СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля «Чтобы хоть маленько полегчало»
«Чтобы хоть маленько полегчало»
22.10.2015 19:09
«Чтобы хоть маленько полегчало»Жила в селе Нововасильевском баба Дуня. И никто её не любил. Потому что была она от роду вздорной, крикливой, неряшливой и ленивой. Вечно в избе у неё было грязно, стояли холод и смрад. Убираться не любила. Даже на Первомай или Пасху паутину с потолка не снимала. Так, тряпкой повозит по углам и всё.

Ходить за огородом она терпеть не могла. Жила невесть как, на зарплату уборщицы в конторе. Муж ей попался под стать. И долго не прожил. По причине личной глупости, безпробудного пьянства и несоблюдения техники безопасности. Так она и вековала свой век, как засохшая ветка.

Но в церковь ходила и стояла там возле иконы Николая Угодника, беззвучно шевеля губами. И вот однажды во время службы, в самый торжественный и таинственный момент, на пении Херувимской, она как заорёт на всю церковь:
– Матерь Божья, помоги!

А голос у неё противный, трескучий, как по стеклу кирпичом. И опять:
– Матерь Божья, помоги!

Все на неё цыкают, шипят, кулаками грозят. Гляди, побьют. А она:
– Вспомнила, вспомнила!

Тут уж её скрутили, да и выгнали.

А уж потом батюшка допрашивал бабу Дуню, чего случилось-то.

– Ничё… с Николой бакую.
– А о чём?
– Нужду свою рассказываю.
– Расскажи и мне свою нужду.

Долго её упрашивать не пришлось.

– К мамке приехали доцку сватать. Маленькая я была. А меня не взяли. Цтоб я там циво не ляпнула… не взяли. Воткет мне обидно было, воткет! А я век вина не пила… И вота я плакала, плакала, обидно, уехали, меня не взяли! И воткет налила себе одну рюмку… выпила… Мне как-то маленька полекце стала. Пошла во дворе, плясала, плясала одна… Представила себе, как там на сватовстве пляшуть! Плясала, плясала, дак никто не видит. Вышла на улицу. Там давай… Плясала, плясала… Увидали! Говорят, это она таперь вином упоролася... А потом у меня так голова болела… С той поры так болит, глядеть на неё не могу…

Выслушал её священник и спрашивает.

– А чего же ты так громко кричала? Службу испугала…
– А это я крицала, цтоб Богородица меня услыхала! Цтобы опять полекцало… Хоть маленько.

Александр РОХЛИН
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №41, октябрь 2015 года