Нам очень нужна герань
29.06.2015 00:00
Нехорошо над старым человеком издеваться

Нам очень нужна гераньРуслан Камышан искал бабушек с геранью, высматривал их на трамвайных остановках, оживлённых перекрёстках, у выходов из метро и входов в супермаркет.

А побудила его к поискам размещённая в одной популярной соцсети фотография трогательной старушки с цветочным горшочком в руках. Подпись к снимку была не менее сентиментальной: «На улицах наших городов можно встретить пожилых людей, продающих герань. Откровенно просить милостыню им стыдно, а копейки, вырученные за собственноручно выращенные цветы, – существенная прибавка к их мизерной пенсии. Кажется, нам всем очень нужна герань».

Руслана так восхитила эта идея, что он даже громко выругался, чтобы нахлынувшая волна умиления не вышибла слезу; молодой человек считал слезоточивость делом, не достойным мужчины, а вот помощь слабым и обездоленным полагал важной, даже необходимой, тем более что материальное положение позволяло: есть квартира, работа – Камышан возглавлял бригаду бетонщиков на стройке. А защитит диплом – так вообще сможет рассчитывать на должность прораба.

Русик не задумывался над тем, что многие его сверстники зарабатывают на жизнь куда более лёгким трудом, а то и вовсе получают всё на блюдечке от любящих родителей. Он был независтливым и искренне считал себя баловнем судьбы, обязанным помогать ближнему.

Но делать это ему мешали гады-журналисты, которых хлебом не корми – дай разоблачить «нищенскую мафию»: в своих лихих репортажах те гневно клеймили старушек с голодными глазами, которых на «место работы» привозят сыновья на джипах. «Безногие», стоит отвернуться, обзаводятся конечностями, а «слепые» прозревают, «многодетные матери» выходят на промысел с чужими детьми, которых накачивают наркотиками.

«Где бы найти реально нуждающихся, чтобы тебя не обдурили?» – думал в тоске Руслан.

По воскресеньям Камышан всегда ездил супермаркет – закупал пельмени и прочие полуфабрикаты на целую неделю.

Вот и в этот выходной, оставив машину на парковке, Руслан направился ко входу в торговый центр, где застал неприятную сцену: охранники выгоняли старушку, расположившуюся на скамейке со своим нехитрым товаром.

– Сыночки, да я никому не помешаю. Я тут, в стороночке, – упрашивала невысокая кругленькая бабуля.
– Давай-давай! – командовал мужик в чёрной униформе с надписью «Секьюрити» на спине. – Нечего тут частный бизнес разводить.

Русик огорчился: «Блин! В кои-то веки подходящая старушка попалась, и ту прогнали». Но заступиться за пенсионерку не решился, лавочки возле супермаркета были оснащены грозными табличками: «Стихийная торговля строго запрещена».

Он провёл в магазине не меньше часа, а когда, забив багажник пакетами, поехал обратно, в квартале от магазина увидел ту самую бабулю: она устроилась под навесом на остановке, разложила на краю лавочки старые книжки, а на картонке перед собой расставила несколько чашек с блюдцами.

«Книги! – смекнул Руслан. – Это ведь ничем не хуже герани. Куплю парочку на сорок или даже пятьдесят, бабушке и на хлеб хватит, и на кефир».

Но когда, припарковавшись к обочине, подошёл ближе и увидел блёклые, слегка слезящиеся глаза, мысленно сказал себе: «Не жмотись! Без сотни не обеднеешь».

– Почём книжки?
– А это смотря какие, – уклончиво ответила бабушка, поправляя платочек на голове.
– Ну вот, к примеру, эта, – Руслан ткнул пальцем в аляповатую обложку с названием «В когтях у Молоха».
– Эта? Триста, – с вызовом отчеканила старушка.

Названная цена была настолько несуразно высокой, что Русик онемел.

Бабушка схватила потрёпанный томик и зашуршала страницами.

– А вы чего хотели? Тут тираж пятнадцать тысяч всего, в девяносто третьем году напечатали. Это уже, считай, раритет.
– Мда, – хмыкнул Камышан, оторопевший от такого напора. – Ну, а эта?
– Учебник итальянского? Четыреста.
– Не многовато будет?
– А может, ты в Италию намылился, откуда мне знать? – неожиданно перешла на «ты» бабка. – Выучишь язык, мафиози станешь. А я тебе учебник ни за что продавай?
– О чём вы, бабуль? – изумился Руслан. – Я никуда уезжать не собираюсь.
– Какая я тебе «бабуля»? Ишь, внучок выискался! Видала я таких «внучков» – покрутится-покрутится рядом, глядь, а сумка разрезана.
– Нужна мне ваша сумка! – начал закипать парень. – А что бабушкой назвал, так извините, имени-отчества вашего не знаю.
– А зачем тебе моё имя-отчество? Может, тебе ещё паспорт отдать? – взвизгнула старуха.

