историю.

Стучится к ней в субботу вечером незнакомая молодая женщина и просит почитать псалтирь по усопшей матери. Мария Ивановна спросила, была ли умершая верующей, ходила ли в храм. Женщина на все эти вопросы ответила утвердительно. Тогда Мария Ивановна быстро собралась и поехала вместе с гостьей к ней домой.

Входят они в богатую квартиру. Усопшая лежит в дорогом гробу. Бабушки, сидевшие возле гроба, как-то недобро посмотрели на Марию Ивановну. Одна из них вздохнула и промолвила: «Поздно уже».

Мария Ивановна начала читать псалтирь. Но не прошло и десяти минут, как вдруг у неё появился кашель и горло немного охрипло. Чувствует Мария, как будто что-то давит на шею. Ей уже и горячего чая принесли, а горло болит всё сильнее и сильнее. Читает Мария Ивановна и вдруг понимает, что больше не может выговорить ни слова. Она искренне попросила прощения, что не смогла продолжить чтение псалтири, и уехала домой.

Но горло у неё только больше разболелось – уже и глотать стало больно. А причину такого недомогания она всё никак не может понять – почему вдруг такое да на ровном месте? Дома прочитала вечернее правило, приняла таблетку и легла спать. Жила Мария Ивановна в маленькой однокомнатной квартирке на четвёртом этаже пятиэтажки, поэтому летом спала с открытым окном.

Проснулась она в два часа ночи от неприятного запаха – словно где-то что-то протухло. И ещё резко пахло какой-то противной сыростью. Мария Ивановна решила, что странный запах идёт с улицы. Встала, закрыла окно и все форточки в доме, но запах стал ещё невыносимее. Почувствовала она – будто сырой сквозняк по дому гуляет. Тогда уже не на шутку испугалась, включила свет, зажгла лампаду перед иконами, встала на колени и начала молиться.

И тут произошло невероятное. В углу комнаты стояла старая швейная машинка «Зингер» на тяжёлой чугунной раме. И вот эта машинка внезапно покатилась с ускорением, будто кто-то её направлял. Машинка ударила Марию Ивановну в бок с такой силой, что женщина упала на пол. Тут уж бедная Мария Ивановна от страха до утра глаз не могла сомкнуть, читала молитвы, а утром побежала в храм и всё рассказала батюшке.

Священник её исповедал, причастил и пришёл в квартиру совершить обряд. Свечи, которые он принёс из храма, сильно коптили, от них шёл чёрный дым.

Только потом Мария Ивановна узнала, что женщина, по которой она читала псалтирь, занималась колдовством, а в храм ходила, чтобы ставить свечи за упокой живых людей, и другие мерзости делала. Дочка её жила в другом городе и об этих делах мамы ничего не знала – у них в роду подобными вещами никто никогда не занимался. Когда более осведомлённые подруги обо всём ей поведали и сказали, что маму отпевать нельзя, она им не поверила.

Другая странная история произошла уже со мной. Сны мне снятся очень редко, но если снятся, то такие яркие, будто всё на самом деле происходит. А тот сон я увидела год назад.

Снится мне, будто я ещё совсем молодая, двадцатилетняя, живу в доме у мамы. Приходит к нам соседка и зовёт меня: «Пойдём в гости к бабушке Наде, она всех соседей пригласила». Баба Надя жила недалеко от нас и была очень добрая, так что я с радостью согласилась. Приходим к ней в дом, а там всё чисто и красиво. Много народу пришло; на кухне родственники угощение готовят, вот только самой хозяйки нигде не видно.

– А сама баба Надя где? – спрашиваю людей.
– Она пошла в огород, – отвечают мне, – да вот только дверь за ней захлопнулась, никто открыть не может.

Я пошла в коридор, дёргаю ту дверь, но она никак не поддаётся. И тут я вспомнила, что со двора бабы Нади в огород ведёт ещё одна калитка. Сбегала, открыла ту калитку, прошла в огород и нашла бабу Надю на её любимой скамейке под старой яблоней.

– Бабуль, пойдём, – говорю бабушке, – а то мы по тебе уже соскучились, вот и гости все пришли.

Баба Надя с удивлением отвечает:
– Деточка, как же ты сюда зашла?

Я смотрю вокруг и удивляюсь – всё вокруг грязно-серого цвета. Вроде и листья на деревьях есть, и цветы, только всё серое, будто в сумерках. Нет света – вместо неба какой-то серый купол. И самое главное – дышать очень тяжело, воздуха совсем мало.

– Зачем ты тут одна сидишь? – переспрашиваю бабушку.
– Да я не могу отсюда выйти, – отвечает она.

Смотрю – а порожки, что вели в дом, стали такими высокими и крутыми, что бабушка с больными ногами туда точно не заберётся.

Я вспомнила, что из огорода есть калитка к соседям, и пошла её искать. Вижу: в зарослях малины действительно маленькая калиточка. Встала на колени, проползла, открыла – а там лето, зелень, много цветов, лёгкий ветерок мёдом пахнет. И столько разноцветных бабочек над цветами! Обрадовалась, прибежала к бабушке, а она отвечает, что не пройдёт в ту калитку: уж больно она маленькая.

Пошла я дальше. Иду по меже и вижу: впереди как будто какое-то светлое пятно. Решила посмотреть. Иду, а огород всё никак не кончается. Про себя думаю: ничего себе, какой большой огород у бабы Нади! Долго шла и пришла к высокой калитке, открыла её, а там зима, свежий морозный воздух, синее небо и белые пушистые сугробы! Обрадовалась: в эту большую калитку баба Надя точно пройдёт. Пошла назад. И снова иду очень долго. И по дороге вдруг начинаю понимать, что если я на здоровых ногах туда так долго шла, то бабушка на своих больных точно не дойдёт. Заплакала и проснулась.

Дорогие мои, какое же счастье – просто дышать! Это я поняла, побывав в том страшном мире. Желаю всем счастья и здоровья. И не забывайте поминать усопших!

Из письма Лидии Николаевны,
г. Брянск
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №22, июнь 2015 года