СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Андрей Чадов: В тот день со мной случилось нечто из ряда вон выходящее
Андрей Чадов: В тот день со мной случилось нечто из ряда вон выходящее
14.12.2015 16:18
Андрей ЧадовС каждым годом популярность Андрея Чадова растёт, на экраны выходят новые фильмы и сериалы с его участием. В этом году звезде сериала «Курсанты» исполнилось 35, он молод, известен и не женат. А главное – всего в жизни добивался сам. Андрею было шесть лет, когда они с младшим братом Алексеем лишились отца, их маме пришлось в одиночку поднимать сыновей. Зато сейчас уже они помогают маме, перевезли бабушку с дедушкой в Москву. Чадов – один из интереснейших актёров нового поколения. Какое слово он хотел бы сказать в искусстве? Смог бы жениться на поклоннице? Об этом и о многом другом Андрей рассказал в интервью «Моей Семье».

– Могли в детстве представить, что станете известным актёром?
– Нет, абсолютно, поскольку вообще не мечтал о кино. Не я выбрал профессию, а она – меня. После школы считал за счастье просто поступить в театральный вуз, потому что там бешеный конкурс. Поступление казалось нереальным событием. Ещё большее чудо – не вылететь: когда я учился на первом курсе Щукинского училища, при мне людей отчисляли даже с четвёртого! Три опоздания – всё, до свидания. То есть чудо, что я вообще поступил и учился в театральном, а уж о кино даже не мечтал. Это было из области фантастики. Мечтал просто окончить вуз.

– И кто же виноват в том, что профессия выбрала вас?
– Майкл Джексон. В этой профессии я только благодаря ему, как бы смешно это ни звучало. Когда увидел клип «Билли Джин», эту его походку, – просто обалдел. Потом – девяностые годы, первый хип-хоп, первые клипы на «Эм-ти-ви»… Мы с братом пошли танцевать, мне было двенадцать, Лёше – одиннадцать. Лёха более подвижный, он тут же побежал по району искать танцевальную студию – всё обежал, нашёл: пластический театр.

Мы пришли, а там у станка одни девочки. Спрашиваем: «Можно мы будем танцевать хип-хоп?» Это было очень смешно! Руководитель нам объяснил: для того чтобы танцевать хип-хоп, как и любой другой танец, сначала надо встать к станку. Какой это был облом! Но он нас убедил. И, по большому счёту, от улицы нас спас именно этот кружок. Просто надо понимать, что тогда собой представляло Солнцево (окраинный район Москвы, в 1990-е годы печально известный криминогенной обстановкой. – Ред.). Дело даже не в перестрелках на улицах – в школах-то что творилось! На каждой перемене безумные драки, выходишь погулять – двое снимают с себя майки, вокруг собирается полшколы, и понеслось.

– Вас с братом трогали?
– Мы были очень маленькими, и нас как-то не задевали, мне щелбан дашь – упаду. Был у нас такой авторитет Банзай, его вся школа боялась. Во дворе тоже свой «шакал» был. И всё это на фоне криминальных разборок.

Андрей Чадов– А тут вы ещё у станка… Да за это тогда могли убить!
– Наша студия переехала из Солнцева в Переделкино. В одной из математических школ директор устроил театр и составил программу обучения, в которой были такие предметы, как хореография, философия, – у меня в школьном аттестате есть ещё и театральные предметы. Поэтому мы после девятого класса и слиняли из солнцевской школы. Ни на что времени уже не оставалось, приходишь из школы, переодеваешься – и в театр часов до десяти. Мы так хотели всего этого, что ходили и в старшую группу, и в младшую, и на аэробику – с тётками ноги задирать. На всё, что было в кружке, ходили. А когда переехали в Переделкино и попали в детский драматический театр, вообще стали там пропадать. Мы с Лёхой сами всё там ремонтировали, перестраивали…

– Во сколько лет начали зарабатывать?
– В тринадцать мыл машины, потом играл Деда Мороза, преподавал… И когда поступил в Щуку, не мечтал ни о какой карьере, просто хотел учиться – ведь это подарок судьбы.

– Вы говорили, что в детстве не имели возможности купить фотоаппарат. А чего ещё не могли позволить себе тогда, но можете сейчас?
– В детстве денег вообще ни на что не хватало, жили бедно. Сейчас могу себе позволить всё – конечно, в разумных пределах. Мне не нужны самолёты, яхты и виллы, поэтому живу очень свободно в этом смысле.

– Где вы провели в этом году отпуск?
– Ездил в Одессу – удивительно красивый город! Но я там был несколько дней, полноценным отпуском это не назовёшь. Случился небольшой перерыв между съёмками – и вот оно, море. Очень хотелось к нему попасть и желательно без долгих перелётов.

