СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Небо и земля Результат воздействия злых начал
Результат воздействия злых начал
10.11.2015 16:55
А на следующий день мама не проснулась

Результат воздействия злых началЗдравствуйте, дорогая редакция! Давно хотела вам написать и наконец решилась. Передайте, пожалуйста, моё письмо для комментария отцу Александру. Я думаю, что по моей вине ушли из жизни два очень близких мне человека.

Я была подростком, когда мама вышла замуж за отчима. Это был прекрасный, добрый человек, заядлый рыбак. Мы частенько втроём ходили с ночёвкой на рыбалку. Жили небогато, зато дружно. Мама часто лежала в больнице – чаще, чем находилась дома. Я выросла и стала жить с человеком, которого очень любила, мы и сейчас вместе.

Когда исполнилось 19, во мне появилась какая-то злость, даже ярость. Это чувство проявлялось с такой силой, что в глазах темнело. Потом было стыдно, сама себе удивлялась. Как будто это другой человек. Я обижала маму, как-то даже бросила в неё хлеб, а потом сама была в шоке от этого.

В день маминого рождения, 29 декабря 1989 года, я пришла к ней, но не поздравила, а наговорила много гадостей. Сейчас очень больно и обидно за неё. А на следующий день мама не проснулась, она впала в кому.

Из меня словно воздух выкачали, я замучила медсестёр звонками. Отпрашивалась с работы и ехала к маме в больницу. Сидела возле неё и плакала. Отчим ходил сам не свой, как во сне. Мог прийти к моей бабушке ночью, посидеть покурить и уйти. Потом – к своей матери, затем – к себе, и так по кругу. В ночь на 6 января он повесился, а 17 января ушла моя мама. Вот и всё.

С тех пор я ношу это в себе, и нет мне покоя, думаю, что виновата. И просить прощения не у кого.

Вспышки ярости продолжались, пока я не покрестилась. В церкви плакала, слёзы текли ручьём, а мне было хорошо. Когда вышла из храма, такая благодать в душе была – не описать.

Своего имени и координат не оставляю. Очень стыдно. 25 лет прошло, а я до сих пор иногда вою по ночам. Что же я наделала?

Без подписи

Комментарий священника

Здравствуйте, Ольга! Это я так условно решил к вам обращаться, поскольку трудно разговаривать с человеком без имени.

Короткое и одновременно страшное письмо. Прочитал, и самому стало страшно. Никому не пожелаешь жить с таким грузом – четверть века испытывать неудовлетворённую скорбь. Человек раскаивается, страдает, но реально изменить уже ничего не может.

Конечно, и после такой беды можно жить вполне спокойно, но только в том случае, когда совесть отсутствует полностью. У вас она жива, и она вас тревожит. Значит, есть надежда.

Совесть – интереснейшее явление нашего внутреннего устройства. Как же так происходит, что, действуя ей наперекор, начинаешь испытывать реальные страдания? Подумаешь – предал, подумаешь – обидел, оскорбил… Но стоит совершить нечто нарушающее внутренние нравственные устои – и приходит боль. Замечено: если регулярно в своём поведении и отношении с окружающими переступать через нравственную красную черту, то совесть перестаёт укорять. Её голос всё тоньше и глуше, а потом она и вовсе исчезает.

Если вы замечаете в своём окружении человека с таким заниженным порогом нравственной чувствительности, значит, этот человек уже приобрёл значительный опыт в совершении зла. И лучше держаться от него подальше. Зло заразно и разрушительно. Слава Богу, вас это не коснулось. Вы способны каяться, и, повторюсь, в этом есть надежда.

Ольга, вы пишете, что в юности вас посещали немотивированные приступы гнева, которые прекратились после крещения в церкви. Можно допустить, что эти приступы – результат воздействия злых начал. Потому что после храма и причастия гнев от вас отошёл.

Человек страдает и будет страдать по многим причинам. Здесь и гневливость, и зависть, и гордыня, и тщеславие, и сребролюбие, и другие духовные болезни. А в основе основ лежит нелюбовь друг к другу. И ещё – пристальное изучение грехов у других людей и оправдание собственных подлых поступков. Для нас стало нормой осуждать других и выгораживать себя. Все плохие, один я хороший. Страсти – одновременно и симптомы, и причины болезни духа. При этом важно не путать их с душевными болезнями, возникающими по причине нарушений в организме. Духовные болезни лечатся в церкви, остальные – в обычной больнице.

С чего начинается лечение страстей? Вспомните слова замечательной песенки:
Уезжаю в Ленинград, как я рада – как я рад.
Двое тихо говорили, расставались и корили:
Ты такая – ты такой, ты плохая – ты плохой.
Уезжаю в Ленинград, как я рада – как я рад.

Дело было на вокзале, дело было этим летом,
Всё решили, всё сказали, были куплены билеты.
Паровоз в дыму по пояс бил копытом на пути,
Голубой курьерский поезд вот-вот думал отойти.

Но когда чудак в фуражке поднял маленький флажок,
Паровоз пустил барашки, семафор огонь зажёг.
Но когда в двенадцать двадцать бьёт звонок один, другой,
Надо было расставаться, надо было расставаться:

Дорогая – дорогой, ты такая – я такой, я – плохая, я – плохой,
Я не еду в Ленинград, как я рада – как я рад.


Вот с этого и нужно начинать: я плохой! Это во мне нет любви. Господи, помоги мне стать другим. Это и есть начало покаяния.

Если бы мы стали жить согласно этому правилу, не случились бы трагедии в вашей семье. Не произошло бы и множество других подобных трагедий вокруг.

Мы беззащитны перед теми, кого любим. В своём поведении вы, Ольга, не одиноки. Чаще всего мы грубим именно самым близким, самым родным, а когда они уходят, мучаемся обличением совести.

Теперь о вашем несчастном отчиме. Прочитав письмо, я пересказал его моей хорошей знакомой. Много лет назад она пережила страшное потрясение после самоубийства мужа.

Эта женщина ещё раньше стала замечать за супругом некоторые подозрительные странности. Прятала от него оружие и вообще старалась не оставлять одного. Но спасти не получилось. Тогда её и настигло чувство вины: это я виновата, это я недоглядела. Женщина, как и ваш тесть, не находя себе места, в унынии бродила по родительскому дому и дому его родителей.

Она вспоминает, как однажды вышла на балкон, посмотрела вниз и поняла, что совсем не испытывает страха смерти и что сейчас тоже готова переступить роковую черту. Уже было собралась, но зазвонил телефон. Подняла трубку и вспомнила, что не одна: на её попечении остались дети, и она за них отвечает.

После всего пережитого эта женщина пришла в церковь и покаялась в своём намерении. После чего искушения отступили.

Её совет всем остальным: если человек не справляется со страшными мыслями о самоубийстве, он должен всё оставить и бежать в храм. Тем более что намерения эти вынашиваются даже не неделями, а месяцами. Эти мысли – от бесов. Потому если мы молитвенно поминаем таких, как ваш отчим, то поминаем «убиенными от бесов». Бог ему судья. Поговорите с вашим священником, он подскажет, как можно молиться о несчастном отчиме.

Ольга, теперь конкретно о вас. Ваше место в храме. Бог ждёт от вас посильного покаяния и молитв о близких, которых вы, как я понимаю, любили и перед которыми испытываете чувство вины. Помните, Бог милостив к кающемуся грешнику, и нет такого греха, который бы Он не мог простить. С уважением,

отец Александр ДЬЯЧЕНКО
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №44, ноябрь 2015 года