СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Святые встали по стойке смирно
Святые встали по стойке смирно
29.09.2015 16:37
Церковь всех уравнивает

Святые встали по стойке смирноОт редакции. Наринэ Андроникян из Москвы, автор письма «Ты, матушка, живи потише» (№34), поделилась своим впечатлением о женщинах, которые в Москве приходят поклониться святой Матроне в Покровский монастырь. Многие из них являются в дорогой одежде известных брендов, в туфлях на высоких каблуках и с массой украшений. Нередко мешают другим, потому что не отключают мобильные телефоны. «Словно они перепутали святое место с торговым центром», – пишет Наринэ. Мы получили немало отзывов на это письмо, самые интересные из них предлагаем вашему вниманию.

Дамы были посланы Наринэ, чтобы она увидела собственные грехи

Думаю, эти дамы в храме посланы Наринэ для того, чтобы она увидела свои собственные грехи. А с дам ещё спросится, не исключено, что священник сделает замечание и они пересмотрят свою манеру одеваться и вести себя в храме.
Например, одной моей знакомой священник на исповеди, тактично извинившись, указал на некоторую вольность в одежде. Она сначала оскорбилась, возмущалась дома: «Молодой ещё, много он понимает! Вот рядом девушка стояла вообще в обтягивающих штанах, что-то я не заметила, как он ей замечание делал». И всё в таком духе. Но в храм моя знакомая ходить не перестала. А потом у неё в голове что-то щёлкнуло, и теперь она одевается в церковь, как принято. И это совершенно не напрягает, стало для неё удобным.
Из личного опыта могу сказать вот что. Есть храмы, где основная масса прихожан – люди с деньгами. А есть храмы, в которые ходят прихожане попроще. Если в такой храм зайдёт хорошо одетая городская женщина, она может выделяться из общей массы. Но если ведёт себя адекватно, то вряд ли будет кого-то раздражать. Ведь тётка в ситцевой юбке, у которой в сумке постоянно трезвонит телефон, – тоже не подарок.
Я как-то была в паломничестве. Когда стояла в очереди к старцу, увидела девушку. Подумала, что она могла бы оказаться, например, балериной. Плотно повязанный платок, полностью закрывающий волосы, льняная юбка в пол, блузка с длинными рукавами, рюкзачок за спиной, как у многих паломниц, одно тоненькое колечко на пальце, туфли на плоской подошве. Но если приглядеться внимательно, всё это – весьма дорогие вещи. Ну вот она так живёт. Приличия соблюла, на что же тут раздражаться?

Из письма Киры

Куда же деться, если человек от природы наблюдателен

Куда же деться, если человек от природы наблюдателен и волей-неволей замечает все детали до мелочей, даже в церкви? Я и сама часто ловлю себя на том, что на службе, внимая словам священнослужителя, рассматриваю окружающих, хотя надо сосредоточиться на главном, внимательней слушать проповедь. Даже своему священнику об этом сказала. Он ответил: это не беда, все мы люди, и нет среди нас идеальных. Молись от чистого сердца, размышляй, ищи истину.

Лично мне всё равно, кто во что одет. Но вот в одном соглашусь с Наринэ: храм любит тишину. Почему же дамы, словно гусарские лошади, лупят напролом через молящихся прихожан, цокая высоченными каблуками? Иконы хотят оглушить, чтобы святые встали по стойке смирно? Или показать присутствующим, что их величества пришли в церковь и собираются молиться наравне с простолюдинами? Калифами на час быть нетрудно, но чистить свою душу молитвами гораздо сложнее. Да и не стоит забывать, что шумом отвлекаешь людей, мешаешь сосредоточиться.

Телефоны – это настоящее бедствие. На дверях каждого храма висят объявления с просьбой выключить мобильники. Но нет, некоторым плевать со своих высоких каблуков. Вопрос: дамы идут Богу свой телефон показать или всё-таки искренне помолиться? И ладно если после звонка сразу же отключают аппарат, но ведь некоторые начинают вести разговоры на отвлечённые темы.

