СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Елена Летучая: Я хочу быть примером для девушек
Елена Летучая: Я хочу быть примером для девушек
17.08.2015 12:58
Елена ЛетучаяОна всегда приходит без предупреждения. Застаёт нарушителей врасплох и беспощадно наказывает. Перед ней невозможно закрыть двери. Она – гроза недобросовестных рестораторов и отельеров. Ведущая телепрограммы «Ревизорро» на канале «Пятница!» Елена Летучая утверждает в России моду на стерильные белые перчатки и ввела в оборот легендарную фразу «нарушено товарное соседство». В интервью Елена рассказала о том, как из финансовой сферы попала на телевидение и почему не боится угроз в свой адрес.

– Елена, вы родились в Ярославле, детство и юность провели на Дальнем Востоке, затем была Москва. А какое место вы считаете своей малой родиной?
– Всё было не совсем так. Я родилась в Ярославле, потом мы с родителями уехали на БАМ, в город Тынду. Там я пошла в детский сад, училась в школе. Потом поступила в финансово-экономический колледж в Благовещенске. Окончив его, вернулась в Ярославль, поступила на заочное отделение в Московский технический университет путей сообщения, после него пять лет проработала на Северной железной дороге и только потом переехала в Москву. Поэтому не могу назвать своей малой родиной лишь одно конкретное место. Приезжаю на Дальний Восток и чувствую себя как дома. Ведь это большой отрезок моей жизни. Считаю, что люди там более открытые и добрые. Я очень люблю этот край, потому что провела там всё своё детство. Ярославль тоже люблю, ведь я в нём родилась, а сейчас в этом городе живут мои родители. Получается, что вся названная вами география – важная часть моей жизни.

– Расскажите, пожалуйста, о своих родителях. Как они вас воспитывали? Были с вами строги или вы росли избалованным ребёнком?
– У меня лучшие родители в мире! Я росла в абсолютной любви, это самое важное. Считаю, что судьба человека зависит от того, как к нему относятся мама с папой до пяти-семи лет. Поскольку я единственный ребёнок в семье, меня не баловали – очень боялись, что вырасту капризной, поэтому воспитывали в строгости. Я благодарна родителям за то, что с детства они очень правильно меня напутствовали. Никогда не говорили: «Ты у нас такая красивая, тебе нужно выйти замуж, и всё у тебя сложится прекрасно». Вместо этого я слышала: «Ты должна получить образование, стать самостоятельной. В любой ситуации должна полагаться только на себя». Наверное, иначе из меня бы ничего не вышло. Так во мне воспитывали характер. И если бы занималась каким-нибудь видом спорта, то обязательно стала бы чемпионкой. Если мне что-нибудь нужно, я буду методично заниматься и не успокоюсь, пока не добьюсь.

– Чем родители пытались «испортить» ваше детство? Пение, танцы, фигурное катание…
– Мама всегда хотела, чтобы я развивалась. Но дело в том, что её дочка – жутко упрямый человек. Если мне что-то не нравится, то ни за что не буду этим заниматься. Вот, например, как я попала в художественную школу. Пришла туда за компанию с подругой, и мне настолько понравилось это занятие, что дома я заявила: «Хочу учиться в художественной школе!» «Слава богу», – ответила мама, которая до этого пыталась отдать меня то в танцевальный кружок, то в школу благородных девиц. А я играла во дворе с мальчишками, поэтому капризничала: «Не пойду ни в какую школу благородных девиц, меня мальчишки засмеют!» Но вот художественная меня привлекла. Думаю, мне по наследству передался талант: бабушка Варвара Егоровна, папина мама, очень хорошо рисовала, сам папа занимается ювелирным делом. Талант к рисованию у меня, видимо, врождённый.

– Насколько легко учились в школе?
– Учёба давалась легко, особенно гуманитарные предметы. Я прекрасно рисовала, хорошо знаю географию и историю. А вот математика, химия, физика всегда были каторгой. Перед сдачей госэкзаменов мне наняли репетитора, я очень усердно занималась. Но, видимо, мне это не дано. Наизусть заучивала формулы и примеры решения уравнений, однако сами предметы остались для меня непостижимыми. Впрочем, в аттестате у меня одни четвёрки-пятёрки.

alt

– Это правда, что в детстве хотели стать архитектором?
– Нет, я мечтала быть художницей. Окончив художественную школу, хотела рисовать и дальше и почему-то решила, что могу стать архитектором. Но родители не отпустили меня в питерский вуз (в Петербурге жила моя бабушка). Видимо, опасались возможных неприятностей из-за моего бойкого характера.