Из газетного киоска высунулась сильно напудренная тощая продавщица и спросила:
– Что за скандал?

Старуха тут же сменила визгливый голос на слезливый:
– Да вот, дочка, только я с книжечками встала, а он тут как тут: «Как вас зовут? Где ваш паспорт?»
– Паспорт никому не отдавай, – авторитетный тоном посоветовала киоскёрша, – не успеешь оглянуться, на твоё имя кредитов наберёт. А банки разбираться не будут, кто брал, мигом квартиру отнимут, будешь век бомжихой доживать. Знаешь, сколько про такие случаи в газетах пишут?
– Да что вы несёте? – вспыхнул Руслан. – В гробу я видел чужой паспорт! Эту бабулю час назад охрана от супермаркета отогнала, а я пожалел, думаю, куплю книжку, будет ей на хлебушек. А она накинулась на меня, как не знаю кто!
– В гробу видел?! – взъярилась бабка. – Да чтоб ты сдох, зараза! Господи, что за жизнь проклятущая! Вышла, называется, копейку заработать: тут тебя и облают, и проклянут, и смерти пожелают!
– Ничего я не желал! – заорал Камышан и взмолился, обратившись к продавщице: – Женщина, вы свидетельница. Я хоть слово грубое сказал?
– Нехорошо над старым человеком издеваться, – назидательно помахала та пальцем.
Руслан схватился за голову.
– Где, когда, как я издевался?
– А что же ты делаешь? – снова пошла в наступление старуха. – Стоит тут, изгаляется. Книжку он хотел купить! Пожале-е-ел… Пожалел волк кобылу! Но не на таковскую напал, я тебе сделаю, ты меня ещё вспомнишь!

И неожиданно ловко ударила Руслана в живот.

«Вот только драки со старухой мне и не хватало! – подумал Камышан. – Хорошенький будет протокол в милиции». Он начал отступать, стараясь не поворачиваться к свирепой бабке спиной. Но, пройдя несколько шагов, наткнулся на ещё одну старуху.

– Осторожнее, молодой человек, – придержала его за локоть бабка в панамке.

«Ну я попал. Похоже, у них тут гнездо!» – мелькнула в голове Руслана паническая мысль.

– Что это вы задом наперёд ходите? – спросила бабушка номер два. – Так и убиться можно.
– Лучше самому убиться, чем тебя прибьют, – буркнул парень и сделал шаг влево, пытаясь её обойти: в его планы не входило вступать в бой с удвоившимися силами противника.
– Кто это вас собирается прибить? – удивилась старушка в панамке, надела очки и всмотрелась в бабку номер один, продолжавшую восклицать издалека что-то злобное. – О, боже, неужели вы на Карпову нарвались? Это же самая известная у нас скандалистка. Вот смотрите… Валентина Аркадьевна, добрый день! Как здоровьице? – громко поприветствовала она торговку книгами и помахала ей рукой.
– Чего ты вяжешься? – заорала та в ответ. – Я тебя трогаю? Чего лезешь?

Бабуля в панамке удовлетворённо кивнула, словно дрессировщик, добившийся от хищного зверя выполнения трюка.

– Видите? Она со всеми так. Тридцать лет в одном дворе живём – не живём, а мучаемся.
– В дурдом её, – мрачно бросил Руслан.
– Пробовали, – созналась его пожилая собеседница. – Психиатры говорят: все показатели в норме, просто характер склочный.
– Старая карга… Меня аж трясёт! – сказал Камышан и шагнул к машине.
– А вот за руль вам в таком состоянии лучше не садиться, – решительно сказала бабуля в панамке и снова взяла его за локоть. – За углом уличное кафе, там вкуснейшие травяные чаи! Посидите, попьёте чаю, успокоите нервишки, тогда и поедете.

– Только если вы составите мне компанию, – поставил условие Руслан. Бабуля улыбнулась.
– Давненько меня молодые люди в кафе не приглашали.

Русик напился чаю, по совету новой знакомой отведал тающее во рту пирожное со сливами и действительно отошёл, успокоился. И только тогда обратил внимание, что панамка милой Елены Петровны аккуратно зашита в трёх местах, ситцевая кофточка дышит на ладан и юбка тоже видывала виды.

– Елена Петровна, – сказал он, перебив её на полуслове, – а у вас есть герань?
– Герань? Есть два горшочка. А вам зачем? Это такой старомодный цветок, а сейчас ведь в чести всякая экзотика.
– Елена Петровна, мне очень нужна герань! – сказал Руслан с облегчением и засмеялся.

Вероника ШЕЛЕСТ
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №25, июнь 2015 года