В храме работала ведьма
01.11.2015 23:30
Она стала метаться по комнате

В храме работала ведьмаЗдравствуйте, уважаемая газета! Я пенсионер, но, несмотря на солидный возраст и инвалидность II группы, до сих пор не теряю интереса к жизни. «Мою Семью» читаю часто, вы мне очень нравитесь за интересные материалы и, главное, за разнообразие тем. Хочу рассказать об одном очень странном эпизоде из своей далёкой юности.

Я живу в Твери с 1948 года. В сталинские времена мы жили в коммунальной квартире в двухэтажном доме. На первом этаже располагался магазин, а на втором – шесть коммуналок с общей кухней и коридором. На кухне у каждой хозяйки был свой личный уголок с примусом, керогазом или керосинкой – сегодня молодые, наверное, и представления не имеют, что это такое.

Все в нашей коммуналке жили небогато, но на удивление дружно, я не помню, чтобы кто-то ругался, скандалил. Мы жили в четвёртой квартире, а в шестой обитал мой старший друг, Евгений Карасёв, в будущем известный тверской поэт и писатель. Именно благодаря другу Жене я прочитал уйму книг, научился играть в шахматы и карты.

В одной из квартир жила дама, Матрёна Васильевна, все жильцы почему-то считали её ведьмой. Помню, мы с Женей недоумевали: ну какая из Матрёны ведьма? Самая обычная женщина… Но однажды мы прочитали «Вия», и гоголевская история произвела на нас неизгладимое впечатление, образ ведьмы-панночки крепко засел в головах. Одно время мой друг даже в туалет боялся ходить по тёмному коридору, хотя трусом никогда не был.

В тот день Женька сидел у нас в гостях, и как раз в этот момент к нам зашла Матрёна Васильевна – за солью. Она просила мать дать ей соль поскорее, так как у неё на кухне закипало молоко. Тут мне Женька тайком и шепнул:
– А давай воткнём иголку в дверь? Если Матрёна и в самом деле колдунья, то выйти из комнаты она не сможет.

Мне это показалось забавным. Пока мама искала соль, я нашёл иголку и незаметно воткнул её в косяк нашей двери. То, что случилось потом, до сих пор помню в мельчайших деталях.

Матрёна Васильевна получила соль, но неожиданно стала метаться по нашей комнате, бросая на нас с Женькой злобные испепеляющие взгляды. Она находила всё новые темы для разговора с мамой, хотя постоянно собиралась уйти. Просто у неё это не получалось – словно какая-то сила держала в комнате.

И вот, пока они с мамой разговаривали, я тихонько сказал Жене:
– Давай скорее вынимать иголку, а то нам будет плохо!

Я встал и, как бы невзначай проходя мимо двери, выдернул иглу. В этот самый момент Матрёна Васильевна, словно вихрь, пронеслась мимо меня и выскочила за дверь. Молоко у неё всё-таки убежало.

После этого случая мы с Женькой очень боялись, что даром нам этот эксперимент не пройдёт. Но вроде всё обошлось.

Потом мы с другом не раз обсуждали тему колдунов и ведьм. Помню, читали «Олесю» Куприна. Там было написано, что, по поверьям, ведьмы не могут перешагнуть порог церкви. Нас это очень удивило – ведь Матрёна Васильевна не просто могла это делать, а спокойно работала в нашем храме Троицы Живоначальной, более известном в городе под названием Белая Троица. Её обязанностью считался сбор денег с прихожан на службе; она ходила по церкви с подносом, и ничего сверхъестественного не случалось.

Но вот когда Матрёна Васильевна умирала, то страшно кричала – её крик был слышен даже на улице. Все, кто в тот момент находился дома, убежали, даже её родная дочь. Как потом люди говорили, жильцы очень боялись, что перед смертью ведьма передаст дар колдовства тому, кто находится рядом. Так Матрёна в одиночестве и умерла. И лишь после того, как она испустила дух, дочь рискнула войти в комнату – и то не сразу.

В те времена моргов ещё не было, и мёртвая Матрёна Васильевна три дня пролежала дома. Когда гроб вынесли на улицу, у неё из носа внезапно пошла кровь. Женщины тогда сказали, что это тоже верный признак ведьмы. Я хорошо помню тот день, хотя с тех пор прошло более шестидесяти лет.

Из письма Владимира Фёдоровича Нюхляева,
г. Тверь
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №43, октябрь 2015 года