– Помните, как заработали и на что потратили первые деньги?
– Конечно. Папа тогда работал начальником строительной лаборатории, и первые свои деньги я получила именно там: убирала лабораторию, мыла колбы. Там было жутко грязно, потому что проводились всякие опыты. И папа был со мною очень строг, придирался, следил, чтобы всё сверкало: приборы, окна и так далее. А женщины, которые у него работали, жалели меня: «Да всё, не надо больше натирать, уже чисто!» Первую зарплату потратила на подарки родителям. И купила много сладостей – хотелось отпраздновать получку. На оставшиеся деньги взяла себе помаду, почему-то фиолетового цвета.

– Из чего можно заключить: вы с детства отличались от других девочек. Не потому ли профессия финансиста показалась вам скучноватой и вы решили попробовать себя на телевидении?
– Когда работала в газпромовской структуре, я даже не мечтала о телевидении и тем более не собиралась становиться телеведущей. Но в какой-то момент поняла, что финансист – не моя профессия, она не доставляет мне никакого удовольствия, тяготит. И я решила кардинально сменить сферу деятельности. Моя подруга пошла в школу телевидения «Останкино», и я – вместе с ней, просто из интереса – вдруг понравится? Потом очень долго решала, моё это или нет. Василий Николаевич Карельский, преподававший мне журналистику, говорил: «Я очень долгое время наблюдал за вами, Лена, и не понимал, что вы здесь делаете. Вы очень выделялись из всей группы». А я присматривалась, присматривалась… Прослушала лекции по всем предметам, и как-то меня не зацепило. Но тут началась журналистика. Василий Николаевич дал задание сделать трёхминутный сюжет: придумать идею, договориться о съёмках, потом снять репортаж в качестве корреспондента, затем смонтировать и показать готовый материал. Я сняла сюжет о донорах крови.

– Почему выбрали такую тему?
– Я тогда была донором крови в РДКБ на Ленинском проспекте и ещё волонтёром в фонде «Подари жизнь». Мне известно, насколько это важно. Помню, когда сказала маме, что я донор, она ужаснулась: «Боже, ну зачем ты пошла? Тебя же там заразят!» И я решила, что, сняв сюжет, смогу рассказать людям о безопасности сдачи крови. Ведь все материалы в пунктах переливания одноразовые. Вся процедура занимает один час. И таким образом вы помогаете людям. Например, вы идёте в кино и сидите перед экраном полтора-два часа. А тут, потратив меньшее время, вы спасёте жизнь ребёнку. Сняв такой сюжет, я поняла, насколько важной может быть эта работа. Во-первых, ты видишь её результаты. Во-вторых, можешь рассказать людям об очень серьёзных вещах. И после этого у меня загорелись глаза.

alt

– То есть именно тогда вы твёрдо решили стать журналистом. Но одно дело – принять решение и совсем другое – найти работу на телевидении. Долго пробивались на телеканалы?
– Окончив школу телевидения, целый год не могла никуда устроиться: это очень сложно сделать без связей. А ведь я тогда вообще плохо понимала, что такое ТВ. Мама умоляла вернуться в финансовую сферу, но я уже знала, чего хочу добиться в профессии. И сказала: «Нет. Как только сделаю один шаг в сторону – предам свою мечту». Не сдалась. Не было денег, я не могла заплатить за квартиру, но если ты чего-то хочешь, то нельзя останавливаться. Какие бы трудности и падения тебя ни ожидали, нужно вставать и идти дальше, только тогда ты получишь желаемое. Тяжёлым трудом, огромным желанием, верой – только так можно добиться поставленной цели.

– И вы доказали это своим примером. Сегодня вас узнают на улице, просят автограф. На мой взгляд, вы занимаетесь настоящей журналистикой – бесстрашно показываете правду. Приведите, пожалуйста, пример, когда остались полностью довольны проделанной работой.
– Мне приятно, когда люди осознают свои ошибки. В небольших городах они на работе порой расслабляются, а программа «Ревизорро» заставляет их заново вспомнить, за что они получают зарплату. Прекрасный пример – Екатеринбург. Многие жители города и области жаловались на грязь в местном аквапарке. Я туда пришла, встретили меня не очень хорошо. В итоге нашла массу недочётов. Увидела мальчика с разбитой спиной, и никто не понёс ответственность за то, что ребёнок покалечился. Я уехала. Через какое-то время в программу пришло письмо от управляющей аквапарком, которая извинялась за поведение подчинённых и пообещала, что они примут все меры по устранению недостатков. И в самом деле, аквапарк закрыли на четыре месяца, полностью реконструировали, заменили скользкие полы, всё отмыли, очистили, поменяли плитку, горки. И известили меня о том, что всё исправили. Я повторно приехала в Екатеринбург с проверкой, и было очень приятно, когда на улице ко мне подходили люди, жали руку и говорили: «Елена, большое спасибо за вашу работу, вы действительно изменили аквапарк!»

