Бог простил, а я не могу
08.12.2015 18:23
«Вам хорошо, вы своего ребёнка не проклинали»

Бог простил, а я не могуЗдравствуйте! Очень нужны совет и помощь. Мне 63 года, родилась и живу в деревне. Долгие годы была замужем, вырастили сына и дочь. Разошлись, муж гулял, теперь живёт отдельно. Сыну сейчас 41, дочке – 36. Проблема моя вот в чём.

Когда сыну было лет восемь, в прекрасный солнечный летний день вышла я на крыльцо, чтобы за чем-то его послать. А он бегает перед домом по лугу, смеётся, руки раскинул, кружится. Я попросила несколько раз, но он так и не пошёл. В злобе, не помню, про себя или вслух, я сказала: «Будь ты проклят!» И так три раза. После первого раза у меня в голове раздался голос: «Остановись». Но я всё равно сказала эти слова трижды. Самое страшное, что всё это случилось в день Вознесения Господня. Сказала и забыла на долгие годы.

Когда сыну исполнилось 12, я крестила его и семилетнюю дочку в соборе Смоленска. Сама тогда тоже крестилась. Мы подошли к причастию, у нас спросили, ели ли мы. А мы позавтракали. Откуда было знать, что нельзя? Нам бы переночевать в Смоленске и с утра сходить на причастие, но об этом я и не подумала. И только когда дочка приехала поступать в смоленский колледж, мы с ней исповедовались и причастились. Сыну я тоже сказала, что обряд крещения не закончен, и он ещё раз съездил в смоленский собор.

Женился сын рано, в 18 лет, но, слава богу, удачно. У них с невесткой замечательный сын, в семье всё благополучно. И вот примерно в это время я вспомнила о своём проклятии. И если до того жила спокойно, то теперь меня стали мучить раскаяние и чувство вины. Поехала в Смоленск, исповедовалась, этот грех мне отпустили. Год я молилась, как было велено, но чувство вины не исчезало. Снова исповедалась. Старенький священник сказал:
– Дети бывают так докучны, что трудно сдержаться. Бог прощает твою вину.

Бог прощает, а я не могу себя простить, нет покоя в душе. Теперь знаю, что никто не может наказать человека сильнее, чем он сам себя.

С сыном у нас хорошие, доверительные отношения. Когда он приезжает ко мне один, много разговариваем. Он верующий, честный, порядочный человек, очень трудолюбивый, много лет ездил в Москву на заработки, потом смог организовать свой небольшой бизнес, купил себе хорошую квартиру. Никогда я не слышала от него ни одного плохого слова.

Однажды сказала ему:
– Я тебе сейчас кое-что расскажу. Может быть, ты и знать меня после этого не захочешь.

Дитёнок мой, каково тебе было услышать такое от матери!

И тогда он тоже рассказал мне, как однажды летом – сын не помнит, до крещения это было или после, – пошли они с ребятами летом на речку, что в двух километрах от нас. До революции там стояли церковь и небольшой женский монастырь. Бегали они, купались, и вдруг сыну стало так плохо, что он решил вернуться домой. Кое-как прошёл с километр, а дальше не смог, лёг у обочины на траву. И только потом доплёлся до дома.

А чуть позже видел в дверях своей спальни чёрта. Мне ничего не рассказал. И такое странное состояние было у него не раз.

После моего рассказа сын съездил к бабке. Через какое-то время сказал:
– Месяца четыре мне было хорошо, а потом опять началось. Не дай бог никому.

Больше ничего не говорил, а спрашивать я его не могу из-за огромного чувства вины.

Однажды он ночевал у меня, до этого выпил (сын не пьяница, но бывает), мы разговаривали. И вот я стала молиться на ночь. Молюсь я всегда утром и вечером: прошу у Бога прощения себе и детям, поминаю умерших, прошу здоровья живым. Заканчиваю молитвой «Отче наш».

Дело было к полуночи, я читала «Отче наш» и всё время сбивалась. На третий раз стала читать молитву вслух, сын спрашивает:
– Мам, ты «Отче наш» читаешь? Я тебя боюсь.

Мне стало страшно. Говорю:
– Это не ты меня боишься, а тот, кто внутри тебя.

Сняла со стены икону Тихвинской Божьей Матери (досталась мне от мамочки), дала сыну в руки, зажгла две церковных свечи. Прочитала над ним несколько раз «Отче наш», умылся он святой водой, попил её. Легли спать. Хотя какой там сон!

К этому времени у нас в районном центре появилась церковь. Поехала я к священнику отцу Николаю, он посоветовал съездить в Сергиев Посад, сказал, что там есть один священник, бесогон. Но я заболела, и в Сергиев Посад мы собрались только через год. Но прежде чем ехать, снова поговорила с отцом Николаем. Теперь он мне сказал, что, во-первых, отзывы о том священнике противоречивые, а во-вторых, если после отчитки сын будет вести неправильный образ жизни, всё вернётся. Но повторяю, сын порядочный, честный человек, исповедуется, причащается, его уважают. Пишу так не потому, что хочу его выгородить, это чистая правда.

Рассказала ему обо всём, сказал:
– Мама, давай ничего не будем менять.

Как же мне жить с таким грузом, таким горем? Я испортила жизнь своему сыну. Чувство вины гложет. И всё это из-за минутной вспышки гнева. Общаюсь с людьми, они смеются, а я думаю: счастливые, хорошо вам, вы своего ребёнка не проклинали. Это я о себе, а каково сыну?

Может, кто сталкивался с такой бедой. Посоветуйте, как нам поступить, что предпринять, чтобы избавиться от нечисти?

Из письма Евгении,
Смоленская область
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №48, декабрь 2015 года