Ещё один момент. Очень часто маленьких деток пускают в храме побегать. Оно и понятно: тяжело удержать ребёнка на месте, да и руки устают. Малыши бегают, родители – за ними, порой дети визжат, хлопают в ладоши, стучат ножками. Помню, как-то во время службы дети сильно расшумелись. Священник умолк, сделал паузу, но ни слова не сказал. На какое-то время наступила тишина, родители утихомирили ребятишек. Однако на протяжении всей службы детский гомон вновь и вновь перебивал священнослужителей и даже песнопения на клиросе.

Когда служба подошла к концу, священник спокойным голосом сказал примерно такие слова:
– Сегодня детки очень шумно себя вели. Но их вины в этом нет. Они малы и не понимают, что творят, где находятся. У детей есть родители, бабушки и дедушки. Позаботиться о поведении детей в храме должны взрослые, объяснить малышам. В церковь детей ведут не для того, чтобы они поиграли, а для того, чтобы попросить у Бога милости для них: любви, здоровья. Душа-то детская чиста. Так занимайтесь своими малышами, ведите в храм как в обитель любви, тогда и они будут брать с вас пример.

Осуждать дорогую одежду прихожан, мне думается, не стоит, да и никто не давал нам права делать замечания взрослым людям. А вот заниматься подрастающим поколением необходимо, но только не фанатично, без напора, мягко и ненавязчиво. Глядишь, и отойдут в прошлое цоканье каблуков, телефонные звонки, нарушающие тишину святого места. Ведь испокон веков существует истина: в чужой монастырь со своим уставом не ходят.

Из письма Арины Царенко,
Белоруссия

В храм мы идём не к прихожанам, не к священнику, а к Богу

Я в церковь одеваюсь просто, чтобы было удобно. Бывает, слежу за подсвечниками, может капнуть воском, значит, нужна одежда, которую не жалко. Обратите внимание, какие нарядные люди приходят на ночную пасхальную службу. Весь пост одевались скромно, в одежду неброских тонов, а в этот радостный день сразу столько ярких красок. В наш храм одна мама приводит двух детей в русских народных костюмах. Девочка в сарафане и мальчик в вышитой косоворотке – такое чудо!

У нашего настоятеля довольно модная матушка. Помню, я пришла на освящение куличей перед Пасхой и увидала её во дворе храма. Длинная юбка, короткая кожаная курточка, лёгкий платок. Сама она красивая, стройная. В мешковину ей одеваться, что ли?

В храм мы идём не к прихожанам, не к священнику, а к Богу. Вот поэтому я люблю ходить туда одна, чтобы никто не отвлекал. Мне и в голову не приходит рассматривать бренды. Тем более что я в них не разбираюсь. А Наринэ явно хотелось похвалиться тем, что она знает в них толк.

Из письма Лидии Матвеевой,
Оренбургская область

Её душа не отдыхает рядом с дорогими платками и украшениями

В принципе, Наринэ сама пишет, что не особо религиозна, просто есть места, «куда приходим мы на миг уединиться», как пел Тальков. Для неё это Покровский монастырь. Она сама пишет, что чувствует там себя благостно.

И вот она заметила не одну, а много женщин в дорогих платках, в неподобающей, на её взгляд, обуви и с массой украшений. Она подчёркивает, что не все замечают дороговизну этих платков и украшений, но сама она замечает, потому что имеет отношение к одежде класса люкс. И среди этих женщин чувствует себя не очень хорошо, не понимает, зачем они пришли. Её душа не отдыхает рядом с дорогими платками и украшениями. А другие женщины, пришедшие к Матроне со своей болью и бедами, глядя на красоток, якобы перешёптывались: и чего им не хватает? Заметьте, Наринэ это не услышала. Она сама додумала за измученных болью женщин. Вполне возможно, они даже не заметили дороговизны платков. Возможно, молчали и думали о своём. Но Наринэ-то в курсе, о чём думали бедные женщины. Она пишет, что знает, чего не хватает богато одетым дамам: «простых женских радостей, бескорыстной любви, детского смеха».

В общем, я почувствовала тщетность усилий Наринэ в деле обличения модно одетых женщин. Хоть она и знает, что дорого, а что дёшево, в отличие, например, от меня. Я как-то не сильна в дорогих марках одежды.

