Что-то щёлкнуло в голове
08.09.2015 15:45
Такой вывод я сделала, когда дочь попросилась в монастырь

Что-то щёлкнуло в головеДобрый день, уважаемые сотрудники газеты! Выписываю «Мою Семью» с начала издания. Прошу вас адресовать моё письмо священнику. Уважаемый отец Александр, посоветуйте, как правильно поступить в сложившейся ситуации.

У меня есть дочь, ей 27 лет. Живёт в другом городе недалеко от нас, осталась там после учёбы. Пока она училась, в нашей семье произошла трагедия, погибла младшая дочь. Когда она лежала в больнице, мы все, естественно, усердно молились, посещали храм, ходили на службы, причащались и исповедовались.

Видимо, в этот момент у старшей дочери что-то щёлкнуло в голове. Она стала активно посещать храм, ходить в молодёжный православный клуб при церкви, занимающийся благотворительностью. Несколько раз ездила в Дивеево, в другой монастырь, по-моему, в Печоры. Уже несколько лет соблюдает посты.

Долго описывать не буду, но мне кажется, что она слишком увлеклась. Такой вывод я сделала после просьбы отпустить её в монастырь. Я в шоке! В её возрасте, когда вся жизнь впереди! Говорю дочери: «Это что получается, мы с отцом зря жизнь прожили, раз после нас не останется продолжателей рода?» А она отвечает, что смысл жизни далеко не в продолжении рода, что мы шаблонно мыслим, мы упёртые, не всем дано выходить замуж, рожать детей и так далее.

Я против того, чтобы дочь ушла, не могу этого принять. А она не слышит меня. Что делать? Помогите советом, очень жду. Имя и адрес прошу не указывать.

Без подписи

Комментарий священника

Здравствуйте, уважаемая читательница! Никогда прежде мне не приходилось хотя бы вот так, заочно беседовать с родителями детей, решивших избрать путь монашеского делания.

Мы с вами – люди одного поколения, во многом схожей истории. У вас и у меня дочери, и нас, родителей, волнуют их судьбы. Мы привыкаем к тому, что они наши, и забываем о том, что они тоже люди и имеют право выбора.

Помню, выдавал дочь замуж. На свадьбе мне пришлось самому быть организатором, часто садиться за руль, потому даже вина пригубить не получилось. Смотрел на свою кровиночку, а она у меня единственная, и вдруг дошла мысль: а ведь я её отдаю. Другому, совсем незнакомому человеку, и теперь она больше не моя. Всё, моё время закончилось. И так стало жалко себя, что чуть было не расплакался.

Нам кажется, что дети – наши без остатка. Оказывается, нет. Нам их только доверили на время. Для того чтобы мы их вырастили и воспитали. Потом они уходят. И если не уйдут, это станет трагедией и для них, и для нас.

У человека в жизни два пути: жизнь в миру или монашество. И каждый сам волен выбрать свою дорогу. Мы принимаем участие в судьбе наших детей, решив крестить их в младенчестве. Мы это делаем, потому что имеем на это право. Дети – наше продолжение, и для нас важно научить их самому главному, вере во Христа. Вся остальная их жизнь будет устраиваться вокруг Того, в Кого они верят. Кем они будут по профессии, чем станут заниматься, не так важно, главное – какими они будут. Задача родителей – воспитать детей людьми нравственными и порядочными. Это их стартовый капитал, то, что мы можем им дать. И ещё молиться о них всю нашу жизнь.

Ваша семья пришла в церковь в трагические для вас дни. Потеря ребёнка – рана незаживающая на всю жизнь. Вы пишете, что у вашей девочки тогда «в голове что-то щёлкнуло». Знаете, это не в голове, это в сердце щёлкнуло.

Щёлкает однажды и на всю жизнь. Мы называем это состояние возрождением. Человека по-настоящему касается благодать, и он становится Божиим.

Вы сожалеете, что девочка «слишком увлеклась». А что же вы? Когда переживали потерю младшей доченьки и ходили в храм молиться – для вас это было не всерьёз? Её дальнейшее посмертное бытие вас не беспокоит?

Вы знаете, как мне, священнику, страшно видеть, что родители нередко забывают своих умерших детей. Всё потому, что мы больше думаем о себе, переживаем за себя. А настоящая любовь всегда жертвенна. Регулярно молиться в храме – это тоже жертва.

Конечно, я вас очень понимаю. Вам хочется внуков. Держать их на руках, играть с ними, читать перед сном сказки. Как мне вас не понять, если сам последние пять лет живу моими маленькими внучками. И не представляю, как бы я сейчас жил без них.

Но ваша старшая дочь выбрала другой путь. Она полюбила. Только не обычного земного человека. Её избранник – Жених Небесный. И любовь эта не менее сильная, если не большая, ведь ради неё человек жертвует всем земным.

Монастырь не тюрьма. И тот факт, что монахи носят чёрные одежды, не означает, что у них и внутри всё черно. Нет. Именно среди монахинь, причём совсем молодых, я видел самых счастливых людей.

Одна такая встреча случилась в горном монастыре Черногории. Я спросил у молоденькой монахини:
– Быть монахом, наверное, очень тяжело?

На что она улыбнулась и ответила:
– Нет, батюшка, быть монахом – это такое счастье.

Ваша дочь должна получить от вас с отцом благословение. Родительское благословение для монаха очень важно.

Мой вам совет, раз уж вы обратились именно ко мне. Поезжайте вместе с дочерью в монастырь, где она хочет подвизаться. Познакомьтесь с её духовником, пообщайтесь с ним. Поговорите с матушкой игуменьей, посмотрите, как живут сёстры в монастыре. Наведите справки об этой общине. Ваше материнское сердце должно быть спокойно за судьбу дочери.

И ещё. Каким бы монастырь ни был хорошим, ей самой нужно проверить себя. На самом ли деле монашество – её путь? Для этого в монастыре существует испытательный срок. Порой он длится несколько лет, а до пострига человек – пока ещё только послушник. Он живёт среди монахов, молится вместе с ними, трудится, но, в отличие от принявших постриг, имеет право вернуться в мир.

Возьмите слово с вашей дочери, что она обязательно проведёт в послушницах год или даже два. И только потом, всё решительно взвесив, примет постриг. Только при этом условии давайте ей благословение.

Больно смотреть на монахов, поспешивших принять постриг и даже ставших священниками, когда они вдруг приходят к выводу, что это не их путь, всё бросают и бегут в мир. Быть монахом – дело совсем нелёгкое. Это подвиг.

Конечно, вы можете встать на её пути, всячески мешать. Только к чему это приведёт? К совершенно испорченным отношениям? Кроме того, дочь может уйти от вас тайком, и вы даже не будете знать, где она находится. Ей 27 лет, и она уже взрослый человек. Помните, это её право.

Всегда оставайтесь с вашей дочерью друзьями, молитесь о ней. Знаете, ещё неизвестно, где вы сами будете заканчивать свою жизнь. Может, как раз возле вашей доченьки, в том же самом монастыре. С уважением,

Александр ДЬЯЧЕНКО
Фото: PhotoXPress.ru

Опубликовано в №35, сентябрь 2015 года