– Вы снимались в Великобритании, жили в Лондоне. Поделитесь впечатлениями от этой страны.
– Я жил в Лондоне, когда снимали фильм «Больше Бена», позднее приезжал на премьеру, это случилось уже через год или два. Конечно, сильное впечатление – будто на Марс прилетел. На всё смотрел огромными глазищами. После первого съёмочного дня даже стало плохо от переизбытка эмоций. Языка не знал, нервничал – меня же утвердили по маленькой фотографии из интернета. Куда лечу? Зачем? А по прилёте меня встретила переводчица, я через неё спросил: разве можно утверждать актёра по одному снимку? Мне ответили: «Посмотрели на фотографию и всё поняли». Балабанов такой же был.

– Слушайте, невероятная история получается! Приезжает актёр, утверждённый по маленькой фотографии, языка не знает…
– Ну, как не знаю, я свободно не говорю, но всё понимаю. Потом через неделю переводчик уехал, но я всё равно чётко понимал, чего от меня хотели. Когда в немецком фильме играл, тоже всё понимал, на каком-то животном уровне: человек мне что-то говорит, а я «считываю» эмоцию. Был ещё опыт с американцами, с Кристофером Ламбертом – я играл «плохого русского». Но хочется же получить интересную роль, а не играть стандартных однотипных героев. Если предложат что-нибудь стоящее, конечно, с удовольствием соглашусь.

«Больше Бена» – невероятно интересная история и при этом всё-таки очень «наша». Оба главных героя – русские, но русского актёра взяли только одного, меня. Второй, Бен Барнс, – англичанин. Его актёрской задачей было смотреть, как я работаю, наблюдать за поведением и попытаться уловить наши особые национальные черты. Это помогло ему понять, как надо играть русского. Когда я приехал, они на меня смотрели как на инопланетянина. «Вы даже курите по-другому», – сказали. Но и для меня это был очень полезный опыт. В Британии другой подход к работе, другой метод. Люди, менталитет – всё другое.

– Случались ли у вас жизненные кризисы? Как вы их преодолевали?
– Конечно: в шестнадцать, двадцать пять и тридцать лет. Но время лечит – само проходило. А с годами, кстати, всё быстрее проходит. Чем больше испытаний выпадает на долю человека, тем сильнее он становится и тем легче преодолевать трудности. Учась в Щуке, я мог страдать от несчастной любви два года, а сейчас – пару месяцев.

– По часам, что ли, засекали?
– Да, вот такая тенденция. (Смеётся.) И это мне нравится! С возрастом понимаешь, что жизнь очень коротка, а в некоторых ситуациях ещё и внезапно коротка. Зачем тратить её на негатив и страдания? Ведь жизнь настолько многогранна и разнообразна сама по себе, в ней столько прекрасных людей, никогда не знаешь, кого встретишь! Если что-то теряешь, то всегда получаешь от судьбы что-нибудь взамен – ещё лучше. Бог забирает серебро, но даёт золото. Испытания делают человека сильнее, в результате он растёт духовно. Если не будет проблем, не будет и роста, ни профессионального, ни духовного, ни творческого – никакого. Если всё всегда хорошо, это деградация. Отсутствие кризисных ситуаций в жизни – это полная «задница».

– Можете представить, что женитесь на поклоннице?
– Да я всё могу представить!

alt

– Вот сейчас поклонницы затаили дыхание. Что подсказывает опыт отношений: вам легче ужиться с актрисой или с девушкой другой профессии?
– Он подсказывает мне, что с актрисами связываться не надо. И с певицами – тоже. (Улыбается.)

– А что больше всего раздражает в отношениях?
– Глупость.

– Что труднее всего простить?
– Предательство.

– На ваш взгляд, чего сегодня не хватает отечественному кинематографу?
– Разнонаправленности – хотелось бы, чтобы снималось больше картин в разных жанрах, чтобы кинематограф стал шире. Интересно увидеть на большом экране сказки, фэнтези, фантастику. А то мы очень много снимаем в одном направлении – то стреляем бесконечно, то делаем одни комедии. Хочется, чтобы был выбор. Главная проблема в том, что не хватает хороших сценариев, но это мировой кризис. Хотя, казалось бы, когда общаешься с молодыми киношниками, у всех по сто пятьдесят идей.

– Известно, что актёры с возрастом становятся режиссёрами. О чём бы вы сняли своё кино?
– О любви.

– А разве сейчас о любви не снимают?
– Снимают. Вообще всё кино – о любви. Даже если это ужастик и в нём по законам жанра нет любовной линии, всё равно это кино о любви к жизни – через страх смерти.