Однажды мне стало очень плохо, настолько, что даже дышать было трудно. И я как чумная ломилась в дверь храма, умоляя пустить меня к иконе Николая Чудотворца. Храм закрывался. Я была в неподобающей одежде. Я вообще не помню, в чём была. И бабушки меня пустили. Они поняли, что мне действительно это нужно, не стали учить, в чём ходить в церковь. И я им за это благодарна.

Хорошо, что в тот момент в храме не присутствовали такие люди, как Наринэ. Там были действительно верующие.

Из письма Татьяны Бутаковой

Получается, что даже в храме идёт выпячивание своего благополучия

Мне письмо Наринэ очень понравилось тем, что заставило задуматься. Люблю истории, которые потом прокручиваешь в голове, думаешь: а как бы поступил в таком случае, какое бы у тебя было отношение к увиденному? И я пришла к выводу, что полностью согласна с Наринэ.

Поясню. Не думаю, что всем этим великолепным дамам нужно иметь для походов в храм пакет с бедной одеждой. Ясно, что у них такой нет, всё дорогое, качественное. Они так привыкли, так живут. Но получается, что даже в храме идёт выпячивание своего благополучия: кто круче, кто дороже одет, у кого самый новый «Айфон», кто на какой машине приехал. Зачем?

Ну не верю я, что эти дамы не понимают, где они находятся. Привыкли, да. Но ведь не дуры. Как уж они добились финансового благополучия, это дело каждой из них, кто как сумел. Но ведь не сразу они такими стали. Ведь так? Поэтому я всё равно считаю: для храма можно найти одежду попроще.

Мои знакомые живут в Москве. Все прекрасно зарабатывают, владеют несколькими ресторанами. Там и автомобиль «Порше», и соболя с норками, и вообще дом – полная чаша. А к нам они приезжают на простой машине, одеты обычно. Чего светиться-то? К тому же мужчины любят ковыряться в земле, с удовольствием ездят на дачу. А какие на даче «лубутены»? Там калоши надел, тяпку в руки – и вперёд.

Опять же Наринэ пишет, что женщины, приходя в храм, красят губы, постоянно заглядывают в «Айфоны». Значит, и сообщения проходят, и звонки. А теперь представьте всё это в гробовой тишине. Я прекрасно понимаю, что других это может раздражать. Потому и удивляются люди: эти-то здесь зачем?

Я не так часто бываю в храме. Но когда иду туда, надеваю юбку и покрываю голову платком. Будь ты хоть светской львицей, хоть серой мышью, а пребывание в церкви всех уравнивает. Все просят одного: счастья, здоровья, любви, семьи. Есть такие сакральные места. Храм – одно из них.

Из письма Веры,
Тульская область

Мы забыли, что раньше в храм надевали всё самое нарядное

Я как постоянная прихожанка могу сказать следующее. Понимаете, получается что-то вроде игры с Богом: дома я вся такая дорогая и бриллиантовая, а к Богу приду попроще, поскромнее, чтобы людей своим благополучием не раздражать.

А может быть, надо поставить ситуацию с головы на ноги? Может, надо жить так, чтобы всегда быть скромным, всегда не выпячивать своё благополучие, не трясти перед людьми своими миллионами? На Западе это поняли, и там в повседневной жизни не очень-то отличишь миллионера от обычного гражданина. Неприличным считается золотые унитазы выставлять.

Мы забыли, что раньше в храм надевали всё самое нарядное, самое красивое. Знаете, было даже такое смешное выражение – «кобеднешное платье», то есть платье, которое надевали к главной дневной службе – литургии или, по-простому, обедне. Сейчас же обычные прихожане почему-то стараются одеться не только не нарядно, но нарочито просто до убогости. Вот и парадокс: с одной стороны, нарочитая бедность, с другой – вызывающие наряды. Ни то, ни другое неправильно. В храм нужно одеваться просто, но красиво, потому что служба – это праздник. Однако на празднике не надо хвалиться перед другими, вести себя вызывающе, показывать свою крутизну. Есть достаточно дорогие вещи, которые выглядят достойно, но не вульгарно дорого и никому бросаться в глаза не будут. Хотелось бы, чтобы до людей дошло, что всегда – в храме, вне храма – надо не шмотками хвалиться, а душу беречь от тщеславия.

Из письма Ирины,
Белоруссия

Фото: PhotoXPress.ru

Опубликовано в №38, сентябрь 2015 года