Я счастлива, что сегодня при помощи «Ревизорро» меняю мир к лучшему. Что бы ни говорили: мол, у нас «проплаченная» программа, – я веду её честно. Мы действительно приходим без предупреждения. И когда видим результат своей работы, когда люди нам благодарны – это для нас самая большая награда.

– Елена, а были моменты, когда вы по-настоящему испугались агрессивных владельцев или охранников в каком-нибудь отеле или ресторане?
– Я девушка не робкого десятка, но если говорить об испуге… История, которая произошла в анапском кафе, получила широкую известность. Владелец оказался настолько агрессивным, что вбежал на кухню и стал кричать подчинённым: «Бейте их! Бейте камеры!» Вот это было по-настоящему страшно: мне выкручивали руки, отбирали камеру, пыталась вытащить карту памяти, избили всю мою съёмочную группу, то есть людей, с которыми я провожу половину своего времени. Они для меня практически родственники. Вот это происшествие очень запомнилось. Было ужасно неприятно.

– В обычной жизни у вас есть охрана? Наверняка вам поступает немало угроз?
– В обычной жизни я, как правило, появляюсь в публичных местах с любимым мужчиной. И, разумеется, не хожу по тёмным переулкам. Угрозы – да, бывают. Но разве от них скроешься? У меня сейчас достаточно рискованная профессия, но я рискую ради правды. А к услугам охраны прибегаю, если еду одна на какое-нибудь мероприятие.

Елена Летучая– Знаю, что в большинстве случаев, выбирая то или иное место для очередной программы, вы используете сайт «Ревизорро», то есть реагируете на жалобы телезрителей. А бывает, когда на отель или ресторан жалуются ваши близкие и вы со съёмочной группой выезжаете разбираться?
– Не стану отвечать на этот вопрос. Близкие, друзья, родственники… С помощью программы я учу всех людей, будь то родственники или нет, уважать себя, отстаивать свои права.
Что касается моих родителей… Когда люди узнают их фамилию, то относятся к ним с большой предупредительностью. И это неправильно! Я хочу, чтобы так относились к каждому человеку, к любому жителю России. Каждого гостя, который приходит в гостиницу или ресторан, должны встречать с улыбкой, правильно и хорошо обслужить. И я для этого работаю, для этого рискую, не сплю, постоянно нахожусь в командировках – чтобы хотя бы немного поменять сервис в нашей стране.

– Снимая ту или иную программу, вы обычно останавливаетесь в том же отеле, о котором делаете сюжет?
– Нет, конечно, я живу абсолютно отдельно. Сюжеты снимаю только в тех заведениях, на которые пожаловались люди. Или, наоборот, люди их хвалят, но хотят, чтобы я проверила.

– Вы всегда выглядите очень элегантно. Кто следит за вашим стилем, подбирает одежду?
– В самом начале, когда только прошла кастинг и меня выбрали ведущей «Ревизорро», мне сказали: «Приходи на первую фотосессию и прихвати вещи из своего гардероба». Собственно, я и пришла, принесла свои вещи – я люблю элегантный строгий стиль. У меня были только девушка-визажист и девушка, которая делала причёски. Когда мне наносили макияж, я сказала, что мне идёт красная помада. А когда занимались волосами, попросила сделать пучок, потому что он мне идёт. В общем, всем очень понравилось. Мы выбрали стиль, который изначально подходил. Ему я и следую. Никогда не работаю со стилистами, надеваю только то, что сама считаю стильным. Даже когда приглашают на съёмки для модных журналов, всегда прошу, чтобы стилист брал побольше одежды, потому что, если мне что-то не понравится, не надену. Я очень трепетно отношусь к своему имиджу, хочу подавать пример элегантного стиля для девушек и внушить им, что выглядеть сексапильно – не значит обязательно носить высокий каблук и короткую юбку. Сексуальность – это немножко другое.

– Все читательницы задают вопросы: когда свадьба и какой мужчина может соответствовать вашим требованиям?
– Я уже состою в отношениях. Когда свадьба? Ну, не знаю. Когда позовут.

Расспрашивала
Нина МИЛОВИДОВА
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №32, август 2015 года