СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Слухи пошли самые нехорошие
Слухи пошли самые нехорошие
21.10.2015 17:53
У этой девочки много ангелов-хранителей

Слухи пошли самые нехорошиеУ меня есть знакомая, Татьяна, она тоже работает стюардессой. Однажды я поймала себя на мысли, что почему-то до сих пор не знаю, сколько ей лет. Это очень странно. Есть такие люди – вроде видишь человека, но не понимаешь, какого он возраста. То, что Тане давно за сорок, – это совершено точно. Хотя старше, чем на тридцать, она никогда не выглядела. Но вот что было в ней самым странным – она имела особый дар. Могла лёгким движением руки снять головную боль во время полёта, одним словом успокоить плачущего ребёнка, взглядом унять пьяного дурака или дебошира.

Помню, когда в моде не было ещё никаких экстрасенсов, у нас на борту случился скандал. Татьяна тогда работала в империал-классе. Вдруг некая дама бросилась к нам и со слезами на глазах стала просить пересадить её куда угодно: хоть в экономкласс, хоть в проход – только бы не лететь рядом с Татьяной.

– Мне плохо с ней, – умоляла она. – Я не могу. Я задыхаюсь!

Да и Татьяна стояла вся багровая, будто её бритвой порезали – всё лицо в красных полосках. А потом она рассказала нам и экипажу свою историю.

– Я с детства знала, какую травку куда приложить, заговоры всякие. Помню, одна девочка решила научить меня плохому. Налила в бутылку из-под водки воду, и начали мы с ней, как взрослые, «пить» и матом ругаться. А вечером мне приснился старец. «Что же ты матом ругаешься? – возмутился старик. – У тебя такая сила, столько ангелов-хранителей! С тобой никогда ничего плохого не случится. Не отгоняй их плохими словами и непотребным поведением. Люби их. Они всю жизнь тебе потом помогать будут. Не надо их обижать».

Проснулась в жуткой истерике, меня трясло. Я от мамы узнала: прадед мой был известным на всю округу знахарем. Но это ещё цветочки. Самое странное – впереди.

Я всю жизнь не любила лес, боялась его. Мы всегда жили в городе. А тут подружка как-то пригласила к себе на дачу. Тогда мне было лет шестнадцать. Пошли мы с ней в лес ландыши собирать, очень я люблю эти цветы. И тут услышала звук скрипки. Кто-то очень красиво играл. Вижу: на полянке сидит молодой парень, похожий на цыгана. Увидев меня, только и смог произнести:
– Татьяна, какая же ты красивая! Ты красивее, чем твоя мать. Иди ко мне. Я сыграю тебе, изолью боль своей души.

Я неосознанно сделала всего один шаг – и сразу же получила мощнейший удар в лицо. До сих пор не могу объяснить, что произошло тогда в лесу. Ветки деревьев хлестали меня по лицу, рукам, а я не могла сдвинуться с места.

Нашли меня только через два дня. Я была вся в рубцах и царапинах и не понимала, как могло пройти столько времени – целых двое суток. Казалось, прошло всего несколько минут. И куда подевался тот странный цыган?

А потом мне мама рассказала свою историю, и я обомлела. Сразу поняла, что случилось это со мной неспроста.

Жила мама в деревне и слыла первой красавицей. И вот влюбился в неё один цыган. Он имел свой дом, считался зажиточным. В городе ходил по ресторанам, играл на скрипке, да и на свадьбах подрабатывал. Но и погулять любил. При таких лёгких деньгах хозяйства не держал, ленился. Мама же на него внимания не обращала. Встретила простого парня и вышла замуж. Он был работящим, любил дом и животных, а в маме души не чаял.

В день их свадьбы тот цыган с горя ушёл в лес со своей скрипкой. С тех пор никто его больше не видел. Но в деревне стали пропадать девушки. Милиция искала маньяка в округе, слухи пошли нехорошие. Потом маму стали обзывать ведьмой. Как-то ночью даже подожгли их дом. Спасло родителей только чудо: в ту ночь они решили пойти к речке. Мама тогда мной была беременна. Ходила тяжело – сказывалась жара, только ночью у воды ей дышалось легче.
Так и оказались они с папой в городе. Той страшной темы избегали и подумать не могли о том, что почти такая же история приключится со мной.

С тех пор, говорит Татьяна, когда я предчувствую плохое или судьба хочет меня предупредить – покрываюсь пунцовыми полосками. Меня как будто снова ветки деревьев хлещут по лицу. Не знаю только – к добру или к худу. И в голове звучит музыка того цыгана.

Из письма Марины,
Москва
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №40, октябрь 2015 года