СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Лечить людей мне не разрешили
Лечить людей мне не разрешили
14.08.2015 14:13
Где вы учились ясновидению?

Лечить людей мне не разрешилиЗдравствуйте, уважаемая редакция! Хочу рассказать вам об одном необычном опыте – о том, как я однажды посетила ясновидящую. И сама чуть ею не стала.

Случилось это очень давно, лет двадцать назад. Я тогда жила в Мурманске и однажды решила сходить на приём к одной популярной в городе ясновидящей – её афишами были оклеены стены всех домов и остановок. В лихие девяностые это было совершенно обычным явлением.

Проблемы тогда имелись у каждого, и много. Из афиш я узнала, что у ясновидящей сразу два имени: для россиян она Света, а для болгар – Цветлана. Вроде бы одна из её бабушек была болгарской пророчицей, а другая – настоящей полтавской ведьмой. В общем, гремучая смесь!

Нашла я дом гадалки – мрачный, серый, панельный. Квартира оказалась коммуналкой с длинным коридором и многочисленными дверями. Ведунья встретила меня в дверях.

Внешне самая обычная женщина: не полная и не худая, не молодая и не старая, очень спокойная, ясноглазая. По дороге к ней я купила в киоске открытку. На ней был изображён памятник Алёше, солдату-герою. Есть такой замечательный, величественный и гордый монумент в Мурманске, стоит на берегу залива, встречает-провожает суда.

И вот тут случилось первое любопытное событие. Когда ведунья открыла мне дверь, по радио где-то в глубине коридора негромко звучала песня «Белеет ли в поле пороша… Стоит над горою Алёша». Моё сердце сразу сжалось, но как-то приятно, как в предвкушении чуда. Я протянула Светлане открытку в подарок, а она почему-то спросила:
– Где вы учились ясновидению?
– Нигде не училась, – ответила я, совершенно обескураженная. – Просто пришла посоветоваться.

С некоторых пор у меня стало получаться снимать головную боль у знакомых и друзей, и я очень хотела узнать, стоит ли дальше заниматься этим делом или же немедленно прекратить опыты. Заодно собиралась задать ясновидящей пару личных вопросов.

У Светланы было очень уютно. На стенах фотообои – осенний лес; все предметы и интерьер самые обычные, не магические, но в тон осеннему настроению – желтовато-оранжевые. В комнате царил полумрак, в углу горела лампа с абажуром апельсинового цвета.

Наша беседа протекала плавно и неспешно. Ясновидящая посмотрела на меня и вынесла свой вердикт: лечить людей мне нельзя, а вот веселить – сколько угодно! Тем более что у меня всегда неплохо получалось петь под гитару. Правда, насчёт личной жизни оказалось всё не так просто. После долгого разговора Светлана-Цвета предложила снять с меня часть порчи, которую будто бы навела моя бывшая свекровь. Это и на самом деле очень похоже на правду.

Я встала в полутора метрах от ясновидящей, лицом к её лицу, Светлана начала делать пассы руками. И вдруг я явственно почувствовала, что сверху на меня полилось нечто странное, словно горячая вода потекла, и прямо на голову!

Я закачалась и чуть не упала.

– Держись, упирайся ногами, не падай! – приказала мне ведунья и продолжала что-то бормотать себе под нос.

После сеанса у меня не было сил, ноги подкашивались. Когда Светлана озвучила цену дальнейшего лечения, я поняла, что мне это не по карману. Тем более что я и не собиралась снимать никакую порчу, пришла по другому вопросу. У меня даже денег с собой не было, так, мелочь. Но в сумке лежал новый кожаный кошелёк, красивый, дорогой, его я и предложила в качестве платы за сеанс.

Светлана как-то странно посмотрела на меня и после небольшой паузы промолвила:
– Я это знала. На днях потеряла кошелёк, так что твой как раз пригодится.

Сразу скажу: её прогнозы насчёт моего будущего не сбылись, со своим любимым человеком, моряком, я так больше и не встретилась, хотя Светлана обещала, что это обязательно случится. А вот сам сеанс впечатлил, особенно ощущение горячего водопада на голову. Что это было? Гипноз? Или ясновидящая на самом деле нашла у меня какую-то порчу?

Кстати, кое-что из пророчеств Светланы всё же сбылось. Я по-прежнему веселю людей, пою и играю на гитаре, только всё реже и реже. А в Мурманске не была уже восемнадцать лет.

Из письма Людмилы Москаленко,
г. Смела, Украина
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №31, август 2015 года