– Тогда о какой любви вы бы сняли своё кино?
– Любовь – понятие очень широкое. Я бы снял кино не только о любви между мужчиной и женщиной, но ещё и о духовном росте, о том, что меняет человека, – вот что мне интересно. Бытует мнение, что мы не меняемся, однако я порой встречаю людей, которых что-то изменило, причём кардинально. Вот об этом и снял бы кино, потому что всегда интересно взглянуть на такой перелом в человеческой судьбе. Со мной случалось нечто подобное, когда я в шестнадцать лет тонул в Чёрном море. Меня спасли, но на берег я вышел совершенно другим человеком, потому что случилось нечто из ряда вон выходящее. Это было мощное потрясение, которое меня изменило.

– Расскажите, пожалуйста, об одной из последних ваших актёрских работ, в сериале «Провокатор».
– Это очень интересная роль – я постоянно менял образы. Жанр сериала – психологический триллер, всего двадцать серий. Сюжет простой: обычный парень Антон мстит за отца, на него выходит организация, предлагает сотрудничество. Мой герой – такой русский Джеймс Бонд, ему дают задания, и он их выполняет. Анастасия Заворотнюк играет агента-куратора, у нас с ней по фильму дружеские отношения, а любовные – с героиней Тани Арнтгольц.

– Какие актёрские задачи для вас самые сложные?
– Трудно смеяться, когда хочется плакать, и плакать, когда смешно. Было такое. Позвонили перед самой съёмкой, сообщили плохую новость, а ты должен собраться и выйти на площадку в хорошем настроении.

– Правда ли, что вы перевезли бабушку и дедушку в Москву?
– Да, перевёз. Когда-то они жили в Уральске, в Казахстане, а потом в Пензе. Нам с мамой и братом всегда было досадно, что все родственники живут далеко. И вот наконец родители матери переехали к нам: и ей веселее, и у нас появилось ощущение семьи.

– Как бабушка с дедушкой воспринимают вашу известность?
– Они гордятся внуками. А почему бы, собственно, и нет? Мы собираемся вечерами, как во всех нормальных семьях, за ужином. Дед очень любит рыбалку, и я вожу его на платные пруды. Он восхищается: «Ух как клюёт! Как в Казахстане!»

– У вас очень положительный образ. А есть ли у Андрея Чадова минусы? Как бы вы себя описали?
– Скажем так, я – открыто-закрытый человек. Не считаю нужным всем открываться – только своим. Хотя иногда бываю чересчур расположен к людям, могу поделиться сокровенным с человеком, которого едва знаю, посоветоваться с ним. Одна девушка мне сказала: «Со стороны кажется, что ты закрытый, а на самом деле, когда узнаёшь тебя – открываешься. Создаётся впечатление, что ты смотришь свысока на всех, но это не так». У всех есть блок, защита от других людей. Вообще очень интересно узнавать о себе какие-то вещи, это бывает забавно. Сам-то о себе можешь думать что угодно, а люди видят тебя по-другому.

– Вы бы приняли участие в каком-нибудь из многочисленных шоу со звёздами?
– Думаю, вряд ли.

alt

– Знаю, что увлекаетесь астрономией. А в астрологию верите?
– Астрономией начал увлекаться ещё в школе, но в астрологию и знаки зодиака не верю. Это очень обобщённая и упрощённая позиция – делить людей на какие-то категории, ведь каждый человек, его судьба уникальны, индивидуальны. Мало кто знает точное время своего рождения, вплоть до часа, минуты, секунды, что уж говорить о том, под какой звездой ты родился… Нет, в астрологию не верю.

– Какой праздник вам особенно запомнился?
– Моё тридцатилетие. Я позвал вообще всех, кого знал, в один из ресторанов Москвы, и мы так круто гульнули! Если же выбирать из всенародных праздников, то очень люблю Новый год: по-настоящему семейный праздник.

– Говорят, вы любите вкусно поесть. А сами готовите?
– Вообще я питаюсь правильно, ведь моё тело – мой инструмент, поэтому запускать себя нельзя. Занимаюсь спортом: теннисом, плаванием. Конечно, я умею готовить, например, могу сделать рыбу на пару.

– Вам тридцать пять. Какие жизненные итоги подвели? Строите ли планы на будущее?
– Никаких итогов не подводил, для меня переломными моментами стали двадцатилетие и тридцатилетие. Планы, конечно, строю, это нормально для мужчины.

Поделитесь?
– А зачем о них говорить?

– Неужели боитесь сглазить?
– Да.

Расспрашивала
Дарья ПАРЧИНСКАЯ

Опубликовано в №49, декабрь 2015 года